Жила-была девочка, звали её Гаечка. Хорошая девочка из благополучной семьи: мама, папа (отчим, но воспитывал девочку с 6 лет и Гаечка называла его папой, что важно для последовавшей истории), две сестрички, бабушка. Девочка хорошо училась, окончила Финансовую Академию, поехала стажироваться в Оксфорд. Вернулась, ей 24 года было, когда её посадили – нет, не за наркотики, а вообще просто так. Расскажу, как – чуть пониже. Девочка отсидела 6 лет, сейчас ей 31 год. Должна была выти 31 декабря ровненько.

Но не выйдет. Будет сидеть.

3199677

Почитала сегодня бумагу следовательницы. Даже не знаю, как эту бумагу процессуально назвать. Она просит продлить Гаечке содержание под стражей, потому что Гаечку, пока она сидела, выписали из её квартиры, а чтобы продлить лишение свободы, следовательница решает возобновить следствие. По делу, за которое Гаечка уже отсидела. При этом следачка три раза ссылается на решение Второго Конституционного суда. И это не опечатка – три раза в бумажке повторено. Чтобы вы понимали: нет никакого ни второго, ни третьего Конституционного суда, а есть, например, 2-ой кассационный суд, но зачем это следователь будет себе голову глупостями морочить.

Чтобы вы понимали: вас посадили вообще ни за что на шесть лет, ну ладно, срок закончился, только у вас за шесть лет не осталось ни дома, ни прописки, поэтому к вам приходит следователь и говорит: идти тебе всё равно некуда, давай теперь посмотрим попристальнее на твоё детство золотое, мил-человек, не дёргал ли девочек за косички, не рисовал ли чего на заборе? А то надо тебе стражу продлить, ты уж лучше сам чего придумай, бумага всё стерпит, вот даже Второй Конституционный суд, нормальная же бумага.

История эта началась с развода родителей Гаечки, из-за этого она и села. Родители разводились ужасно – но не вина в том детей. Сразу к итогу: мама с двумя дочками в бегах, бабушка 80-ти лет под обвинением, папаша получил всё, включая алименты на дочерей, которые он платит на счет подконтрольной ему фирмы.
Гаечка — Гаянэ Зайнабутдинова – пошла под суд как гендиректор гендиректор компании, якобы незаконно отчуждавшей имущество. Это была её первая в жизни работа.

Мама девочки была участницей ООО, у ООО в собственности недвижимость, доли ООО – супружеская собственность. Мама от большого ума назначает гендиром в ООО Гаечку, они продают недвижимость и покупают другую. Папаша приглашает рейдеров и – судя по всему – заряжает прокуратуру. Дочка получает приговор: «Путём мошенничества похитила право на право на получение действительной доли в ООО, причем сами доли предметом хищения не являлись» (понимайте, как хотите, я тоже не понимаю).

Параллельно папаша отыграл назад все сделки в арбитраже. Всё. И девочка отсидела. Выходи.
Но нет.
Всё, что хотела Гаечка – встретить Новый год вне тюрьмы. Пусть не дома (его нет), пусть не с родными (они в розыске), а просто не в тюрьме.
Нет.
Когда срок подошёл к концу, возбудили новое дело. Теперь ст 174 (Легализация).
Легализация, которую ей вменяют сейчас, была частью якобы мошенничества, за которое она уже отсидела. Но по ст 174.1 УК нельзя избрать меру пресечения, если есть место жительства на территории РФ.
А ни дома, ни прописки у Гаечки нет.

Ну то есть не было до последнего времени. Однако мир не без добрых людей. Знакомые девочки, имеющие подходящую жилплощадь, решили её к себе прописать. Вот что рассказывают адвокаты Гаечки: «Защита обеспечила подписание договора безвозмездного пользования жилыми помещением со знакомыми девочки, эти знакомые — собственники квартиры — пришли в суд и были допрошены, подтвердили, что договор заключали, понимают его сущность и последствия, подтвердили обязательства зарегистрировать и возможность отбывания домашнего ареста, если это будет нужно. подписанный сторонами договор был представлен в суд. Стороны подписи подтвердили.

Но суд решил, что этот договор нельзя принимать во внимание потому что (тадам!) «стороны договора лично условия договора не согласовывали». что и понятно — потому что девочка была в СИЗО и доступ к ней только у адвокатов».
Гаечка останется в тюрьме, потому что потому. Больше ни по чему.

Так решил судья Казан – Кузьминский райсуд. Папашу зовут Алтай Октай оглы Гусейн-заде, он сейчас поменял документы и теперь называется Артур Исаков. Следствие ведёт СЧСУ УВД по ЮВАО, и к прокуратуре этого замечательного округа в связи с этим делом тоже навалом вопросов.
Но вообще стыдно, господа. Отпустите Гаечку.

Гаечку защищают адвокаты Наталья Земскова и Анастасия Георгиевская.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире