На Бажова во дворах дом сгорел. Мальчик соседский поджег. Причем все квартиры в найме, а у одной женщины в собственности комната 18 метров. А по закону, если у тебя собственность сгорела, тебе никто ничего не должен. Умные люди тут же скажут: надо страховать. На что опытные им тут же ответят: никто не застрахует. Но тетушке повезло – дом будут расселять и ей компенсируют. И она вообще очень довольна. Говорит: мне дали вдвое больше, чем положено, не шесть метров, а тринадцать! Не унывает и всё как-то решается.

А потом пришла женщина, ей 80 лет и старшая сестра её прошла всю войну. И в разбомбленном немецком госпитале подобрала жестяную коробочку. На ней написано «Бранд компрессо». Противоожоговый пластырь. И она пришла мне рассказать, что этот чудесный пластырь моментально снимает боль и заживляет ожоги. Что с этим пластырем выросли её дети и внуки. Но вот беда – он исчезает, как шагреневая кожа. И надо обязательно показать этот пластырь нашим врачам, вдруг они смогут разгадать его секрет. И она достала узелок, где в чистую тряпицу был бережно завернут водонепроницаемый пенал, в котором сохранился небольшой моточек пластыря, который ещё клеится. Так-то больше семидесяти лет прошло. Если у кого будет интерес – контакты бабушки есть, а коробочку я сфотографировал. Мне очень приятно, что восьмитесятилетняя женщина ехала через весь город с искренним желанием оказать помощь людям и стране. Гвозди бы делать. Уважаю.

А потом зашла бабушка восьмилетнего внука. Внук – чемпион России и чемпион Европы по шахматам среди мальчиков. И ему надо ехать на первенство мира, которое пройдет 18-31 октября в Батуми. Цена поездки 108 003 рубля, а родители у парня бюджетники и им таких денег не собрать. Участие в первенстве мира для парня под вопросом. А он реальный претендент. Кто захочет поучаствовать – все контакты есть.

Кстати, у молодой красивой девушки с нейробластомой, которой нужна была операция в Москве, благодаря вашей помощи всё решилось. Сейчас она в сороковой на стационаре, хирурги стыкуются между собой и она едет. Прогноз благоприятный. Жму руку каждому, кто откликнулся.

Пришла пожилая женщина. Изможденная, плачет. Притащила гору фанфуриков. Цена за 100граммовый бутылёк от 18 до 25 рублей. У неё сын запивается. А если человек употребляет фанфурики, ему остается, как правило, недолго и мать это понимает. Спрашиваю: где продают? Она говорит: везде. Чтоб было понятно, этому определение только одно – геноцид. Причем винить некого: русские убивают русских. И делают это при участии властей и при попустительстве полиции. Когда-то мы не давали торговать в городе этим дерьмом, и у нас получалось. Сейчас времена изменились. Думаю. Списался с Дашей Халтуриной, пытаюсь найти какое-то системное решение. Не хватает ресурса. По парню попробую помочь.

Женщина пришла. Ей под 80. 48 лет стажа, из 24 года отработала на почтамте. В 76ом году дали служебную квартиру в доме на Норильской. Там она потихонечку и доживала свой век. В пятнадцатом году прокуратур сделал предписание, дескать, дом не пригоден для жилья, примите меры. Меры тут же приняли: отключили электричество и обрезали все трубы. И объявили дом нежилым. И отчитались. И бедная тетушка сидит там, как Челюскин во льдах. Отопления нет, туалет в кустах. Зато всё видно, потому что со светом мы договорились. Сложнейшая ситуация, потому что пойти ей некуда, и никто не берет на себя ответственность.

Несколько безвыходных ситуаций по ипотеке. Люди купили жилье, нарожали детей, исправно платили. Тут шмякнул кризис, доходы упали, платить нечем. А у банков таких много. И они стали выходить в суды и отнимать квартиры. И у только что благополучных людей отнимают единственное жилье, за которое они платили много лет, и выставляют на улицу. Причем всё по закону. В редких случаях мне удавалось находить компромисс с банками. Но сейчас ситуация ещё ухудшилась и мы просто помогаем затянуть выселение.

А потом пришла цыганка Лали. В молодости очень красивая была. А это как раз те цыгане, которые наркотиками не торговали. Поэтому я их люблю и стараюсь помогать. Она хотела встать на очередь на жилье. Мы ей подсказали, как собрать все документы, Договорились, что её примут. И вот она пришла грустная и говорит: «Женя, они ведь меня не поставили на учет». Я говорю: «Быть такого не может. Дай-ка документы посмотрю». Читаю и вдруг понимаю, почему их не поставили на учет. У них в доме прописано 48 человек! И это всё по-честному одна семья. Дом, кстати, стоит на улице Торфорезов. Так-то должны были на учет поставить.

А потом пришел бывший участковый с Уралмаша. Проработал в райотделе больше 20 лет. Ему руководство ставило задачу – искать пустые квартиры. С условием, что каждая третья – его. Он нашел девять. Но так ничего и не получил, а дали ему служебное жилье. Из которого, через несколько лет после увольнения, выгнали по суду. А я знаю на Уралмаше ещё несколько старых участковых, порядочных мужиков, кстати, которые отработали много лет и после увольнения остались в служебках. Их тоже начинают выселять. Откровенная несправедливость. Самые тяжелые вопросы всегда по жилью.

А потом пришла стойкая Рафиля с маленьким Динаром. Динар с детства не вставал на ноги, и она продала свою единственную квартиру и на эти деньги сделала Динару две операции. И у него появился шанс. И Артур Шомахов привез для Динара замечательную японскую коляску, а Гоша Куценко забрал их на реабилитацию в Москву, и они жили в его квартире. И ещё много добрых людей принимали участие. Я был очень рад их увидеть. Маленький Динар сам вошёл в кабинет и крепко поздоровался за руку.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире