Результаты опросов, проведенных исследовательским центром Superjob.ru

Как Вы считаете, Польша сегодня…

скорее союзница России – 15%
скорее противница России – 45%
затрудняюсь ответить – 40%


Вопрос о том, почему Красная армия не пришла в 1944 году на помощь Варшавскому восстанию, до сих пор остается одной из наиболее болезненных точек в российско-польских отношениях.

Если позиции обозначить коротко, то наша звучит примерно так: к моменту начало восстания, а оно продолжалось с 1 августа по 2 октября, успешное наступление советских войск в рамках операции «Багратион» уже исчерпало свой потенциал, коммуникации оказались растянуты, а потому не хватало боеприпасов и горючего.
В то время, как немцы, напротив, сузив свой фронт и подтянув свежие силы, уже начали переходить в успешные контратаки. На этом фоне прорываться к Варшаве было крайне сложно, а сама операция грозила немалыми потерями.

К тому же начало восстания, организованное «Армией Крайовой», которая подчинялась польскому правительству в Лондоне, не было согласовано с советским руководством и являлось, по словам Сталина, авантюрой.
Не говоря уже о том, что главной целью восстания Москва логично считала попытку союзников первыми установить контроль над Варшавой, чтобы не допустить советизации Польши.

Теперь позиция оппонентов: Сталин, желая установить в Польше свои порядки, намеренно дал немцам возможность удушить восстание.
За 63 дня боев на улицах польской столицы погибли 10 тыс. повстанцев, 17 тыс. попали в плен, 7 тыс. пропали без вести, погибло около 150 тысяч гражданского населения. Кстати, немало польской крови на руках казаков, сражавшихся на стороне Германии – они принимали самое активное участие в подавлении восстания.

Думаю, что правда объединяет обе версии.
С военной точки зрения, рывок к Польше был действительно затруднителен, а само восстание с самого начала действительно являлось авантюрой, что, возможно, не понимали политики в Лондоне, зато хорошо знало само руководство восстания. Его лидер Бур-Коморовский 31 июля, то есть за сутки до начала боевых действий, лично оценил ситуацию в Варшаве как неблагоприятную для восстания.
В этот же день начальник разведки Армии Крайовой полковник Ирэнк-Осмецкий доложил руководству, что советские танки восточнее Варшавы встретили сильную немецкую противотанковую оборону и, понеся тяжёлые потери, отступили.

Неудачей закончилась и попытка закрепиться на другом берегу Вислы первой польской армии, сражавшейся на стороне СССР.
Несмотря на ожесточенное сопротивление, армия была вынуждена покинуть захваченный плацдарм.

Что же касается политики, то, на мой взгляд, здесь все ясно: Сталин и Черчилль имели разные взгляды на послевоенную Польшу.
Глава польского правительства Миколайчик, побывавший в дни восстания в Москве, категорически не желал делиться властью с коммунистами. В ответ Кремль отказался даже помогать союзникам в переброске столь нужного для восставших оружия.

Иначе говоря, союзники ради политических целей начали обреченное на поражение восстание, а Сталин действительно не пожелал помочь восставшим.
О людях не думал никто, торжествовал политический расчет и цинизм.


Опросы «Эхо Москвы»

Как Вы считаете, Польша сегодня…
Смотреть результаты



«Осторожно, история» – совместный проект радиостанции «Эхо Москвы», «РИА Новости» и газеты «Известия».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире