Больше тридцати человек на Изоплите. Многие сразу после армии. При сегодняшних обстоятельствах, наивные и беспомощные мысли родителей — главное отправить в армию, а там выправится, не имеют ничего общего с действительностью. У нас один восемнадцатилетний курит с шестнадцати, с виду нормальный, и мама надеется что он пробудет у нас, и уйдет в армию с осенним призывом. А я пытался с ним разговаривать, и вижу, что он скурил мозги. Ты говоришь с ним, он на тебя смотрит, а мысли у него все там, и дудочка Крысолова в ушах звучит. Я даже не знаю, как его в армию.

Парни в Быньгах за пчелами наблюдают, много интересного видят. Они говорят, что рой — это единый организм. И если одной пчеле вдруг больно, то все остальные эту боль чувствуют.

Два дня шел суд по Фонду. Допрашивали свидетелей обвинения. Я рассказывал об этом. В последний момент удивила Гриневская, с которой когда-то все и началось. Ее допрашивали по скайпу, и, судя по всему, она употребляет. Она что-то тараторила, путалась, противоречила, и вдруг, в конце, собралась с мыслями, и говорит — У меня вообще, к Шабалину нет претензий, и к Маленкину нет. Я и заявления на Фонд писать не собиралась! Просто мне в полиции дали позвонить маме, а она говорит, — Ты останешься в Фонде. Люди тебе руку протянули, спасают тебя, а ты, неблагодарная… — а я хотела домой уехать, и поэтому заявление написала.
Вот и все.

Пока идут свидетели обвинения. Все невнятно и расплывчато. Видно, что всех «потерпевших» научили говорить фразу: «Указания Шабалину давал Маленкин».
Зато врачи, красавцы: и скорая, и фельдшер, и патологоанатом, и начмед — все в голос сказали, что у Тани не было никаких повреждений, смерть наступила от менингита, и наконец, я сам увидел, что в деле достаточно доказательств того, что Игорь с первого же момента как у Тани поднялась температура, начал вызывать скорую, и связался с родителями.
Мы в этот процессе защищаться еще не начинали.

Шестеро девчонок закончили год без троек, а некоторые даже без четверок! Очень мне гордо.
А вчера Дима, старший на Сарапулке, сидит книжку читает, и вдруг слышит дружный рев двадцати человек. И ревут — то по-настоящему, честно так ревут. Он выскочил, перепуганный — Что случилось?!
— Да ничего не случилось, Титаник досмотрели… — Уфф-ф!...

У нас Люба, на Женском, умница, бросила курить! Неделю уже не курит. Я же говорю, умница!

Парни сегодня сдали обществознание. Тундра и Москва на пятерки, еще две четверки, а у остальных тройки. Ну, хоть сдали, Федорыч доволен.

Отъезд маленьких в Быньги пока под вопросом. Отец Виктор переживает, он боится что из-за маленьких приедут полицаи с облавой, и закроют реабилитационный центр, а он очень сложно и долго выстраивался, это очень точный механизм с большим количеством, порой невидимых глазу составляющих, развешанных на тоненьких серебряных нитях. И нарушить этот механизм по доставанию живых душ из ада, очень просто. И результатом будут загубленные жизни. И не хочет он этими жизнями рисковать. Буду с ним разговаривать. По большому счету, он прав, но я тоже прав. Так бывает.
Решим.

Мы обычно помогаем всем когда просят. А тут Женькины соседи, на Уральских Рабочих, попросили во дворе, на детской площадке машинку какую-нибудь сделать для детей. Женька попросил наших парней на Белоярке, ну и они сделали в столярке. Хорошая машина получилась, надо везти, а она в газель не входит! Во, как постарались! Привезли на большом прицепе, поставили, а она всю детскую площадку заняла. Ну, ничего, детям нравится, жители хохочут.

Ребята по «Стране» отчет написали, По-детски, конечно получилось, но прикольно.

Приехали могучие парни из Тольятти. Всерьез начинают работать по своему городу. Думающие, вникают. Костя из Пскова позвонил, Фонд «Город без наркотиков» в Пскове получил премию «Народное призвание», и благодарность от губернатора. Заслуженно. В Нижневартовске парни хорошо работают, в Анагрске у Шумилова (ashumilov), операция за операцией. Сейчас уже по Иркутску работают. В Краснокамске у Дельфина тоже работа идет. Везде вроде движется.
Решили собрать сторонников со всей Страны, провести два серьезных семинара. Первый по работе с подростками, а второй, по практике успешного противодействия солям и спайсам. Привяжем сбор к традиционному турниру,на годовщину Фонда (четырнадцать лет) . Так что можно приезжать с командами.
Готовимся. Спишемся.



Сегодня стоим на улице, перед оперативкой возле Фонда, а дождь прошел, и червяки дождевые выползли, а уже подсохло, и они лежат живые, а люди идут и их давят, и никто внимания не обращает. А один из парней стоял, и взял, собрал живых и отнес в газон. Я видел.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире