С самого начала пришли несколько человек в поисках работы. Все с высшим образованием. Один работает официантом, другой — охранником (а куда ему еще, он философ по образованию), а третий просто не работает. Вообще, с высшим работу по специальности найти не просто. У меня вон несколько однокурсников-историков в гардеробах стоят (надо сказать – довольны). А, вообще, у нас на приемах в последнее время присутствуют представители ассоциации рекрутинговых агентств, и нам удается с их помощью эти вопросы решать.

Пришла женщина из кризисного центра. Она там работает, а по самым сложным вопросам всегда приходит к нам. Проблема в том, что в кризисном центре можно находиться ровно месяц и ни одного дня больше. А туда попадают люди без жилья, без прописки, погорельцы, оставшиеся с детьми на улице и без денег. И за месяц эти проблемы решить невозможно. И самая большая проблема – регистрация. Потому что без регистрации невозможно устроиться на работу, встать на очередь на жилье, оформить пособия, получить материнский капитал и т.д. И вот в каждом случае приходится что-то изобретать. Мало того, когда они выходит из кризисного центра их же тоже надо куда-то пристроить. Приятно, что женщина эта каждую ситуацию пытается разрешить и переживает за своих подопечных, хотя это никак не входит в ее должностные обязанности.

Пришла молодая красивая девочка, 20 лет, русская. Совсем маленькая приехала с родителями из Узбекистана. Окончила школу, окончила техникум, собирается поступать в университет. Родители живут где-то в Тагиле и бухают. Так вот, у девчонки из всех документов есть аттестат об окончании 11 классов, диплом техникума и свидетельство о рождении на узбекском языке. Понятно, что мы этот вопрос решим, но как – я пока не знаю.

Потом пришел Юрий Иванович. Начал рассказывать и все сбивался на внуков. Рассказывал, какие они у него хорошие и молодцы. Я и не перебивал. Видно, что ему приятно. А проблема в том, что ему 75 лет, он работал сварщиком на Уралмаше и сейчас стремительно теряет зрение. А за операцию ему выкатили 50 тысяч, что для него деньги совершенно неподъемные. Вот, смотрим чем помочь. Потом пришел полковник Фролов. Он 25 лет писал книгу «Оккупация глазами переживших» про свою родную деревню Подмаслово Залегощенского района Орловской области. Подарил. Книга получилась интересная. Куча фотографий, воспоминаний.

Потом девчонка пришла. Сама из Кургана, здесь вышла замуж, родилась тройня. Муж слегка припух. В это время из Кургана приехала ее мама – женщина решительная, и они мужа победили. И теперь они живут в квартире сестры мужа. Нужно какое-то жилье. Целое дело. А потом пришел парень Артем. Я хочу, говорит, зарегистрировать фонд, помогать пожилым людям. Я его спрашиваю: «А ты где сейчас работаешь?». Он говорит: «В том-то и дело, что нигде». — Ну, так ты помоги для начала хотя бы себе. Он говорит: «Это как?». – Начни работать, заработай денег, помоги своим родителям, своей семье, а остальное отдавай на благотворительность. Куда проще? Озадачился. Женщина пришла. Пятеро детей: трое маленьких, парням по 10, дочке 9, а двое уже взрослые. Дети веселые, да и сама не унывает. Уже 5 лет в такси работает. Жилья нет, ищут землю, готовы построиться своими силами. Вроде получается помочь.

Пришла целая делегация с Энтузиастов, 8. Дом начала 30х годов, просто валится. А все окрестные дома мы расселили в свое время. А этот не успели. А теперь у города эти полномочия забрали и расселением занимаются другие. Но людям очень сложно это объяснить. Кстати, в связи с тем, что у города отняли градостроительные полномочия, уже начались серьезные проблемы.

Потом пришла Людмила Петровна, у нее в октябре погибла дочь и сиротой осталась внучка, славная девочка. Людмила Петровна забрала ее к себе, и они живут душа в душу. Проблема в том, что нужно оформлять опеку, но обнаружилась одна серьезная досада. 15 лет назад на Людмилу Петровну напала соседка – алкоголичка, а потом сама написала на нее заявление. И Людмилу Петровну осудили, вынесли какое-то общественное порицание и тут же прекратили дело по амнистии. Она уж и забыла про это. И тут на тебе, справка эта всплыла. А Людмила Петровна 40 лет работает на очень серьезном предприятии, ее все знают и уважают, а по закону, имея судимость, она не может оформить опеку. И очень боится, что внучку сдадут в детдом. Сидит и плачет. Вам покажется, что это дико, но это на самом деле так. И вот сидим — изобретаем. Сегодня, в понедельник, вроде уже что-то решили.

Рафик Аглямович сегодня принес обращение (смотри предыдущий текст). Перекинул документы Марии Захаровой. Она посоветуется по линии МИДа. Договорился с Генеральным консулом Таджикистана и отправил обращение Генеральному прокурору России. Попробуем помочь.

Потом пришла женщина, показывает фотографию сына – молодой белозубый красавец. Вот ровно как на старых карточках голливудский киноактер. Дали за убийство 6,9. История простая: с друзьями за какую-то провинность вывезли из подъезда в лес какого-то бомжа и забили насмерть. Дело понятное и доказанное. Она говорит: «Понимаете, мой сын был с ними, он был в машине, но он никого не бил». А я посмотрел, и мне понятно, что он бил. Ну а с другой стороны, если он сидел в машине и смотрел, как его друзья убивают человека – тоже разница небольшая. Поговорил, что-то подсказал, как-то успокоил, а на душе тяжело. А потом пришла девчонка молодая, у нее в отец в Шале занимался лесом. А у отца работал тракторист, который всегда бухал, и он этого тракториста постоянно взбадривал, говоря по-местному – подмолаживал. В результате борщанул и тракторист умер. И отца закрыли по 111 ст., а девчонка верить не хочет. Но беда в том, что через несколько месяцев в Березовске также по 111 ст. закрыли ее брата. И мужиков в семье не осталось. Что ей сказать, чем ее утешить?

Очень много вопросов было, что-то взяли на себя кадровики, много помогали представители управляющих компаний. Лара Булатова разболелась и без нее мы заплюхались, потому что весь день шли многодетные и обездоленные. Наверстаем.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире