romanchuk

Ярослав Романчук

02 апреля 2015

F
Странный праздник сегодня. 2 апреля — День единения народов Беларуси и России. Дружба лучше вражды. Мир лучше войны. Честное партнёрство лучше диктата Большого брата. Свобода перемещения товаров лучше, чем протекционизм. Историческая правда лучше, чем пропагандистская ложь.Многообразие культур, мнений и отношений лучше, чем утверждённые государством «правильные»учебники, «нормальные» фильмы и «патриотический» формат.              Праздник был бы, если бы эти правильные лозунги были реализованы, если бы для властей они были моральными заповедями и основой экономической политики.
    2 апреля: День есть, а праздника нет. День есть, а единения нет. День есть, но им пользуются олигархи, нефтяные бароны и распорядители чужого (политики и чиновники). Обыкновенные россияне и беларусы – по-прежнему чужие на этом «интеграционном» празднике. Они – заводской, аграрный, учительский, медицинский, строительный планктон у китов госзаказа, госприказа и госкорпораций.
    Беларусы и россияне не стали хозяевами на своей родной земле. Поэтому перед нами опять угроза безработицы и бедности. В который раз школы не учат, больницы не лечат, суды — без справедливости, дороги — без гладкости, земля – без толку. Снова «вокруг нас – враги». Вновь и вновь торговые склоки, денежные споры и энергетические разногласия.
    С 1 января 2015г. мы стали жить в Евразийском экономическом союзе. За январь – февраль 2015г. по сравнению с аналогичным периодом 2014г. экспорт Беларуси в Россию рухнул на 39,9%, импорт из России в Беларусь – на 31,3%. Конкуренция и конфликт девальваций разорвал хозяйственные связи, затруднил расчёты, дезинтегрировал белорусско-российскую кооперацию. Каждый стимулирует свои «точки роста». Каждый защищает от свободной конкуренции своих корпоративных фаворитов. Каждый подозревает друг друга в нечестной игре.
          Бессовестность распорядителей чужого усугубляется дезориентацией людей. Вместо информационного обмена – пропагандистский навал. Офицеры информационной войны историю превращают в сказку, науку – в служанку, факты – в мнения, оценки – в факты. Великое втаптывается в грязь, если оно не в курсе ориентации Вертикали. Низменное,убогое, даже преступное рисуется геройским.
            39% россиян положительно оценивает Сталина. Ещё 30% относится к нему безразлично. 45% россиян оправдывают жертвы советского народа в сталинскую эпоху. Цели и результаты для них важнее миллионов человеческих жизней. Если Кремль ставит «великую» цель возрождения империи? Если миллионы беларусов,украинцев, казахов с ней не согласны, это уже их проблемы?             2 апреля – грустный День, совсем не праздник. Это пиршество современного Левиафана. Дракон вернулся. Hasta la vista, правда, мир и свобода. Большое государство так задурило людям мозги, что они поддерживают жертвоприношения ради великой цели. Древние варвары клали на жертвенный алтарь девственниц, чужаков и провинившихся. Современные варвары уже определили списки агентов, врагов и пятой колонны.
            Сегодня трудно сказать, кто и когда разрушит Левиафана и убьёт Дракона, сколько жертв нужно будет принести людям для освобождения. Беларусы и россияне в большинстве своём не готовы идти на баррикады или в партизаны. Готовы ли они убить Дракона в себе? Отсечённые в начале 1990-ых головы проросли, потому что люди кормили их своими страхами, завистью и невежеством. Количество гаджетов, интернет сайтов и ТВ-каналов это невежество ничуть не уменьшило. Резкий рост количества храмов также не привёл к осознанию ценности жизни человека, его свободы и собственности.
            2 апреля, как и в оставшиеся 364 дня в году уместно напомнить друг другу, что наши страны с начала 1990-ых ни одного дня, ни одного часа не жили в режиме полноценной политической, гражданской и экономической свободы. Наши люди до сих пор не поняли морального, социального и экономического смысла частной собственности. Беларусы и россияне лишены возможности добровольного обмена — на своих условиях, а не по приказу распорядителей чужого. В начале 1990-ых мы вроде бы нащупали правильный путь, но слуги Дракона в очередной раз повели нас по ложному следу.
            Пусть 2апреля будет Днём осознания Дракона в себе и в стране. Только после этого может начаться путь домой, в естественное состояние свободы.

Евразийскийэкономический союз (ЕвраЭС) подвергается серьёзным испытаниям с первых дней своего существования. Даже А. Лукашенко, самый прозорливый и глубокий знаток постсоветской интеграции, не мог предполагать, что уже в феврале 2015г. он будет вынужден заново вести переговоры о балансе интересов, издержек и выгод с Владимиром Путиным. В одном интеграционном клубке сплелись интересы ОДКБ, Союзного государства и ЕвраЭС. Особенностью этого раунда переговоров является то, что Кремль получил нужную ему букву международного закона, а глава Беларуси вынужден интерпретировать его дух. Его расчёт на то, что Россия станет локомотивом экономического роста, не оправдались. Она стала бронепоездом, который требует подчинения логике военного времени и расширяющейся империи. Встреча двух президентов в Сочи 9 февраля 2015г. проходила под звуки двух необъявленных Кремлём войн: одна – в Украине, другая – валютная.

 Чего хочет Путин

 Владимир Путин хочет от партнёров по евразийской интеграции предельно понятных вещей. Они выходят за рамки чисто экономических отношений, поскольку Россия открыто бросила вызов Западу и его основным международным институтам. Первое требование – безусловная поддержка своего внешнеполитического курса. Это значит конфронтация с НАТО, США и ЕС, Японией, Австралией и другими частями так называемого англо-саксонского мира. Кремль рассчитывает видеть в Беларуси младшего брата по оружию, который на данном переломном этапе должен высказать однозначную лояльность. Компромиссов здесь быть не может, а предметом дискуссии могут быть лишь формы противостояния. А. Лукашенко будет настаивать на своей позиции по Украине. Если произойдёт переход войны из гибридной стадии в открытую агрессию, то минимальное требование В. Путина к своему белорусскому визави будет просто молчать и не высовываться. Сыграть на два фронта будет крайне сложно.

Второе требование – принятие существующих в России правил экономической политики, в том числе девальвации RUR-рубля. В. Путин даёт понять, что времена безусловной, щедрой поддержки белорусской экономики ушли в прошлое. У российского правительства денег в обрез, особенно валюты. Поэтому глава Кремля предлагает, по крайней мере, временно, дружить без щедрого нефтегазового гранта, более
того, а резкую девальвацию RUR-рубля он предлагает считать свершившимся и принять его, как данное. В качестве компромисса может рассматриваться предоставления краткосрочного кредита в объёме $2 – 3 млрд. для преодоления валютного шока.

Третье требование – резкое расширение присутствия российского капитала и товаров на  белорусском рынке. Кремль создал особые макроэкономические условия для экспансии российских товаров на белорусский рынок. Поскольку тысячи наших предприятий поставлены на грань банкротства, то россияне рады были бы глубоко войти в активы и расширить своё присутствие в Беларуси в таком же масштабе и на таких же правах, как, скажем, в Татарстане или Башкирии. В. Путина не волнует мелочёвка. Ему нужны предприятия белорусского ВПК, ТЭК и банки. В случае если Россию отключат от SWIFT, Кремль хочет иметь в виде
«независимой» Беларуси запасную площадку для фасилитации международных расчётов, формально независимая, а де-факто работающая, как продолжение финансовых структур России. В качестве компромисса Россия готова включить отдельные белорусские предприятия в российский госзаказ, в том числе по тракторам, грузовикам, с/х технике. Остальные требования по своей значимости входят в категорию «разное». Сюда входит рекомендация внимательнее следить за качеством продовольственных товаров,
поступающих из Беларуси, совет повнимательнее мониторить импорт продовольствия
из ЕС, назидание не спешить с интеграцией в ВТО или с кредитованием от МВФ.

 Повестка дня А. Лукашенко 

А. Лукашенко попал в весьма щепетильную ситуацию. Убедить хозяина воюющего Кремля, раненного низкими ценами на нефть, санкциями и структурным кризисом, дать денег гораздо сложнее, чем на стадии нефтяного бума. А получить компенсацию по девальвации RUR-рубля, что не прописано ни в договоре о союзном государстве, ни в договоре о создании ЕвраЭС представляет задачей высшей сложности. Глава Беларуси должен включить всё своё обаяние, дипломатические таланты и дар убеждения, чтобы в 2015г. получить от России $3 – 5 млрд. Аргументы белорусской стороны представляются близкими к следующему набору тезисов: 1) мы вместе против НАТО и Запада; 2) мы должны показать миру, что Россия не «кидает» и не подставляет своих партнёров; 3) вам же не нужен острый финансовый кризис в Беларуси и резкий рост влияния Запада через «пятую колонну»; 4) мы – русские и православные, мы – ваши. Давая деньги нам, вы даёте их себе; 5) мы готовы усилить нашу обороту против НАТО; 6) наша страна открыта для ваших денег, 7) вам же нужна доверительная площадка для переговоров с врагами и оппонентами.

До сих пор данный набор аргументов позволял А. Лукашенко получать материальную, дипломатическую и политическую поддержку. Посмотрим, как предвкушение войны и атмосфера постолимпийского Сочи повлияют на В. Путина. Вариантов выделения Беларуси денег предостаточно. Главное, чтобы было принципиальное согласие Кремля.

Второй важный тезис в wish list А. Лукашенко для Кремля – снятие всех барьеров на продажу с/х продукции из Беларуси. Это требование также связано с получением материальных выгод. Расширение присутствия белорусских товаров на российском рынке в  условиях дешёвого RUR-рубля и падения цен на нефть может частично компенсировать потери по торговле нефтью и нефтепродуктами. Тем более что схемы поставок с/х сырья с стран ЕС для переработки в Беларуси уже налажены.

Третья рекомендация А. Лукашенко к В. Путину касается распространения антикризисной программы российского правительства на отдельные крупные белорусские предприятия. Глава Беларуси предложит свои предприятия для реализации совместного военного заказа. Это ещё один способ минимизировать потери от девальвации RUR-рубля и рецессии экономики РФ.

Глава Беларуси будет настаивать на продолжении финансирования строительства белорусской АЭС, разработке единых правил санитарного контроля. Белорусской стороне выгодно втянуть Россию в дискуссии на  предмет единых критериев и стандартов определения параметров товара «Сделано в  ЕвраЭС».

Наконец, А. Лукашенко хотел бы получить чёткую позицию Кремля по президентским выборам. Главе Беларуси в условиях экономической рецессии, валютного напряжения и ухудшения качества жизни не хотелось бы  нарваться на очередную серию пропагандистского оружия в виде продолжения сериала «Батька».

Провал переговоров для А. Лукашенко может привести к назначению выборов на  начало лета и резкого изменения риторики в поддержку суверенитета и того, что беларусы – не часть русского мира. Без российских кредитов, при дальнейшем ограничении доступа белорусских товаров на российский рынок нашу экономику ждёт жёсткая рецессия на 7 – 10% ВВП.

 Скорее всего, демонстрация спокойствия 

Принимая во внимание огромную загруженность В. Путина, трудно себе представить проведение им сложных, нервных переговоров с очень непростым собеседником А. Лукашенко. Обеим президентам очень важно продемонстрировать спокойствие, единение и уверенность в том, что Беларуси и России вместе по плечу справиться с любыми вызовами. Имидж катающихся на лыжах, пьющих чай в неформальной обстановке президентов может быть направлен на подержание иллюзии нормальности ситуаций. Мол, это пусть там Запад беснуется, а мы спокойно строим наше союзное государство. Не исключено, что такая медийная картинка может быть единственным смысловым содержанием встречи А. Лукашенко и В. Путина в Сочи.

Случилось. Прорвало. Порвало экономику. В очередной раз. Любимые грабли. Ажиотаж. Шок вкладчиков и коммерческих организаций. Полная неопределённость. Опасная некомпетентность. Опять за Br-рубль взялись жирными номенклатурными руками.
            Померк светлый праздник Рождества Христова. Впал в уныние Новый год. В храмах, у ёлок и за праздничными столами будет одна тема – валюта. К сожалению, деньги опять вытеснили духовность. Глупость положила на лопатки здравый смысл. Трусы и оппортунисты своей массой задавили смелых и принципиальных.
            Финансовый рынок в целом и валютный рынок в частности ликвидирован. Механизм ценовой адаптации к внешним изменениям разрушен. Их место заняли приказы, указы и прихоти распорядителей чужого. Власти обнаружили у экономическом организме опасную язву и решили его полностью заморозить. А вдруг она рассосётся от холода? Именно так можно интерпретировать введение 30-процентного налога на покупку валюты, а также многочисленные запреты и ограничения в отношениях между банками с одной стороны и юридических и физических лиц с другой. Что это значит и к чему приведёт?
            Первое. Белорусские власти продолжают юлить и врать. Налог на покупку валюты – это не девальвация де-юре. Эта мера гораздо хуже честного, прозрачного рыночного механизма формирования цены Br-рубля. Этакая обманка для лохов. Логика властей здесь примитивна и порочна: раз в стране запрещена проституция и наркотики, значит, таких явлений в Беларуси нет. Нацбанк и его большой политический босс своими действиями и бездействиями (до вчерашнего дня) спровоцировали жуткие девальвационные ожидания. Введение налога и запретов на финансовом рынке ещё больше эти ожидания разогрели.
            Второе. Политика «не пущать» и «запрещать» быстро возродила «серый» валютный рынок. Сегодня на нём курс уже Br15000 за $1+\— Br1 тыс. Сегодня это и есть РЫНОЧНЫЙ курс. «Условные единицы» от Нацбанка никого не интересуют. Если в течение месяца власти не перейдут на рыночные механизмы формирования цены на Br-рубль, его цена по отношению к доллару может вылететь за Br20000 за $1 уже к весне. Налоги и обязательство продажи валютной выручки заставит многие коммерческие организации отказаться от ввоза валютной выручки в Беларусь, поскольку это будет эквивалентно уплате налога. Политика белорусских властей наказала честных экономических субъектов, которые поверили в чистоту помыслов больших начальников из Вертикали. За рублёвый патриотизм они заплатят очень дорогую цену. В очередной раз. «Серый» рынок – это любимая среда для инсайдеров и финансовых группировок. Они и их силовые «крыши» – в фаворе, а обыкновенные люди, которые копили деньги на образование детей лечение стариков или покупку квартиры – в пролёте.
            Третье. Политика Нацбанка полностью блокирует инвестиционную и производственную деятельность,ориентированную на экспорт. Никто не возьмёт на себя смелость прогнозировать курс Br-рубля даже через 3 – 5 месяцев, потому что глубинные причины мощного валютного кризиса не устранены. Чтобы не пролететь, коммерческие организации вынуждены будут приостановить продажи или закладывать в цену курс +30 – 50% в зависимости от девальвационных фантазий. Такая сбытовая политика приведет к сокращению выручки, как минимум, на 30 – 40%.
            Четвёртое. Коммерческие организации, в первую очередь, крупные промышленные предприятия, оказались в особо уязвимом положении. Месячные отпуска за свой счёт, 2 – 3-дневные рабочие недели, увольнения, сокращение зарплат, ликвидация премиальных – всё это приведёт к снижению уровня зарплаты в долларовом выражении до $250 – 300 по реальному рыночному курсу (не путать с условными индикаторами Нацбанка) уже в первом квартале 2015 года.
            Пятое. Правительство в ужасе от резкого роста рублевых сумм, которые нужно будет собрать на оплату $4 млрд. внешнего госдолга. Добавим сюда валютные обязательства Минфина по внутренним валютным облигациям, а также валютные долги государственных предприятий – и на горизонте вырисовываются контуры дефолтов. Повышать налоги дальше некуда. Значит, придётся сокращать госпрограммы, в том числе социальные. С высокой степенью вероятности, как минимум, на 50% будет сокращена госпрограмма по строительству жилья.
            Шестое. Тысячи предпринимателей и экономически активных людей в новых, опасных для бизнеса, свободы и здоровья условиях скажут себе в сердцах: «Ну его на хрен этот бизнес. Жизнь и семья дороже». Они свернут свой бизнес, разрушат рабочие места и уедут в стабильную, благополучную страну пережидать кризис и хаотичное, неврастеничное правительство.             Что делать? Друзья, обязательно включайте мозги. Доверяйте здравому смыслу и проверенным по жизни людям. Доверяйте свои сбережения тем инструментам, которые ещё никого (или почти никого) за последние 50 лет не подводили. Если вы будете нервничать и истерить, вы потеряете часть своих сбережений (капитала) И ЗДОРОВЬЕ. Так что оптимизируйте свои издержки – и не гробьте своё здоровье. Оно вам понадобиться для того, чтобы выйти из кризиса и восстановить своё материальный статус.
            Главное сделать из всей этой истории правильные выводы. Первый: 1) вас в очередной раз опустил в дерьмо не свободный рынок и капитализм, а государство, Большой брат. Он вам обещал все самое хорошее всю жизнь. Обманывал, обманывает и будет обманывать, если граждане не поймут, наконец, что государство и есть КОРЕНЬ всех проблем.
            Второе. Кризис только начинается. Он продлится, как минимум, два года. Поэтому на семейном совете сократите текущие расходы на 30 — 50%, начните копить на будущее в твёрдой валюте.
            Третье. Не поддавайтесь на соблазны высоких процентных заработков в пирамидообразных финансовых структурах. Они – как казино, а азартные игры опасны для жизни и здоровья.
            Четвёртое. Инвестируйте свои деньги, время и энергию в овладение знаниями, навыками и умениями, которые смогут вас прокормить в стране, которая скукожится  наполовину.
          Пятое.Никто не отменял человеческую солидарность, честность, вежливость и порядочность. Кризис – прекрасный текст на испытание на прочность вашего социального капитала. Это как раз та сфера, которая вне зависимости от курса Br-рубля, поможет вам стать богаче и счастливее.

 



06 октября 2014

Маневры по понятиям

Дожмёт ли Лукашенко Путина очередной раз?

 Налоговый маневр Кремля превратился в полноценные манёвры Беларуси. А. Лукашенко готовится отстаивать свою позицию всеми доступными средствами невоенного характера. Он оценил ущерб от налоговых действий Кремля, минимум, на  один миллиард долларов. Без этих денег Беларусь не удержать курс белорусского рубля от очередного громкого падения, не выполнить социальные обязательства перед электоратом в критически важный для главы Беларуси 2015 год, год президентских выборов.

 

Чего хочет Лукашенко

 

В. Путин и его правительство поступило в строгом соответствии с буквой международных соглашений по созданию Евразийского экономического союза. Россия, как и любая другая страна ЕвраЭС, вправе без согласования с партнёрами по  Союзу, менять налоги. Примерно в таком же духе несколькими годами раньше поступил официальный Минск со скандально известными разбавителями и растворителями. В  обеих ситуациях распорядители чужого (политики и чиновники) творчески интерпретируют подписанные соглашения и свою экономическую политику. Налоговый манёвр России можно рассматривать, как ассиметричный ответ белорусским властям за разбавители/растворители. В текущей ситуации он имеет железное алиби. Война с Украиной, санкции Запада, снижение цен нефти, отток капитала – всё это уже загнала экономику России в рецессию. В такой ситуации Кремль считает каждую копейку. В. Путин уверен, что Беларусь и так получает щедрый интеграционный грант от  России. Поэтому он рассчитывает на то, что А. Лукашенко с горечью, но и с  пониманием отнесётся к налоговому маневру России.

            Не тут-то было. Глава Беларуси уверен, что новая система налогообложения нефтью в России – это обман партнёра по Союзному государству. Он подписал соглашение о создании ЕвраЭС с  большими изъятиями и ограничениями взамен на нефтяные договорённости.

В 2013 году Беларусь перечислила в российский бюджет в виде вывозных пошлин на нефтепродукты $3,3 млрд. На 2015г. стороны договорились, что Беларусь ежемесячно будет оставлять у себя нефтяных пошлин на $125 млн. На встрече с  депутатами белорусского парламента А. Лукашенко был предельно конкретен: «Мы направили группу специалистов во главе с Владимиром Семашко, который ведет переговоры на эту тему. Если такой шаг будет предпринят со стороны Российской Федерации, это станет очень большой проблемой в  функционировании нынешнего союза. Во-первых, потому, что мы договаривались об  ином. Во-вторых, если предпринимаются какие-то действия в одном направлении, значит, надо, чтобы в другом была компенсация. Это приличные деньги, которые мы  ни в коем случае не должны терять».

Таким образом, официальный Минск хочет получить от Москвы компенсацию в  объёме, как минимум, один миллиард долларов. Белорусские власти даже предложили способ получения такой компенсации. Причём сделали это так, что «минимум, $1 млрд.» превратился в $3 миллиарда. Вот слова вице-премьера Беларуси С. Румаса: «Наше предложение заключается в  компенсации потерь, вызванных налоговым маневром. Мы предлагаем полностью зачислять в белорусский бюджет вывозные пошлины на нефтепродукты, причитающиеся России до 2017 года».

Заместитель министра экономики Беларуси Антон Кудасов вот как успокаивал белорусских депутатов: «Если будет так, как мы предлагаем, бюджет получит 3 млрд. долларов». Получается, что белорусские власти не только хотят получить компенсацию, но ещё и заработать. И  не какие-нибудь 5 -10%, а 300%(!). Обоснование такого подхода изумляет своей простотой и наглостью. Правительство обосновывает своё предложение тем, что белорусские НПЗ проводят модернизацию: «Мы  надеемся, что к 2017 году наши предприятия завершат модернизацию и увеличат глубину переработки». Теперь же они не в состоянии нормально работать, получая сырую нефть по мировым ценам.

            Картинка вырисовывается весьма неприглядная для белорусских нефтяных баронов. Они более 15 лет беспечно жировали на дешёвой российской нефти, убеждали А. Лукашенко и правительство в  том, что уровень переработки у нас чуть ли не один из самых высоких в Европе. Как только начали материализовываться планы перехода на мировые условия торговли нефтью, Беларусь оказалась не готова.

 

Три сценария манёвров

 

Белорусская Палата Представителей (ещё более контролируемый президентом аналог российской Думы), наконец, сделала то, зачем была создана. Наступило то  нужное время и нужная ситуация, в которой глас народа, представленный нижней палатой белорусского парламента сделает то, что не должен делать сам А. Лукашенко. Только он намекнул на недоработки договора о Евразийском экономическом союзе, как председатель ПП НС Владимир Андрейченко на заседании комиссии по международным делам заявил: «У нас есть определенные проблемы с ратификации евразийского договора. Поэтому мы  хотели бы, чтобы правительство в ближайшее время решало эти вопросы. Необходимо, чтобы до ратификации такие вопросы были сняты. Поэтому надо ехать в  Москву, нужно решать, и тогда депутаты договор поддержат».

            А. Лукашенко усилил свою позиции мнением народа. Нет сомнений, что В. Путин знает природу Национального Собрания Беларуси. У него под боком такая же Дума и Совет Федераций. Перед хозяином Кремля сейчас, как минимум, три варианта действий.

Первый – миролюбивый. Сегодня Кремль не будет начинать очередную политическую, торговую и  дипломатическую войну с Беларусью. От её мнения зависит, будет ли ратифицирован договор о ЕвраЭС. Это центральный элемент реинтеграционного плана В. Путина. Он  готов заплатить за его реализацию. Весь вопрос, в какой форме и каком объёме будет этот платёж. Поэтому Москва согласится выплатить Беларуси компенсацию. Скорее всего, Беларусь получит не всё, что хочет белорусское правительство, а только  часть нефтяной ренты. Она может быть сдобрена очередным долгосрочным кредитом.

            Второй вариант – конфронтационный. На требования Минска В. Путин ответит ассиметрично. Россельхознадзор найдет яды и токсины в белорусском продовольствии и с/х сырье. Российские покупатели белорусской техники вдруг дружно выскажут претензии к белорусским МАЗам, тракторам и комбайнам. В 2015 году вдруг появится кандидат в президенты Беларуси, который потребует защитить интеграционные идеалы от режима А. Лукашенко, а российские СМИ продолжат «мочить» главу Беларуси фильмами типа «Батька-1/2/3». Угроза не признать президентские выборы в Беларуси свободными и демократическими в устах Кремля звучит особо цинично, но на часть белорусского электората он окажет сильное влияние.

            Третий вариант – хроническое перетягивание каната. Стороны будут обмениваться угрозами вплоть до Нового года. Взаимные уступки будут перемежаться с ограничениями, запретами и затягиванием достигнутых договорённостей. А. Лукашенко и В. Путин сами ссориться не будут. Обмен словесными, правовыми и административными уколами будут обмениваться таможни, парламенты, санстанции, отдельные министерства и ведомства. В конечном итоге, президент России будет решать весь комплекс проблем на конфиденциальных встречах с А. Лукашенко. А в них, как известно, неизменным победителем всегда выходил белорусский президент.

Очередной исторический шанс для Беларуси

Запрет России на импорт с/х сырья и продовольствия из ЕС, США, Канады, Норвегии, Японии и других стран, которые присоединились к международным санкциям против России, это продолжение торговой войны. Это уже её горячая фаза. Победила логика военного времени. Про ВТО, международные торговые договора, контракты коммерческих организаций в отношениях с Россией можно забыть. Институт частной собственности пал жертвой политических амбиций. Кремль ведёт себя так, как будто вокруг враждебное окружение. Горячей войне России в Украине сопутствует информационная и экономическая война России с Западом. Поток плохих, трагических новостей только начинается. Даже кульминации конфликта на горизонте не видно.

Последствия для России

            Оценим последствия торговой войны России, Запада и для Беларуси. Первое – Россия. Нет оснований считать, что в России будет дефицит продовольствия. При современных транспортных технологиях и технологиях хранения доставка овощей, фруктов из Бразилии, Аргентины или Азии не составляет проблемы. Участники этого рынка наверняка попытаются повысить цены, что только частично будет обусловлено ростом издержек. По данным российского Минсельхозпрода, доля сыра из стран, на импорт из которых наложен запрет, 30,1%, фруктов и ягод – 14,7%, рыбы – 13,3%, свинины – 13,2%, мяса птицы – 7,9%, овощей – 5,8%, мяса крупного рогатого скота – 2,5%, молочной продукции – 1,3%. Понятное дело, производители из тех же стан БРИРС с удовольствием воспользуются шансов увеличить своё присутствие на российском рынке. Самыми большими бенефициарами могут стать Китай и Бразилия.

            Российские власти предоставят дополнительные денежные ресурсы для увеличения производства продовольствия на внутреннем рынке. Шансы занять выгодные ниши наверняка активизируют новые инвестиционные проекты. В 2013г. импорт сырья и продовольствия России составил $43 млрд. По разным оценкам под запрет попадут поставки на $4 – 10 млрд. Понятное дело, что прямых субститутов, таких же качественных и с такими же вкусовыми свойствами, не будет, но поскольку большинство россиян поддерживают В. Путина и лозунг «Кушаем русское», спрос на российское продовольствие, пусть даже более дорогое, будет расти. При этом нет сомнений, что для гурманов контрабандисты завезут все любимые ими продукты из стран, которые попали под запрет. Если даже с грузинским «Боржоми» Россия не справилась – вода была предметом контрабанды – то никаких контрольных органов не хватит, чтобы в кафе и ресторанах следить за рыбой, мясом или сыром. Контролеры просто получат возможность бесплатно обедать за свои решения не замечать контрабандных товаров.

Последствия для Евросоюза

            Второе – Европейский Союз. Для производителей стран ЕС, США, Австралии потери чувствительные, но далеко не разорительные. Запад попытается воспользоваться судом ВТО, чтобы заставить Россию компенсировать потери производителей, но это дело может растянуться на годы. Часть продукции западные производители переориентируют на другие рынки. Наверняка поменяется ценовая политика внутри самих стран Запада. Рост предложения приведёт к снижению цен. Какая-то часть товаров, которые производилась для российского рынка, будет утилизирована. Производители попытаются получить компенсационные выплаты от своих правительств и из бюджета ЕС. Потребителям будет ценовой рай, если бюрократы не запретят снижение цен.

            Российские продовольственные санкции могут стать основанием для ускорения ревизии Общей с/х политики Евросоюза. Этот сектор экономики не работает в условиях свободного рынка. Здесь слишком много политики и идеологии и явный дефицит рыночного бизнеса. Изменение структуры производственного капитала, инвестиций в свете санкций России и санкций Запада в отношении России могут привести к потере 1,5 – 2% ВВП стран ЕС-28.

Последствия для Беларуси

            Третье – Беларусь. Беларусь получила шанс значительно упрочить свои позиции на продовольственном рынке России. Увеличение экспорта с/х сырья и продовольствия до $10 – 13 млрд. при условии быстрого и адекватного реагирования на западные санкции – это вполне реальный прогноз. Поскольку своих современных технологий у Беларуси нет, открывается прибыльная ниша на создание совместных предприятий с европейскими производителями. Официальный Минск сейчас, как никогда раньше, может PR-ить инвестиционные возможности Беларуси, как страны, которая может содействовать в частичной минимизации последствий российского запрета с/х сырья и продовольствия. Увеличиваются возможности переработки и доработки с/х сырья в Беларуси. Сегодня есть основания проводить большую международную продовольственную выставку не в Германии или Польше, а в Минске. Интерес среди польских, литовских, французских, немецких, итальянских, бельгийских и голландских фермеров был бы, действительно, высоким. Нет сомнения, что и украинский бизнес, который работал на Россию, хотел бы вложиться в Беларусь для сохранения своих позиций на нём.

            Продовольствие может стать очередной темой в повестке для переговоров между ЕС и Беларусью. Мясо, молоко, яблоки и сыры становятся инструментами внешней политики. Главное, чтобы белорусские власти отказались от архаичных отношений собственности на землю и были готовы впустить к себе западный капитал в этот сектор на условиях международного рынка.

            Беларуси предоставляется прекрасный шанс монетизировать свой статус члена Евразийского экономического союза и одновременно нормализовать отношения с Западом. Статус продовольственной Швейцарии (во время второй мировой войны Швейцария была местом для сохранения денег и драгоценностей) для Беларуси – это весьма привлекательная ниша. Главное не вмешиваться в «горячую» и торговую войну, которая ведёт России с Украиной и Западом. Если сохранение нейтралитета, статуса миротворца, гуманитарного помощника укрепится статусом надёжного инвестиционного партнёра в аграрном секторе, Беларусь реально может создать в своём торговом балансе такую же мощную статью экспорта, как нефтепродукты.

            Не факт, что белорусские власти смогут воспользоваться представившимся шансом. Существует большой соблазн использовать Беларусь, как страну для перевалки европейского продовольствия под видом белорусского. Банальная контрабанда может стать такой же темой, как разбавители и растворители: очень прибыльной в краткосрочном периоде, но обречённой на ликвидацию через 2 – 3 года. Вторая опасность упустить с/х шанс кроется в качестве государственного и корпоративного управления. Чиновники и «красные» директора не упускают ни один шанс упустить стратегический шанс развития. Они неповоротливы, инертны и безынициативны. Отношение «А мне это надо?» и «А что мне с этого будет?» может «убить» любые, даже самые золотые возможности. Поэтому А. Лукашенко необходимо кардинальным образом изменить отношение к сектору государственного управления и к государственному бизнесу. Это шанс на формирование крупных частных аграрных корпораций европейского уровня.

            Внешние силы в очередной раз посылают нам сигнал: «Белорусы, вот вам шанс. Пользуйтесь!» Заметим, что этот сигнал направлен именно миллионам экономически активных людей. Мы похороним этот шанс, если делом опять займутся только распорядители чужого (политики и чиновники).

 

А. Лукашенко дожимает Владимира Путина. Того самого, на которого давит и никак не может призвать к порядку весь мир. Того самого президента России, которого глава Беларуси на протяжении последних 10 лет неоднократно ставил в очень неудобную позу.

А. Лукашенко решил в полной мере воспользоваться историческим шансом. Кремль полностью поглощён конфликтом с Украиной. Одновременно он пытается снизить ущерб от экономических и финансовых санкций ЕС и США. Экономика России одной ногой в рецессии. Цены на нефть вот-вот пойдут вниз, а кормить нужно не только свои дотационные регионы, но также Крым и новые аппетиты военных и «зелёных человечков» в Украине.

На этом фоне Владимир Путин имеет весьма слабые сущностные аргументы в переговорах о будущем евразийской интеграции с Беларусью и Казахстаном. Таможенный союз с большими, чувствительными для участников интеграционного проекта изъятиями и ограничениями – это явно не единое евразийское экономическое пространство, на которое рассчитывают А. Лукашенко, и Н. Назарбаев. Причём пространство экономическое, а не политическое, что неоднократно подчёркивали главы Беларуси и Казахстана.

Единое пространство – это единые правила игры для всех участников интеграционного проекта. Это свобода перемещения товаров, денег, услуг и рабочей силы – одинаковая для всех. Таковым должно быть интеграционное образование равных партнёров. Это аксиома для профессионалов. С такой точкой зрения Кремль открыто не спорит, но за кадром, неофициально всё равно звучат весьма тревожные для А. Лукашенко и Н. Назарбаева три тезиса: во-первых, интеграция – это всё равно политический или, по меньшей мере, сильно политизированный процесс, во-вторых, Россия — главный партнёр среди равных, в-третьих, газ и нефть не трогайте. Они вне единого рынка. В свете острого российско-украинского конфликта мы не знаем, стала ли позиция В. Путина более жёсткой, имперской и нетерпимой даже в отношении союзников в лице Беларуси и Казахстана или наоборот смягчилась и стала более уступчивой в связи с тем, что воевать со всем миром и даже с последними друзьями В. Путин не станет.

Очередная атака Лукашенко на Кремль

А. Лукашенко решил протестировать позицию главы Кремля. Его позиция на встрече на заседании Высшего Евразийского экономического совета 29 апреля 2014г. была построена именно на ослаблении позиций Кремля. Нет сомнений, что у главы Беларуси есть свои источники информации в российском руководстве. Он занял наступательную позицию именно на основании инсайдерской информации.

А. Лукашенко понимает политическую и репутационную важность для Владимира Путина интеграционного проекта с Беларусью, Казахстаном, потенциально с присоединением Кыргызстана, Армении, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, части или целой Украины. Контратака российской империи – это долгосрочный, стратегический проект. Кремль не может себе позволить разрушить лояльность «отцов-основателей», т. е. младших братьев. Глава Беларуси не имеет ресурсов и силы, открыто возражает против геополитических амбиций главы России, но перевести процесс в многоступенчатые, пакетные переговоры ему удалось.

А. Лукашенко легко соглашается с долгосрочными целями Кремля. Он полностью поддерживает позицию В. Путина по очень чувствительным для России темам: русскому языку, оценке развала СССР, второй мировой войне, НАТО, США, роли русской православной церкви и аморальности Запада. Глава Беларуси активно поддерживает ядерное и военное лобби России. Взамен он требует компенсаций, компромиссов, финансовой и ресурсной поддержки.

На переговорах в Минске А. Лукашенко чувствовал себя уверенно и не отсиживался в окопах. Он справедливо констатирует неготовность, в первую очередь, Кремля, к созданию единого экономического пространства без изъятий и ограничений: «Говорить о Евразийском экономическом союзе надо лет через десять, коль скоро мы сегодня не готовы… Нас никто не толкает в спину, все графики мы устанавливаем сами, но, мне кажется, превращать в процесс ради процесса по принципу: важен не результат, а участие — думаю, нам это не нужно». Глава Беларуси понимает, что срок 1 января 2015 года, как дата создания Евразийского экономического союза, важнее всего для В. Путина. В контексте начавшейся изоляции России Западом и обостряющегося, наверняка долгосрочного конфликта с Украиной именно Кремлю нужна эта интеграционная победа. Пусть она будет формальной, пусть на бумаге, но всё же победа — для опьянённых имперскими амбициями россиян.

Перечень вопросов, по которым позиции стран расходятся, достаточно длинный, и это настораживает главу Беларуси. Выступая твёрдым сторонником классической равноправной интеграции А. Лукашенко заявляет: «Нам предлагают сегодня оставить нерешенными те проблемы, которые надо было бы разрешить еще на предыдущих этапах. По нашему твердому убеждению, мы должны выходить на конкретные рубежи, одним из которых является полноформатный Таможенный союз. Между его членами не должно быть никаких ограничений в движении товаров, какими бы чувствительными они ни были».

Понятное дело, что это укол Владимиру Путину и его нефтегазовым олигархам. А. Лукашенко открыто опровергает председателя коллегии Евразийской экономической комиссии Виктора Христенко, который заявил о снятии всех противоречий и готовности к подписанию договора о создании Евразийского экономического союза (ЕвраЭС). Позицию Беларуси поддерживает осторожный Нурсултан Назарбаев: «Я за то, чтобы лошадей не гнать, но есть возможность уложиться в принятые сроки и снять все вопросы. Мы можем договориться».

Ни А. Лукашенко, ни Н. Назарбаева не устраивает позиция Кремля по самых главным для их позициям: общий рынок нефти и газа – к 2025 году, единый регулятор финансовых рынков – к 2025 году. Сохраняют свои жёсткие позиции монополист в лице РЖД. Полны решимости диктовать свои правила игры российские финансовые коммерческие организации. Равноправным партнёрством не пахнет. Ни один из самых чувствительных и важных для Беларуси и Казахстана вопросов после подписания документов о создании Таможенного союза в 2010 году до сих пор не решён в их пользу. Поэтому, вероятно, в Астане в конце мая 2014г. будет подписан не полноценный договор о настоящем едином экономическом пространстве, а очередная нормативная «болванка», которая быстро обрастёт десятками дорожных карт по согласованию проблемных вопросов.

Чего добивается А. Лукашенко

А. Лукашенко вплоть до самой даты подписания будет настаивать на своей позиции по ЕвраЭС. Он может смягчить её, если Кремль пойдёт на следующие компромиссы. Первый – предоставление Беларуси права перерабатывать 12 – 15 млн. тонн российской нефти (по внутренним российским ценам) и не платить экспортную пошлину на полученные из неё нефтепродукты. Цены вопроса — $2 – 3 млрд. Второй компромисс – выделении Россией очередного кредита Беларуси в размере до $5 млрд. Третий – снятие претензий по режиму господдержки белорусских с/х производителей и выход на единые правила игры на аграрном рынке, скажем, к 2025 году. Четвертый – гарантии или равные возможности участия белорусских компаний в тендерах по закупке с/х техники дорожной техники, грузовиков, тракторов и т.д. Пятое – российские инвестиции в модернизацию белорусского ВПК с целью увеличения экспорта вооружения из Беларуси до $1,5 – 2 млрд. в год.

Вполне возможно, что эти проблемы, по меньшей мере, частично, будут решены между А. Лукашенко и В. Путина в двустороннем режиме, до саммита в Казахстане. Это будет очередная победа белорусского руководителя. Разве что вмешается некая злая сила, которая будет в состоянии настроить главу Кремля против такого рода компромиссов. Мол, Беларусь и так много от нас получается. Никуда А. Лукашенко не денется – всё подпишет без дополнительных пряников. В случае отказа руководства России от ресурсных и денежных компромиссов мяч будет на стороне А. Лукашенко. Тогда мы посмотрим, сможет ли он сказать «нет» очередному интеграционному фейку, который откладывает создание единого экономического пространства в долгий ящик.

10 провалов и достижений Евразийской интеграции Беларуси, Казахстана и России

Достижение

Провал

1.

Безвизовое пространство

1.

Нет единого рынка природного газа.

2.

Отсутствие контроля людей и  товаров на внутренних границах стран членов ЕвраЭС

2.

Нет единого рынка нефти и  нефтепродуктов.

3.

Унификация и упрощение таможенных процедур

3.

Нет единого рынка электроэнергии.

4.

Либерализация рынка труда стран ЕвраЭС

4.

Нет единого рынка ж/д услуг и  равного доступа к инфраструктуре (нефте— и газопроводы)

5.

Согласование правил уплаты НДС.

5.

Нет единых правил с/х политики, поддержки с/х производителей

6.

Согласование режима ввоза товаров из третьих стран, в том числе преференций.

6.

Нет единого рынка финансовых услуг.

7.

Согласование порядка введения антидемпинговых, компенсационных мер, наличие переговорной площадки для решения спорных вопросов

7.

Наличие ограничений и барьеров по счёту капитала платежного баланса и на валютном рынке.

8.

Согласование технических регламентов

8.

Индивидуальный и секторальный протекционизм, неравные условия конкуренции, особый статус избранных национальных компаний.

9.

Согласование порядка перемещения физическими лицами наличных денежных средств через таможенную границу.

9.

Отсутствие механизмов принуждения к выполнению принятых обязательств.

10.

Возможность участвовать в  тендерах и конкурсах друг друга по госзакупкам.

10.

Несогласованная макроэкономическая политика, высокие риски валютных «войн».



А. Лукашенко борется за калийный рынок и политическое будущее

Арест генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера в Минске после встречи с премьер-министром Беларуси – это ассиметричный ответ А. Лукашенко на действия человека, который решил сыграть свою игру с белорусским государством. Глава Беларуси показал, что калийные удобрения для его страны является политически чувствительным товаром, что просто бизнеса между «Уралкалием» и «Беларуськалием» быть не может. Калийные удобрения для Беларуси примерно то же самое, что для России нефть.

Баумгертнер как катализатор популярности Лукашенко

Владислав Баумгертнер решил поиграть с «Беларуськалием» по правилам российского рынка, по тем схемам, которые используются даже на Западе для захвата предприятий или рынков. Он не учёл, что играет не столько в корпоративную игру с «Беларуськалием», сколько политическую игру с А. Лукашенко. А в политике в Беларуси правила игры определяет один человек. Он решил сломать все хитросплетения руководства «Белорусской калийной компании» и применил приём, которому в бизнес школах не учат. Этим приёмом он в очередной раз набирает очки у белорусского электората. Мол, Батька снова защищает суверенитет страны от покушений российских олигархов, стоит на страже национальных интересов. На враждебные, захватнические действия российских миллиардеров можно будет списать провал планов по росту ВВП. На агрессивных олигархов можно будет списать нависшую над страной очередную девальвацию и высокую инфляцию, провал в экспорте и растущие проблемы в бюджетной политике. В. Баумгертнер может стать воплощение захватнического, рыночного «капитализма» в исполнении союзников из России. А. Лукашенко наверняка воспользуется скандалом с «Уралкалием», чтобы увеличить свою политическую поддержку внутри страны.

Принуждение к переговорам с «Уралкалием»

Столь жёсткая реакция официального Минска на решение «Уралкалия» прервать отношения с «Беларуськалием» означает, что Беларуси нанесен очень серьёзный ущерб. Потеря выручки в течение ближайших двух лет может быть до $1 млрд. ежегодно. Допустить такое развитие калийного сценария А. Лукашенко не мог. Поэтому он пошел на крайнюю меру по принуждению главного акционера «Уралкалия» Сулеймана Керимова к переговорам по будущему калийного сотрудничества. На столе переговоров – восстановление олигополии по торговле калийными удобрениями на внешних рынках.
У российского миллиардера калийная тема вырастает в большую проблему. Если падение акций «Уралкалия» можно считать временным явлением, то игра А. Лукашенко может стоить Керимову всего калийного бизнеса. Не будем забывать, что переговоры по созданию в Швейцарии белорусско-российского калийного оффшора «Союзкалий» зашли в тупик. Если С. Керимов не согласится на предложение А. Лукашенко по совместной работе на внешних рынках, то А. Лукашенко может предложить Кремлю сделку следующего содержания. «Вы определяете, кто будет новым владельцем «Уралкалия (через национализацию и приватизацию или посредством совершения прямой сделки выкупа акций у Керимова), а потом мы вместе создаёт единую сбытовую компанию и восстанавливаем свои позиции на основных рынках сбыта. В ценовой войне обе стороны теряют миллиарды долларов, а это никому не нужно».

Такой расклад невозможет в трёх случаях. Первый – если вдруг В. Путин и правительство России жестко и резко вступиться за С. Керимова. А. Лукашенко знает, что В. Путин тоже не очень милует олигархов – миллиардеров, но если В. Путин воспримет это дело, как личное, если С. Керимов сделает близким Кремлю людям сделку, от которой невозможно отказаться, тогда мы станем свидетелями очередного белорусско-российского конфликта. Белорусская сторона будет представлять его, как конфликт суверенной страны, верного союзника братского славянского народа с не имеющим ничего святого олигархами – капиталистами. Российская сторона будет аппелировать к верховенству закона, фактам и международному праву, что само по себе экзотично.

Второй случай – это если С. Керимов сам согласится на условия А. Лукашенко, чтобы освободить Владислава Баумгертнера из тюрьмы и восстановить статус-кво до разрыва отношений с Беларуськалием. Он публично признает, что были допущены перекосы в отношениях с белорусским партнером, уволит освобожденного из тюрьмы главу «Уралкалия» и пойдёт на сделку по созданию новой олигополистической калийной структуры.

Третий случай, когда сценарий А. Лукашенко не сработает, это когда С. Керимов бросит В. Баумгертнера в белорусской тюрьме на 10 лет. Мол, это издержки бизнеса, и продолжит реализовывать свой сценарий, предполагающий реальную калийную войну за внешние рынки с «Беларуськалием». Конечно, репутационно это будет явный проигрыш Керимова, но при его деньгах он постарается отыграться на А. Лукашенко другим, тоже ассиметричным способом.

Беларусь перед угрозой потери миллиардов долларов

Переход калийного конфликта в острую стадию обусловлен большими потенциальными потерями Беларуси. С учетом ценовой войны и ограниченного спроса Беларусь может каждый год терять до $1 млрд. экспортной выручки. Это посерьёзнее тракторов и МАЗов будет. В 2012г. Беларусь экспортировала калийных удобрений в объёме 3668,9 тыс. тонн на $2667,6 млн. В 2011г. было соответственно 4698,3 тыс. тонн и $3350 млн. в I полугодии 2013г. ценовая ситуация на калийные удобрения ещё больше ухудшилась. Цены по сравнению с аналогичным периодом 2012г. упали на 14,1%. В физическом выражении Беларусь продала за рубеж почти 2 млн. тонн калийных удобрений, столько же, сколько и в 2012г., но из-за неблагоприятной ценовой конъюнктуры потери валютной выручки приблизились к 15%.

В 2012 году средняя цена тонны калийных удобрений, экспортируемых из Беларуси, по данным Нацстата РБ, составляла $727 за тонну. В январе – мае 2013г. цена упала до $639 за тонну. Ценовая война «Беларуськалия» с «Уралкалием» могла бы опустить цены до $300 за тонну. Даже при сохранении объёмов экспорта 2012г., что маловероятно, Беларусь потеряла бы более $1 млрд. С учётом того, что «Уралкалий» наверняка бы выбил «Беларуськалий» из некоторых рынков, то недополучение валютной выручки Беларуси могло бы составить до $1,5 – 1,7 млрд. в год. Это означало бы мощнейший удар по и без того испытывающей трудности белорусской экономической модели.

В контексте этих цифр становится попятной жёсткая реакция правоохранительных органов Беларуси, за которыми чётко вырисовывается контур главы государства. Он в очередной раз предлагает Кремлю игру по-крупному, потому что поддаться на рейдерские штучки В. Баумгертнера и С. Керимова для него было бы унизительно.

А. Лукашенко пошёл на конфликт прагматично, рассчитав время удара. Кремль увлечён Сирией, Украиной и выяснением отношений с Вашингтоном. В этой ситуации ссориться с союзником по Таможенному союзу В. Путин едва ли будет. Это проблема не его уровня. На фоне предпродажной подготовки Мозырского нефтеперерабатывающего завода (понятное дело, для «Роснефти» и И. Сечина) арест руководителя «Уралкалия» и конфликт с олигархом С. Керимовым не кажется со стороны А. Лукашенко такой уж правовой авантюрой.


Если товары не пересекают границы, это делают армии

С 00:00 часов 14 августа Россия де-факто заблокировала импорт всех товаров из Украины. Российской таможне приказано подвергать украинские грузы сплошной проверке, в том числе выгрузке, перегрузке и загрузке их назад в транспорт. Под сомнение поставлены сертификаты качества и другие сопроводительные документы. Это дополнительные затраты для производителей и экспортеров, которые делают украинские товары абсолютно неконкурентоспособные на российском рынке.

Блокировка кондитерских изделий «Рошена» была лишь разминкой. Сейчас Россия включила тяжёлую артиллерию. По оценке Федерации работодателей Украины страна может потерять $2 — 2,5 млрд. Поскольку никто не знает, сколько продлится полная торговая блокада Украины, делать оценки потерь преждевременно. Операция по принуждению Украины к вступлению в Евразийский экономический союз вступила в решающую фазу.

Выбор времени российской торговой агрессии в отношении Украины был выбран не случайно. Август — пора летних отпусков в Европе и США. Во-вторых, гражданская война в Египте полностью вытеснила тему российско-украинской торговой войны из эфира мировых СМИ. В-третьих, полностью разобранное состояние склочной украинской политической элиты. Когда торговая война уже началась, они продолжали наслаждаться отпусками в теплых, заморских краях. Проспали конфликт большинство украинских СМИ и гражданское общество. Лето разморило всех.

Появились мнения, что это не торговая война России против Украины. Это бизнес группа «Росукрэнерго» Дмитрия Фирташа воюет против Виктора Януковича. Поэтому можно расслабиться и наслаждаться очередным политико-экономическим реалити шоу. По этой логике получается, что Владимира Путина втянули во внутриукраинские разборки. Ненависть и неприятие разных украинских политиков и бизнесменов такая сильная, что даже в такой ситуации они готовы радоваться уничтожению бизнеса конкурентов и врагов, пусть даже руками российских таможенников, пусть даже ценой глубокого экономического кризиса.

Причины украинско-российской торговой войны

После провального визита В. Путина в Киев в июле 2013г. Кремль решил прекратить использование тактики заманивания Украины в Евразийский экономический союз пряниками. В этом плане Беларусь служила примером того, что могла бы получить Украина, если бы она вступила в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана. Не возымели эффекта предложения по покупке нефтегазовых активов Украины российскими государственными монополистами. Неожиданным для России оказалось согласие Украины подписать предложенный Евросоюзом, явно дискриминационный по отношению к ней Договор об ассоциации. Времени до принятия Украиной и Евросоюзом решения по этому договору осталось до ноября. Терпение Кремля по уговорам, использованию дипломатических приманок иссякло.

В. Путин понимает, что без Украины Евразийский таможенный союз (ЕТС) резко теряет привлекательность и большую часть экономического и геополитического смысла. Он поставил всё на карту региональной реинтеграции. Россия находится на самой концовке продолжительного периода нефтяного бума. Ресурсы пока есть. Власть внутри страны централизована и гарантирует стабильное получение ренты. Политические амбиции лидеров Кремля выходят далеко за рамки РФ. Кремль сформировал мощное про-российское лобби в Евросоюзе, существенно повысил свой статус на международной арене. Украина позарез нужна ему для геополитической экспансии. Окно возможности для вовлечения её в Евразийский экономический союз может закрыться на Вильнюсском саммите 28-29 ноября 2013г.

Украинский грязня: кто пятая колонна?

Президент Виктор Янукович готов хоть завтра подписать любой договор об ассоциации с Евросоюзом. Хуже его отношения с В. Путиным уже быть не могут. Он проспал начало торгового противостояния и ждёт, что скажут другие. Лидерские качества, если и были, то улетучились. В. Янукович не смеет обратиться напрямую в Евросоюз, к США, привлечь на свою сторону международную общественность. Ю. Тимошенко из тюрьмы продолжает создавать ему большие проблемы. Отпустить её он не может, поскольку вынужден согласовывать свои действий с членами своей команды и спонсорами.

Второе серьёзное препятствие для В. Януковича в новой торговой войне с Россией — ориентированный на российский рынок украинский бизнес. Блокировка украинского экспорта только ж/д техники, черных металлов, машин и оборудования приведет к потере около $6 млрд. валютной выручки. Даже если Украина завтра подпишет соглашение с Евросоюзом, она не сможет переориентировать эти товарные потоки на Европу, потому что там львиная доля этих товаров неконкурентоспособна. Полный разрыв торговых отношений между Украиной и Россией был бы повторением развала Советского Союза и поставил бы перед украинскими элитами очень серьезную задачу проведения структурной реформы и очищения авгиевых конюшен неработающих институтов.

Получается, что ориентированный на российский рынок бизнес и его политические лоббисты обвиняют В. Януковича и его команду в том, что он — пятая колонна в Украине, а президент, в свою очередь, говорит то же самое о своих политических и коммерческих оппонентах. Населению противны и те, и другие. Коррупция так разъела украинские институты власти, все её ветви, что людям всё равно, сколько денег потеряют украинские бизнесмены, насколько уменьшится государственная казна. «Воровать меньше будет!» — в сердцах заявляют обыкновенные украинцы, не до конца осознавая, как это отразится на их семейных бюджетах и рынке труда.

Политические власти и бизнес, гражданские структуры и СМИ — даже перед лицом серьезнейшей опасности не готовы объединяться. Это на руку тем силам внутри Украины, которые все громче продвигают идею превращения Украины в Федерацию. Кремль своими действия, безусловно, подталкивает Украину к такому сценарию, но главная ответственность за всё, происходящее в стране, несут, конечно, украинские распорядители чужого.

Уникальная роль А. Лукашенко

А. Лукашенко с тревогой и опаской наблюдает за новых украинско-российским конфликтом. Он понимает, что Кремль в новой региональной реальности будет предъявлять совсем иные требования к официальному Минску. Требования блокировать украинский импорт уже прозвучало. Если А. Лукашенко не послушает своего партнера по Таможенному союзу, В. Путин может сменить политику пряников на политику кнутов в отношении Беларуси. Главный санитарный шлагбаум России Геннадий Онищенко уже пригрозил пальчиком в отношении белорусских молочных товаров. В руках Кремля такое количество инструментов давления на А. Лукашенко, что ситуация с Украиной может показаться цветочками.

Белорусский президент оказался в ситуации, похожей на конфликт Грузии с Россией. Тогда дипломатическое давление на него признать Южную Осетию и Абхазию было огромным, но А. Лукашенко не сломался. Сегодня он может стать джокером в украинско-российском конфликте. Его позиция в региональных конфликтах резко усиливается. Однако на этот раз Кремль, имея в руках договор о Таможенном союзе, не готов позволить А. Лукашенко сыграть свою игру. А вот В. Януковичу очень важно заручиться поддержкой белорусского президента. Если ещё на их сторону встанет Казахстан, то бряцающий таможенным оружием Кремль окажется в неуклюжем положении. С другой стороны, поведение Кремля по принуждению Украины к вступлению в Евразийский экономический союз, ещё больше уже сильно насторожило политические элиты Беларуси и Казахстана.

Все разговоры о преимуществах евразийской интеграции перед европейской выглядят пустой болтовнё. То, что Кремль пошёл на такого рода действия, говорит о том, что у него закончилось дипломатическое и политическое терпение. Это открывает новую страницу в интеграционных процессах на постсоветском пространстве. Оно обещает нам обострение отношений между А. Лукашенко и Кремлём, большую отстранённость Казахстана, склонность Украины и Беларуси к более тесному сотрудничеству. Не исключена дезинтеграция Украины. В случае падения цен на нефть такие же процессы могут начаться в России.

Жалко смотреть на Евросоюз. Он продолжает спать, как будто ему вместе с нефтью и газом Россия впрыснула сильную дозу снотворного. Америка не вмешивается. Она в шоке от тех процессов, которые происходят в Африке и на Ближнем Востоке. Украинско-российский конфликт грозит стать нашим региональным междусобойчиком. В свете торговой войны придётся пересмотреть роль и значение не только В. Януковича и В. Путина, но также А. Лукашенко. Чем бы ни закончился этот конфликт, проигравшие уже известны — обыкновенные украинцы, россияне и, возможно, беларусы. Торговые конфликты между олигархами и распорядителями чужого разных стран всегда являются антинародной войной. Горько осознавать, что полководцы в пылу своих амбиций и гордыни жертвы не считают.

19 лет гробят страну – и для них это только начало

Морально воздать всем по заслугам. Грешно давать незаработанное и незаслуженное. Белорусская экономика коллективного барака стремительно превращается в бардак. Об этом яростно и эмоционально рассказал сам Александр Лукашенко на заседании Совета Министров Беларуси. 1 марта 2013г. шесть часов подряд глава страны «песочил» Совет Министров. В стране была «дурница», которую глава страны требует немедленно прекратить. С теми же людьми, которые её развели и активно поддерживают. Без изменений структуры управления и собственности.

А. Лукашенко четко охарактеризовал своё правительство. Его недостатки – «пассивность и отсутствие инициативы, неумение работать на упреждение негативных явлений и порой боязнь принятия решений». Проще говоря, главный недостаток министров – это их профнепригодность. Они «погрязли в бесчисленных многочасовых совещаниях, где решение вопроса просто «тонет». Зачем же было их назначать и терпеть три года, а многих и более 15 лет, чтобы в этом убедиться?

А. Лукашенко ставит правительству общую оценку «неудовлетворительно» — и всех министров оставляет на своих насиженных кабинетах. Он описывает их основное правило, как «наобещать с три короба, а затем просить о продлении срока» — и даёт им еще год порулить. Кадровая ротация происходит только тогда, когда чиновник лично позаботился о своём теплом будущем: «… Чиновник, работая, создает себе укромное теплое место в какой-то коммерческой структуре, увольняется, туда уходит, получает в 10 раз выше заработную плату и неплохо живет».

Строительный сектор как мафия

Строительная отрасль в Беларуси наиболее коррумпированная и даже «мафиозная». И всё это под крышей государства. Напомним, что речь идет об одном из трех основных приоритетов экономической политики страны. В этом секторе, по словам А. Лукашенко, «на регулярной основе фиксируются факты неэффективного использования бюджетных средств, завышения объемов и стоимости выполненных проектных и строительно-монтажных работ, приписки, махинации с расценками». Только за 2012 год органы стройнадзора на объектах строительства жилья выявили более 30 тысяч дефектов.

            А. Лукашенко потребовал от вице-премьера Анатолия Калинина ответа на очень красноречивый и содержательный вопрос: «Когда мафиозная строительная структура превратится в государственную структуру? Я не боюсь это сказать публично. У вас строительная мафия. Это не только я говорю». О том, как под руководством президента и его назначенцев государственный приоритет превратился в мафию, ни Комитет госконтроля, ни КГБ, ни МВД не сказали. А вот о том, что квартиры в Беларуси стоят дороже, чем в Берлине или Братиславе, знает каждый белорус.

Энергетическая прорва и министерство вне связи с цивилизованным миром

А. Лукашенко громогласно поставил задачу обеспечить энергетическую безопасность и модернизировать энергетику. Чиновники в этом секторе работают так, что даже поставщика энергетического оборудования (для Березовской ГРЭС) выбрать толком не могут, а предоплата за рубеж в объеме почти 20 млн. евро уже давно. В госзакупках в энергетике «никак не могут навести должный порядок. Злоупотребления, зачастую прямые хищения при проведении тендеров». Комитет госконтроля не успевает выводить на чистую воду распорядителей чужого (политиков и чиновников), которые под прикрытием энергетической безопасности в зародыше уничтожили конкуренцию в ТЭКе. В результате цены на электроэнергию для белорусских промышленных предприятий выше, чем в Центральной и Восточной Европе, а газ для Беларуси из России почти в три раза дешевле, чем для стран этих стран ЕС.

 Сельское хозяйство как бездонная бочка

В сельском хозяйстве в Беларуси «все вроде бы и неплохо», но «несмотря на значительную поддержку со стороны государства, большинство сельскохозяйственных организаций по-прежнему не располагают финансовыми ресурсами для расширенного воспроизводства. За прошлый год число убыточных организаций по отрасли возросло на треть, а сумма их чистого убытка – аж в 11 раз».

Из запланированных 1208 молочно-товарных ферм реконструкцию провели лишь на 236 фермах. «Еще 186 ферм приняты пусковыми комплексами». Только 35 – 37% с/х предприятий стабильно имеют собственные средства. Остальные же глубоко подсели на иглу бюджетных дотаций и кредитов госбанков. Сельское хозяйство в Беларуси – это хороший бизнес для тех, кто не привык считать чужие деньги, но привык регулярно их получать.

Из темницы в «вольницу»

Безобразно низкое качество макроэкономической политики, недопустимо плохую монетарную политику признал сам А. Лукашенко: «Если посмотреть за период с начала 2011 года, то к настоящему времени белорусский рубль девальвировался в 2,9 раза. При этом потребительские цены выросли в 2,6 раза. В том числе на продовольственные товары — почти в 3 раза, на непродовольственные товары и услуги — в 2,5 раза». Население и бизнес в условиях жесткого ценового регулирования, торгового протекционизма и тотальной госсобственности были лишены инфляционно-девальвационным сдвоенным ударом около $4 млрд. – и никого не уволили, ничего в денежной политике не поменяли.

А. Лукашенко любит наступать на одни и те же грабли: «Я требую прекратить вольницу в ценообразовании. Нет такой необходимости. Правительству и Национальному банку нужно более эффективно осуществлять ценовое регулирование». Опять регулирование цен в ручном режиме? Одновременно глава Беларуси предостерегает от «наводнения экономики страны незаработанными деньгами». Как будто это не его подчиненные в Нацбанке и правительстве в 2012 году увеличили рублевую денежную массу на 57,2%, а объем кредитования почти на 40% за 2012г. Нацбанк выпустил Br-рублевых денег в обращение в 2,1 раза больше, чем в 2011г.

За три года утроить выручку – Мюнхгаузен отдыхает

Беларусь живет по плану четвёртой пятилетки (2011-2015). Её основные показатели уже практически сорваны, но глава Беларуси кроме пятилеток ничего другого не умеет и желания учиться тоже не проявляет. На ближайшие три года он ставит задачу обеспечить рост годовой выручки на одного занятого до $60 тысяч. Сегодня почти 60% организаций с долей государственной собственности имеют годовую выручку менее $20 тыс. Утроить объем выручки за три года – это даже круче, чем удвоить ВВП на пять лет.

Ставить задачи, раздавать приказы, чинить публичные разборки глава Беларуси умеет, а вот добиваться их выполнения явно не получается. Как тут утроишь выручку на одного работающего, если глава Нацбанка Н. Ермакова жалуется на качество проектов и программ, которые Нацбанку и Совмину предлагают кредитовать. Сплошь сырые бизнес-планы с размытыми сроками окупаемости. Глава Комитета госконтроля Александр Якобсон вторит руководителю Нацбанка: «Многие предприятия уже привыкли сидеть на бюджетной игле и дальше с напором добиваются государственной помощи».

За 18 лет правления первого президента Беларуси госпредприятия сформировали культуру иждивенчества и халявы. Это стало возможных только при безнаказанности «красных директоров» и «крэпких хозяйственников» из государственных концернов и министерств. Почему вдруг эти же самые люди в рамках тех же организаций начнут зарабатывать в три раза больше, непонятно.

Перед судами неудобно

А. Лукашенко публично признаётся в давлении на суд: «Мне не очень удобно перед руководителями наших судов принимать тут решения, наверное, за них. Но вы видите бардак, дальше это просто нетерпимо. Пока мы дойдем до судов, и прокуроры там все это оформят, вас завалят, и мы ничего не решим. С одной стороны, у них (предприятий) денег нет, а с другой стороны, просто идет разбазаривание денег». Самый эффективный способ решения проблемы – это не обращение в профессиональный, независимый суд, а налаживание мостов с администрацией президента.

А. Лукашенко, по сути дела, сам признал, что Беларусь – не правовое государство, а белорусское «экономическое чудо» — это обыкновенный бардак, в котором государственные ресурсы разбазариваются направо — налево. Закон не работает. Исполнительная дисциплина на нуле. Только один президент носится по всей стране, заменяя собой судей, министров, директоров и прокуроров. Так и надорваться можно.

            Белорусские власти решили заменить свободный рынок централизованным управлением – и напоролись на те же грабли, что и Советский Союз. Чиновники и руководители госпредприятий создают частные структуры, через которые, как через сито, проходят бюджетные ресурсы. «У нас огромная масса контактов государственных предприятий с коммерческими структурами и посредническими фирмами-однодневками. Я думал, это единичные факты. Но, сидя здесь, я вижу, что это повсеместно так» — характеризует А. Лукашенко созданную своими руками систему. В Беларусь только около 20% экономики работает по рыночным правилам. Остальное – под колпаком распорядителей чужого, к числу которых относятся так называемые «политические предприниматели».

Мужики, начитайте работать!

После столь жестких оценок глава Беларуси не решился на отставки. Менять шило на мыло – а другого в его команде, заточенной на неосоциализм, нет – смысла нет. Он только призвал министров, наконец, начать работать на модернизацию страны, честно и ответственно: «Начинайте, мужики, просто шевелиться». Многие из этих «мужиков» слышали такие же слова и 5, и 10 и 15 лет назад. Они и начнут, ни шатко, ни валко, заботясь о своём кармане и щедрой пенсии госслужащего.

Не решился А. Лукашенко на смену экономического курса. 18 лет А. Лукашенко вёл Беларусь в матрицу обновленного совка. На этом пути самым большим его достижением были отношения с Россией. Вернее беспрецедентная поддержка Кремлём своего партнера по неприлично затянувшейся интеграции. Без ежегодного гранта в размере около 15% белорусского ВВП в течение 15 лет заниматься такими безобразиями так долго было бы невозможно. Кремль хотел помочь, а оказал Беларуси медвежью услугу. Зачем приводить в порядок экономику, если проще, дешевле и надежнее для А. Лукашенко убедить руководителей России продавать дешёвый газ и нефть и оказывать партнёру по интеграции другие формы поддержки. Фактор Кремля для Беларуси стал тем же, чем нефть для России. Обе страны зависли в стагнации: ни прогресса, ни реформ – топтание на месте и погружение в бардак и коррупцию. Белорусский и русский мужик не привыкли креститься, пока гром не грянул.

02 января 2013

Шарик сдулся

Структурный кризис и два выхода из него

 Бывает радость со слезами на глазах. Вроде бы праздник на дворе, а на душе кошки скребут. Празднования Рождества и 2013-го Нового года проходят в тревоге. Черные мысли роятся на подсознании. Их не удается ни замолить в храмах, ни залить алкоголем. Вроде бы всё хорошо: тепло, чисто, светло и магазины полны товарами. Вроде бы заводы работают, банки кредитуют, университеты учат, а больницы лечат. Жизнь идет своим чередом. Кто-то богатеет, кто-то беднеет, кому-то везет, кому-то нет – обычный уклад жизни. Всё так, но на горизонте маячит опасный структурный кризис. В 2013 году он дойдёт до многих домов в Беларуси, России, США и ЕС.

 Беларусь – в мировом тренде

 В Беларуси атмосферу стабильности поддержал курс белорусского рубля. Br8570/$1 – это всего на 2,6% больше, чем в начале 2012 года. При ставках по рублевым депозитам за 40% миллионы белорусов подняли бокалы за здоровье Нацбанка. Уверенность в правильности выбранного пути должна была укрепить новость о повышении минимальной месячной зарплаты до Br1395 тыс. ($163) и часовой – до Br8340. Это в 10 раз меньше минимальной почасовой оплаты в США.

            Россияне довольны по-своему. Цены на нефть и газ устойчиво высокие. Значит, всё в порядке с бюджетом и стабильностью российского рубля. Растут пенсии и зарплата. Приток импорта товаров после вступления в ВТО сдерживает рост цен и расширяет выбор. Про диверсификацию экономики говорят, но большого желания ее делать нет. К коррупции все привыкли, как к назойливой мухе или плохому соседу.

Американцев порадовали бюджетные договоренности. Страна отошла от финансового обрыва, а Б. Обама убедил Конгресс повысить налоги на богатых. Особой симпатии к ним не испытывает треть американцев, которые получают более двух видов социальной помощи от государства. Еще больше радости от наказания богатых испытывают 47,7 млн. американцев (14,9% всего населения). Именно столько людей получают продовольственные карточки.

            Европейцы тоже утешают себя небольшими успехами. Зона евро не развалилась. Денег на выплату пособий по безработице для почти 26 миллионов трудоспособных европейцев в ЕС-27 пока хватает. Европейский центральный банк не жалеет живота своего и, смотря в хвост Федеральной резервной системе США, вбрасывает в экономику «тонны» свеженапечатанных евро.

Распорядители чужого этих стран объединены в едином порыве любой ценой спасти коммерческие структуры, которые too-important-to-fail, слишком важные, чтобы обанкротиться. У каждого государства свой список таких «стратегических» объектов и приоритетов. Распорядители чужого (политики и чиновники) едины в поддержке большого бизнеса. В одних странах этот бизнес государственный, в других – частный. Рука руку моет. И всё это творится под прикрытием заботы о народе. Нет принципиальной разницы между следующими кейсами: белорусские власти за счет денег налогоплательщиков выручают Беларусбанк, ОАО «Горизонт» или ОАО «Интеграл»; российские власти тратят миллиарды долларов на АвтоВАЗ, ВТБ Банк или РЖД; американская администрация президента национализирует General Motors, Fannie Mae and Freddie Mac или европейские политики и чиновники вливают сотни миллиардов евро в ING, Fiat, Dexia или Royal Bank of Scotland.

 Что такое структурный кризис

 Беларуси, России, США и ЕС с огромным трудом даются структурные реформы. Слишком долго они работали в старом режиме. Заводы и фабрики обросли номенклатурными связями. Банки, страховые организации и разного рода фонды прочно встроились в бюджетные потоки. Из-за дешевизны кредита мировая экономика слишком долго производила в непомерно больших количествах товары по завышенным ценам. Вот и случился запор. По-научному такое состояние называется структурным кризисом. Это когда происходит разрыв между потребителями и производителями, финансовым и реальным секторами, кредиторам и заёмщиками, нанимателями и наёмными работниками. Это когда заводы и фабрики производят не те товары, не в том месте, не по тем ценам или не того качества. Это когда банки и финансовые организации предлагают всё новые, все более дешевые кредиты, не имея возможности взыскать старые. Это когда наниматели не могут сохранять прежний уровень занятости, а правительство не хочет улучшать условия для создания новых рабочих мест. Это когда университеты штампуют специалистов для несуществующего рынка труда. Иными словами, структурный кризис – это когда старое еще слишком сильно, чтобы сдастся и стать историей, а новое слишком слабо, чтобы пробить себе дорогу на рынок, тем более что распорядители чужого поддерживают старое и топят новое.

Структурные дисбалансы появляются, когда производители слишком долго закупали слишком много оборудования. Благо кредиты были дешевыми. Сейчас большая его часть простаивает. Реального спроса на существенно большее предложение товаров нет. На новый уровень вышла региональная и международная конкуренция. Глобальным стал рынок капитала. А денежные печатные станки ФРС, ЕЦБ, Банка Англии, Японии еще глубже увязали в грехе фальшивомонетничества. Валютная экспансия богатых стран надувает фондовые, сырьевые и строительные пузыри по всему миру. Сначала запад научил развивающиеся страны привязывать свои валюты к доллару/евро, а сейчас эта привязка в условиях денежной экспансии гробит экспорт и денежные системы этих стран.

            Сбились ценовые ориентиры. Исказились ценовые пропорции. Богатые и транснациональные компании умело оптимизируют налоговую нагрузку. Бедным дорогие юристы и финансисты не по карману. Дополнительные государственные поборы тяжелым бременем ложится на плечи малого бизнеса. Быть предпринимателем становится всё тяжелее, быть чиновником – все выгоднее. Это еще одно опасное проявление структурного кризиса. В его тисках находится как Запад, так и Восток, как авторитарная Беларусь, так и европейская Испания.

 Лекарства от чиновников хуже яда

 Структурный кризис – это не мелкие шероховатости на рынке денег и товаров. Это не локальная проблемка в одном из секторов экономики. Все попытки распорядителей чужого ликвидировать структурный кризис огромным валом дешевых денег, списанием долгов и национализацией обречены. В последние пять лет десятки триллионов долларов было потрачено на ликвидацию структурного кризиса. Результат – ноль, даже минус ноль. Ситуация с долгами, неплатежами, неликвидами и пузырями только усугубилась. В этом признаются даже идеологи государственного интервенционизма в лице МВФ и Всемирного банка.

Рынки не стали устойчивее. Токсичных активов не стало меньше. Даже ясности и понимания того, где эти самые «ядовитые» активы находятся и как они отравляют здоровую экономику, не прибавилось. А всё потому, что распорядители чужого объективно не знают, где находятся зараженные места национальных экономик, не обладают информацией о здоровой структуре экономики будущего. Их инструменты интервенционизма создали нынешний структурный кризис. Они не могут быть одновременно лекарством и отравой.

А. Лукашенко, Б. Обама, В. Путин или А. Меркель, с точки зрения структурного кризиса, абсолютно одинаковы. Как политики и чиновники, они спасают старую структуру экономики в надежде, что она неким магическим способом трансформируется в новую. Они пытаются угадать движение рынков, сделать ставки на передовые технологии и предвосхитить желания потребителей на годы вперед. Не получится.

Ни они, ни финансисты, ни сами изобретатели не в состоянии сказать, какие технологии победят в будущем. Высокомерный элитизм распорядителей чужого идёт в паре с их лицемерием и цинизмом, с их бесконечными аппеляциями к воле народа. Мол, мы знаем, как вам, обыкновенным, «сирым» людишкам помочь. Только не мешайте нам тратить ещё больше ваших денег.

Выйти из структурного кризиса можно только с опорой на малый бизнес в системе децентрализованного управления и частной собственности. Т. е. когда сами предприниматели (не путать с белорусским ИП) в рамках своих бюджетов, частных активов и индивидуальных бизнес планов будут принимать инвестиционные, производственные и торговые решения. Такая система называется капитализмом. К сожалению, её сегодня днем с огнем не сыщешь ни на Западе, ни тем более на постсоветском пространстве.

 У людей заканчивается терпение

 Люди терпеливо ждали, когда же у распорядителей чужого получится, но терпение их на исходе. Под воздействием официальной антикапиталистической пропаганды избиратели в ЕС, США, России и Беларуси не любят капитализм и боятся либерализма. Они-то думают, что все те безобразия, которые творятся в мире, и есть порождение этой идеологии и системы. До них пока не дошло, что истинные причины структурного кризиса – в всеохватывающем, глобальном интервенционизме, в надменности и оторванности от жизни политиков и чиновников, в их неуёмном желании жить за счет других.

            Структурный кризис и импотенция распорядителей чужого вызывают всё больше недовольства. Оно перерастает в ярость. Тысячами горят автомобили во Франции. Сотни тысяч людей бастуют и беснуются в Испании. Миллионы греков в акциях протеста ломают и крушат, требуя восстановление исторической халявы. То ли еще будет. Последние данные Евробарометра (опрос жителей стран ЕС-27 в ноябре 2012) убеждают в этом.

            В целом в ЕС-27 аж 72% европейцев считает текущую экономическую ситуацию в своих странах плохой. Ситуацию в европейской экономике считают плохой 75% жителей ЕС-27, в мировой экономике – 69%. Тренд на ухудшение продолжается с 2007 года. Только в шести странах из 27-ми более 50% считают состояние экономики хорошим (Швеция, Германия, Люксембург, Австрия, Финляндия, Дания). В девяти странах количество недовольных экономикой превышает 90%. Особо негативными оценками выделяются Греция, Испания, Румыния, Кипр, Италия, Ирландия и Болгария.

            Европейцы обреченно, с большим пессимизмом смотрят в будущее. 40% считают, что ситуация в экономике их стран еще больше ухудшится, и только 17% ожидают улучшения. В отношении европейской экономике таких соответственно 39% и 16%. Уровень доверия к национальным правительствам близок к историческому минимуму. В целом в ЕС-27 в ноябре 2012г. он составил 27%. Хуже было только осенью 2011 года (24%). За редким исключением скандинавских стран и Германии доверие к распорядителям чужого ниже плинтуса. Поскольку их фантазия в 2013 год не выходят за рамки избитых инструментов интервенционизма, по-настоящему тяжелые времена для Европы, США и, соответственно, для России и Беларуси еще только начинаются.

            Парадоксально, но в Европе, особенно в развивающейся её части, растёт спрос на сильную руку, на крепкий кулак. Демократия в паре с интервенционизмом породила Левиафана, а он создал, распоясавшись, родил структурный кризис.

Есть основания считать, что в России и Беларуси увеличится спрос на демократию и либеральную экономику. Экономики этих стран уже наелись ручного управления и государственных инвестиций. Нам очень дорого обходится «мудрость» вождей и слепая вера в них толпы.

В отличие от переломной концовки 1980-ых, сегодня в мире нет ярко выраженного образца и лидера в проведении структурных реформ. Социализм практически победил во всём мире. Где-то он демократический, где-то авторитарный. Люди добровольно или из-под палки отдают около половины произведенного и заработанного в руки распорядителей чужого. Это и есть социализм. Его крах неизбежен. На это указывают как экономические индикаторы, так и отношение людей. Если в Европе такой жуткий пессимизм, то можно себе представить настроения в менее устойчивых частях мира.

Шанс Беларуси, России, США и ЕС – в очередной либеральной революции. Главное, чтобы на пути к светлому идеалу либерального капитализма человечество не застряло на несколько десятилетий в зоне авторитаризма, конфликтного протекционизма и националистического изоляционизма. Такое тоже может быть, особенно если власти и оппозиция, социал-демократы и консерваторы, социалисты и экологисты сформируют непробиваемый интервенционистский консенсус.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире