С 3 по 5 октября сего года в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе (где я имею счастье работать экскурсоводом) проходят «Дни иранского кино», приуроченные к 34-й годовщине «Недели священной обороны Ирана» в Ирано-иракской войне.

На открытие культурного мероприятия приехала многочисленная иранская делегация, группа российских курсантов и, как ни странно, прибыло подразделение военнослужащих-срочников, несущих службу в Генеральном штабе Министерства обороны. Приветственное слово гостям сказали заместитель директора Центрального музея ВОВ генерал-майор Михаил Михайлович Михальчев, Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в Российской Федерации Мехди Санаи, а также приглашённые иранские кинематографисты (ниже – фотография со страницы господина посла).

Открыла «Дни иранского кино» кинолента «Че» режиссёра Эбрахима Хатами Кия. К Эрнесто Геваре фильм не имеет никакого отношения, однако он посвящён не менее славному – с точки зрения иранцев – революционеру, национальному герою Исламской республики Мустафе Чамрану. Картина рассказывает об отдельном эпизоде из богатой на исторические события жизни Чамрана – о неравном бое за город Паве в августе 1979 года. 

В дни Исламской революции в Иране, пользуясь общей неразберихой и слабостью центральной власти, иранские курды начинают войну за создание собственного государства – Курдистана. В фильме показано, как в маленьком приграничном городке Пави несколько десятков Стражей Исламской революции с помощью только что прибывшего Мустафы Чамрана героически выдерживают оборону и защищают мирных жителей от жестокой и беспощадной курдской армии (что поделать, сценарии для фильмов пишут победители!). 

Картина, поставленная на среднем, но довольно достойном уровне, представляет исторические события в весьма непривычном для нашего зрителя свете. В массовом сознании Корпус Стражей Исламской революции имеет (и не то чтобы незаслуженно) ореол тёмной силы, особенно после недавнего оскароносного фильма «Операция «Арго»» Бена Аффлека (2012). В иранском «Че» Стражи показаны в том же образе, что и большевики в советских лентах о Гражданской войне, – молодые борцы за светлое будущее, отважные романтики с горячими сердцами. Даже красный цвет входит в их революционную атрибутику. Такая интерпретация, честно говоря, вызывает по ходу просмотра сильный диссонанс.

Однако, при неоднозначной идеологии и многих изъянах режиссуры, автору удаётся затронуть одну весьма интересную тему, к сожалению, не ставшую центральной во всей ленте. И Мустафа Чамран, и лидер курдских националистов являются интеллигентами-очкариками, учёными с выдающимся светским образованием, к тому же бывшими коллегами. Фильм прекрасно демонстрирует, кем порой становятся такие с виду безобидные интеллигенты в неспокойное время. Мустафа Чамран ещё до Исламской революции проходит на Ближнем Востоке длинный боевой путь, становится опытным воином, сохраняя, однако, высокие личностные качества. Режиссёр делает его смиренным, проницательным и человеколюбивым обладателем всех мыслимых благодетелей. Чамран по духу своему, с учётом национального колорита, напоминает Линкольна из одноимённого фильма Стивена Спилберга (2012). Другое дело – предводитель курдов. Также бывший интеллигент, он, при всей своей учёности, становится радикальным и, главное, совершенно непримиримым националистом. По духу и в чём-то внешне он походит на Звиада Гамсахурдия, тот ведь тоже – был учёным, доктором наук. 

Следует отметить, что и герой, и, особенно, антигерой сыграны великолепно, а их диалоги во время встреч лицом к лицу смотрятся по-настоящему зрелищно. Чего нельзя, увы, сказать о пресных перестрелках и других сценах, где преобладает экшн. Возможно, сцены боёв за Пави затрагивают какие-то струны у иранского зрителя, однако здесь, в далёкой России, какого-то отклика не вызывают. Даже с учётом идеологизированности, история представляет определённый интерес, но снята, в целом, не в той степени талантливо, чтобы заставить здесь ею проникнуться.  



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире