Какие-то праздники зафиксированы в календаре раз и навсегда, некоторые даты варьируются год от года. Есть один день, который наступает ровно каждый год, но не записан ни в один из писаных календарей. Это день премьеры очередного фильма Вуди Аллена.

Вуди Аллен никогда не был равнодушен к женщинам – и музы творчества не стали исключением. Аллен не сохранил верность какому-то одному виду искусства, став одновременно классиком кино, классиком театра и классиком американской литературы. Для семидесятивосьмилетнего Вуди Аллена лучшие годы режиссёрства уже миновали (тезис, впрочем, небесспорный после прошлогоднего Алленовского шедевра «Голубоглазая жасмин»), однако он продолжает снимать хорошее кино: стабильно, по одному фильму в год. Хотя есть в этом и что-то до боли обидное – когда дивный гений делает просто «хорошее кино»… Так или иначе, в этом году ежегодный праздник имени Вуди Аллена выпал на 25 сентября – в этот день в России вышла в прокат его новая комедия «Магия лунного света». 

Сюжет картины развивается на юге Франции в тёплые дни 1928 года.  Здесь прославленного иллюзиониста и, по совместительству, искусного изобличителя спиритистов Стэнли (Колин Фёрт) приглашают в богатую французскую семью, дабы он избавил её членов от пагубного влияния молодой и очаровательной американки Софи, якобы обладающей экстрасенсорными способностями (Эмма Стоун). Однако очень скоро шарлатанка(?) заставляет опытного разоблачителя усомниться в собственном здравом смысле. Повествование ленты складывается, в целом, из множества хорошо поставленных и отлично сыгранных комических и лирических эпизодов, однако многие сцены в «Магии лунного света» выходят далеко за пределы заявленного жанра.

Для героя Колина Фёрта незаурядный случай с молодой спиритисткой постепенно становится не только испытанием его выхолощенного рационализма, но и поводом, чтобы он высказал всё то, что накопилось в нём за многие годы: жизнь жестока, тяжела, цинична и, что самое несправедливое, – конечна. «Мы рождаемся и сразу получаем смертный приговор», – сетует Стэнли. Глядя на небо и не видя там ничего, кроме холодного света далёких звёзд бескрайней Вселенной, он делает для себя ещё один беспощадный вывод – жизнь, по большому счёту, бессмысленна. В словах Стэнли звучит одна из сквозных проблем, нашедшая своё художественное отражение во многих произведениях Аллена, как кинематографических, так и литературных. Тема, давно не дающая автору покоя и, как представляется, глубоко личная. Герои Вуди Аллена, которых в лучших своих фильмах он сыграл сам, постоянно впадают в безвыходный пессимизм. Вспомним, как меланхолик Микки в гениальной «Ханна и её сёстры» (1986), узнав, что он ещё будет жить, пробегает несколько десятков метров размашистой походкой профессора Плейшнера и внезапно останавливается, прибитый к земле вопросом – «А зачем?». И этот вопрос – «А зачем?» – видимо, становится тем острее, чем старше становится режиссёр.

 

Главная героиня, Софи, в какой-то момент начинает со всей искренностью внушать Стэнли широкий взгляд на бытие и, критикуя его «чистый разум», пытается привить ему мысль о том, что мир не ограничивается тем, что дано нам в ощущениях. Пессимист Стэнли как заклинание повторяет ницшеанское «Бог умер» – в конце концов, именно с существованием Бога, в которого не верит, он увязывает присутствие в человеческой жизни смысла. Герои фильма порой ведут интересные философские разговоры, впрочем, беседы идут в основном «по верхам». Это несколько разочаровывает, ибо именно Вуди Аллен в своё время изобрёл жанр интеллектуальной комедии, в центре которой стоят сложные и глубокомысленные диалоги. «Магия лунного света» украшена прекрасными психологическими и драматичными эпизодами, но (к сожалению? к счастью?) лишними подтекстами не отягощена и вполне соответствует стандартам массового кино.  

 

Вместе с тем исполнитель главной роли, Колин Фёрт, виртуозно передаёт всю гамму эмоций своего героя, метаморфозы, связанные с внутренней борьбой между рациональным сознанием и иррациональной верой в невидимые потусторонние силы, с поисками смысла жизни наконец. И, кажется, режиссёр допускает досадную ошибку, когда в самом конце позволяет главному герою этот смысл найти. В нарочито «голливудском финале» Стэнли понимает, что смысл жизни – в любви. Всё-таки, кинокамера должна была быть выключена раньше, чем «Магия лунного света» выедет на обкатанные голливудские рельсы. А Вуди Аллен зря сам отвечает на извечный вопрос – лучше бы он остался для зрителя открытым, а фильм оставил на душе определённую отметину…

И всё же чего у новой ленты не отнять – так это удивительной магии кино. Эта магия, нечто волшебное и неосязаемое, казалось, уже давно ушло из кинематографа – но вновь вернулось в новом «хорошем фильме» Вуди Аллена.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире