Несколько двадцатилетних с утра привезли. Местные, из Кушвы один, еще один из Тагила. Все курили, но симптоматика солевых проскакивает. Каждого выгнали с работы. У одного двое детей. Родители плачут. Очередь на оформление стоит.

Очень трудно с ними работать. Там есть нюанс, профессионалы поймут. Когда героиновый поставился, у него приход, а потом тяга (пролонгированное действие). Это не быстро. А когда колется солевой, у него приход, а тяги нет. То есть она есть, но неприятная, типа отходняков, и хочется скорее ее прекратить. А чтобы прекратить, нужен приход. Нужно снова ставиться. И так все быстрей. Все без мозгов.

На реабилитации они очень тяжелые. У них у каждого гонор, завышенная самооценка, и ноль самокритики. У них как у алкоголиков, может стебануть белочка в любой момент, только выглядит это по другому. Как правило, через несколько дней они просто начинают выть. Думают только о наркотиках. Раньше мы на карантине этот гон сбивали голодом — на третий, на четвертый день мысли о наркотиках отходили в сторону, потому что просто хотелось пожрать. Сейчас все. Гуманисты победили. И способа с этим справится никто не знает. Гуманисты же, они такие — любят быть добрыми за чужой счет.

Возникла еще одна неожиданная проблема. Отчаявшиеся родители, а их все больше, везут своих обсвищенных нарколыг в психушку, а там им говорят: Это не наш, везите в наркологию.
А в наркологии говорят: А зачем вы сюда привезли? Везите в психушку! Пинг Понг.

Ситуация нарастает. И мы бы сумели удержать, мы бы справились, но нам не дают работать по городу, и сами тоже толком не работают. По школам работать тоже не дают, и никто не работает. Практически все нарколыги, которые курят и жрут соли, сами участвуют в торговле. Их стало много, и они дерзкие.

Каждый день вал звонков по реабилитации, каждый день звонят из школ, а мы не можем разорваться, потому что у нас пытаются отнять Изоплит, потому что у нас хотят отнять домик, потому что наших забирают во время операций, потому что ходят полицаи, и уговаривают наркоторговцев писать на нас заявления, после обысков пять месяцев не возвращали сервера, и до сих пор не все вернули, и мы все это время без баз данных.

При этом с одобрения властей, на наших возбуждены уголовные дела, и дела-то все возбуждены только потому, что мы работаем! А за что, подонки, объявили в международный розыск Женю Маленкина?! За то что он за них, подонков, рисковал и их работу делал?!

Все это время, через проституток в СМИ вбивают в голову жителям, что нас нет, что нас разгромили и посадили — люди переживают, а наркоторговцы и продажные пляшут от радости…

И все равно мы работаем.
Понятно, что азарт не тот, и здоровье уже не то, но все равно стоим и работаем.

И вот иду я с этими обидными мыслями в Фонд на оперативку, и дождь еще пошел ледяной, а я раздетый, и досадно мне идти. Ну нахрен, думаю, мне все это надо?!...

И вдруг, догоняет меня какой-то парняга, и поднимает раскрытый зонтик над моей головой! Я смутился, говорю: Да, ладно!.... А он говорит: Хоть чем-то вам помогу! И довел так меня до самого крыльца!
Я улыбнулся, и пошел работать.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире