12:26 , 07 ноября 2010

Октябрьский переворот или революция

Результат опроса, проведенного исследовательским центром Superjob.ru

Созрел ли, по Вашему мнению, российский народ для демократии?

Нет — 52

Да — 24

Затрудняюсь ответить — 24




Термин Октябрьская революция появился позже. Сначала и сами большевики довольно долго называли произошедшие в 1917 году в Питере события переворотом.

Думаю, это верно. Сначала был заговор и переворот, а затем уже позже, закрепившись у власти, большевики начали проводить в стране революционные преобразования. Насколько успешно, разговор отдельный.

Причина заговора была весомой. Существовало два важных нюанса, игнорировать которые не мог даже Ленин.

Во-первых, у одних большевиков сил не переворот просто не хватало. Из Москвы, например, в ту пору докладывали: «Трудно сказать, выступят ли войска по зову Московского комитета большевиков. По зову Совета выступят, пожалуй, все».

Во-вторых, после Февраля сформировался особый советский парламентаризм. Как пишет Троцкий: «Если голосованием решались вопросы о стачке, об уличной манифестации… могли ли массы отказаться от самостоятельного решения вопроса о восстании?».

Но тут-то и возникала сложность, которую объясняет тот же Троцкий: «Нельзя было призвать массы к бою от имени Совета, не поставив вопрос формально перед Советом, то есть, не сделав задачу восстания предметом открытых прений, да еще с участием представителей враждебного лагеря».

Таким образом, возникал очевидный парадокс. Получить от Советов мандат на переворот большевики не могли, а использовать силы, стоявшие за Советами, были обязаны. Надо отдать должное ловкости Ленина и Троцкого, они эту проблему решили. Хотя и не без очевидного политического жульничества. Пользуясь своим большинством в Советах, ленинцы создали, как писал Троцкий, «особый, замаскированный, советский орган для руководства восстанием» – Военно-революционный комитет (ВРК).

Элегантность комбинации заключалась в том, что, с одной стороны, комитет избирался легально в рамках советской демократии, а, с другой – полностью контролировался большевиками, что позволяло ему действовать конспиративно по отношению к другим силам, представленным в Советах.

Проблема народовластия, была, таким образом, обойдена.

«Кто должен взять власть? – писал в эти дни Ленин. – Это сейчас не важно: пусть возьмет ее Военно-революционный комитет или «другое учреждение», которое заявит, что сдаст власть только истинным представителям народа».

«Другое учреждение», взятое Лениным в загадочные кавычки, разъясняет Троцкий: это конспиративное наименование ЦК большевиков.

Схема предельно ясна.

Формально власть берется от имени Советов в лице Военно-революционного комитета, что позволяет вывести на улицы необходимые большевикам массы, а фактически достается «другому учреждению», а именно ЦК большевиков.

Прочим социалистам, спохватившимся в последний момент, оставалось только возмущенно кричать и махать кулаками вслед удалявшемуся от перрона поезду.

Так, не без крупного жульничества, и произошла Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. «Другое учреждение», то есть ЦК большевиков, переиграло всех российских политиков.



Опросы «Эхо Москвы»

Созрел ли, по Вашему мнению, российский народ для демократии?

Смотреть результаты


«Осторожно, история» – совместный проект радиостанции «Эхо Москвы», «РИА Новости» и газеты «Известия».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире