Под покровом тайны отношения правительства, Госдумы с представителями РПЦ окончательно превратились в систему лоббирования, которая никем не контролируется, и является потенциально коррупциогенной. Общество даже не заметило, как на фоне критики Минобрнауки за развал гуманитарного образования и систему финансирования, уничтожающую «малые школы» — проект Закона «Об образовании» стал по существу Церковным Законом – поддержка православного образования стала одной из основ этого законопроекта.

Консультации с министерством, правительством и депутатами в закрытом режиме велись постоянно, а накануне голосования в Комитете по образованию 7 декабря представители Церкви встречались с вице-премьером Игорем Шуваловым, после чего все поправки сторонников светского государства были отклонены. Надо отдать должное влиянию патриарха Кирилла и непосредственных лоббистов в кулуарах Госдумы и Белого дома – отцу Всеволоду Чаплину и юристу РПЦ инокине Ксении (Чернеге). Они часто вызывающе и очень самоуверенно продвигали поправки, прямо противоречащие Конституции. Их трудно винить в этом – они защищают интересы Церкви, а вот почему столь легко прогибаются под них все ветви власти – это хороший вопрос и большая проблема.

Если посмотреть на законопроект, то понимаешь, что, наверное, легче было принять отдельный Закон  — «О религиозном образовании при участии РПЦ и в институтах РПЦ». Положительным моментом проекта является укрепление теологического образования и базы для духовных учебных заведений, в том числе общеобразовательных школ, созданных религиозными объединениями. С этим вопросов нет.

Формально Закон, как и прежде, гарантирует, что должны соблюдаться права всех, независимо от религиозной принадлежности (ст.6 п.2; ст.13 п.1).  А согласно ст.27 п.9 создание религиозных движений и объединений  в государственных и муниципальных учреждениях не допускается. О недопустимости разжигания вражды специально говорится в статье об ответственности педагогических работников.

Однако дальше начинаются странности. В статье говорится, что разжигать вражду учителя не должны, «в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов» (ст.49 п.2). Не совсем понятно, что значит эта туманная формулировка, скорее это будет пониматься также как «оскорбление религиозных чувств» при отсутствии разрешения у работника от РПЦ.

Основой контроля Церкви за учебными пособиями, курсами и учителями будет статья 91 «Особенности изучения основ духовно-нравственной культуры народов РФ» (депутаты оставили упоминание необходимость изучения религий в школе). Советую всем подробно изучить эту статью, чтобы потом не удивляться. П.2  гласит, что учебные курсы «проходят экспертизу в централизованной религиозной организации на предмет соответствия их содержания вероучению, историческим и культурным традициям» этой организации. П.3 гласит, что программа по теологии и преподаватели теологии рекомендуются религиозным объединением. П.4 устанавливает, что к учебно-методическому обеспечению также привлекается Церковь. П.7 говорит о том, что преподаватели могут получать аккредитацию от Церкви по установленным ею правилам (это требование добровольное, но учитывая вовлеченность Церкви в экспертизу самих курсов и программ это требование может стать де факто обязательным).

Я не случайно пишу об участии именно Русской православной церкви в экспертизе, аккредитации и контроле над программами, учебниками и учителями в светских общеобразовательных школах и вузах в сфере преподавания теологии и духовности. Самое интересное в том, что «централизованной религиозной организации», о которой говорит проект, может быть в реальности только РПЦ.

Конечно, на «православность» может претендовать еще Старообрядческая церковь, но ее мнение при подготовке нынешних курсов (ОРКСЭ) не было учтено. Что касается других религий и конфессий, то масса христианских объединений, укорененных в России, католиков и протестантов, вообще выпала из поля зрения. У иудеев и, в особенности, мусульман есть несколько централизованных религиозных объединений. Власти надо будет сознательно нарушать положения Конституции о равенстве всех религий (выбирать самое лояльное объединение) для того, чтобы исполнить Закон о церковном образовании.

Может быть это случайность? Но нет, глава профильного Комитета Госдумы Ярослав Нилов сознательно рекомендовал церковную экспертизу не только для частных школ, но и в целом для всех учреждений. Член Комитета Сергей Попов даже предлагал привлекать духовенство РПЦ к экспертизе курсов по национальным культурам. Более честно поступил Владимир Жириновский, предложив в законе упомянуть, что именно  «организации РПЦ» привлекаются к образовательному процессу. Но это, как и молельные комнаты в школах, не прошло. Но такое впечатление, что все так и будет.

После всего сказанного сложно понять, почему представители РПЦ называют сложившуюся ситуацию «компромиссом» — пользуясь тайными связями и закрытыми совещаниями духовенство убрало всех со своего пути. Никто не заметил, что в ноябре на совещании по теологии в вузах во главе с патриархом Кириллом было принято заявление о необходимости из бюджета финансировать теологические кафедры, а на совещании с полпредом в Дальневосточном округе Виктором Ишаевым с участием патриарха было заявлено, что в рамках федеральной программы будут финансово обеспечиваться священники, работающие с народами Крайнего Севера. О передаче имущества и сотнях священников в армии, которых уже обещал обеспечить довольствием Шойгу, уже даже не говорю – это само собой разумеется.

Церковь стала государством в государстве, а поддержка РПЦ стала ФЦП — госпрограммой. Уверен, что развитие православия – пойдет только на пользу стране, но почему все должно быть так «криво», в обход Закона и других религий и интересов неверующих или маловерующих скорее (большинство называет себя православными, но не готово столь углубляться в теологию и «Закон Божий», тем более если это столь грубо внедряется).

В связи с этим я предлагаю президенту и правительству задуматься о заключении с Русской православной церковью своего рода конкордата, как это делают многие государства мира с Ватиканом. Тогда все сферы сотрудничества с таким особым институтом, каким является Церковь, будут понятны, механизмы диалога открыты, те или иные бюджетные ассигнования прозрачны, а основные федеральные законы не будут ломаться через колено под каждую, пусть даже благую инициативу православных иерархов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире