23:16 , 25 апреля 2013

Культурная линейка из Петербурга

Да, для красоты картинки надо было построить их в линейку на новой сцене Мариинки да повязать шарфы «Зенита». «Прямая линия» с Владимиром Путином в Петербурге оказалась угловатой и узловатой. И вовсе не из-за картинки.  

Начать хотя бы с выбора места — Мариинка-2. Это страшилище и притча во языцех, символ пиляжа и архитектурного маразма. Внутри вроде ничего, но темновато, а главное — пусто. В это помещение пригласили горстку деятелей культуры, как для недогадливых пояснили ведущие, петербургской. И теперь Бондарчук тоже вступил в это братство, вероятно, по причине полугодового прикасания к прекрасному — «Ленфильму» (председатель советаи директоров). «Ленфильм», правда, прекрасней не становится,  относительно Федора Сергеевича не уверен.  

Впрочем, гораздо любопытнее другое: а почему не позвали «простых» петербуржцев? Это же «Прямая линия» со страной? Как же стремление Путина угодить всем, кто от сохи и стакана, как же его противопоставление себя гламурной жан-жаковской тусовке? Перестраховались?  

Вопрос: На прямую линию с президентом хочу попасть.

Охранник: Никак туда не попасть.

Вопрос: А почему?

Охранник: Потому что у тебя должен быть соответствующий пропуск, допуск, и так далее.

Вопрос: Так а какой допуск, это же прямая линия с президентом, любой гражданин может задать ему вопрос!

Охранник: Ну, туда, где это снимается, ты попасть не можешь (источник)  

Неведомые режиссеры решили, что лучше позвать публику проверенную и культурную, так будет лучше, и надо на них полагаться. Вопросы про ЖКХ и «Лахта центр», метро, текущие крыши и прочую коммунальную мелочевку были не страшны по причине невозможности своего возникновения. Ибо почти каждый из тех кто пришел, пришел выпросить про свое. Будь то Эйфман, задавший вопрос, или Соловьев из «Лицедеев», пытающийся спасти свой театр.  

Я только вот не очень понял: у этих уважаемых людей нет других рычагов, чтобы решить проблемы. Или нет эпизодического доступа к телу гаранта? Или что — тупо приятно?   

Мне скажут: они пытаются хоть что-то делать, а в стране ручного управления приходится апеллировать к рулящему.  Да, каждый пытается что-то спасти. Для себя, для народа, для культуры, для истории. Но если это можно сделать только потупив взор, вдохнув и молвя «Глубокоуважаемый…» то может ну его,а? Ну, всмысле, нашего глубокоуважаемого? Нет?  

P.S.   Приятно порадовал Борис Пиотровский, который не только не повелся на провокацию с музейными экспонатами (явно срежиссированную), но и попытался спросить по сути. «Мракобесный Петербург» — это, в том числе, те самые доносы на Пиотровского, которого обвиняют во всем, включая фальсификацию подлинности раки Александра Невского. И показательный ответ гаранта: «Я не думаю, что здесь что-то особенное есть. Когда требуют того или другого в тюрьму упрятать это, конечно, хуже. Но, думаю и с этим мы справимся» — как всегда демагогичный.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире