roizmangbn

Евгений Ройзман

19 февраля 2018

F
12 февраля 2018

Прием

Военной прокуратуре понадобился ремонт. Нашли какого-то подрядчика. Подрядчик нанял людей. Те работали-работали, денег им не платили, работать они отказались. Наняли других людей. Те работали-работали, денег не заплатили. Они с объекта ушли и стали добиваться правды. Пока они добивались правды, на ремонт военной прокуратуры наняли уже третьих людей. Умно! Таким способом можно полстраны отремонтировать. Я договорился и отправил их в мирную прокуратуру жаловаться на военную. Там им предложили обратиться в суд. И действительно: куда мирная прокуратура супротив военной. Пока не знаю, но как-то помогу.

Пришла молодая женщина. Ребенку год и десять месяцев. Болеет сильно. Нужен портативный кислородоконцентратор. Вопрос тридцати тысяч рублей, но для них это вопрос жизни и смерти. Поможем.

Потом пришла женщина. «Мы, — говорит, — беженцы из Одессы, у нас трое детей». Я говорю: «А что у вас там случилось?» Она смутилась. «Мужа, — говорит, — могли в армию призвать». Конечно, никакие это не беженцы. Но кто я такой, чтобы судить… Постараюсь помочь. Ещё пришла женщина. У неё на фронте погиб отец. Она его и не помнит почти. Намыкалась в жизни без отца-то. А у неё совсем не осталось зубов. И она говорит: «Неужели ничего не полагается мне по категории «Дети войны». Неужели никакой скидки для меня нет, ведь отец мой за всё рассчитался? Ведь есть закон о детях войны». Я говорю: «Нет такого закона». Когда-то в 2004 году я — молодой и наивный депутат — подошёл в Думе к представителю правительства. Спросил: «Почему мы не можем принять этот закон?» Он ответил: «Невозможно. Это самая большая категория населения». Я думаю, что сейчас прошло уже много времени и это уже далеко не самая большая категория населения, и можно было бы установить какие-то компенсационные выплаты. И это было бы действительно уважением к памяти погибших. На фоне затрат на Сочинскую Олимпиаду не заметили бы.

Много людей в поисках работы. Экономисты, юристы и адвокаты. И даже журналисты. И пришёл хороший парень, Игорь зовут. Технарь по образованию и есть у него работа, но он мечтает работать по специальности. Но есть проблема. Его пытались ограбить и проломили голову. И теперь он инвалид. А он знает компьютеры и хочет работать помощником сисадмина или в техподдержке, но не на первой линии. Реально хороший толковый парень. Посмотрите его кто-нибудь? Потом пришла Оксана. У неё онкология. А сыну 10 лет. Когда-то была обеспеченная, интересная, в бизнесе. Болезнь забрала всё. И она очень боится, что умрет, и сын останется беспризорником. Сказал ей прямо, что она не имеет права умирать. Она сама всё понимает и сопротивляется. Очень мужественно держится. На контакте.

Женщина зашла. Муж – ветеран Афганистана. С 2002 года стояли на очереди на жилье, двое детей. В 2017 году очередь наконец подошла. Но муж за несколько дней до этого умер. И квартиру ей теперь не дают. Потому что в законе чётко прописано, что в этой ситуации жилье может получить только одиноко проживающая вдова, а с ней живет 28-летний сын с семьей (потому что ему негде жить). А вот младший может на что-то претендовать. Судя по всему, речь пойдет о сумме в 700 тысяч. Ищем варианты. Снова приходила женщина с Артиллеристов. Живет в своем доме. Работает уборщицей, двое детей – 7 лет и 13. Мужика нет. Беда в том, что у неё нет водопровода, и за водой она ходит на колонку и летом и зимой. А это и постираться, и убраться, и самим помыться. Не находишься. У всех соседей скважины, а у неё денег нет. С одной стороны, конечно, ничего такого. Бабушки наши, да и мамы в этом проблем особых не видели. А с другой стороны – XXI век, супердержава и всё такое. Вопрос сорока тысяч рублей. Несколько стариков приходили, у которых минимальная пенсия — 8803 рубля. Спрашивают – как жить. А у одной женщины из этой пенсии вычитают половину в счёт погашения кредита, который она брала на похороны мужа.

Рассказывал в прошлый раз про спокойного и вежливого дядьку, который 30 лет отсидел и ищет хоть какую-то работу. Так вот: ему из Германии хорошие люди отправили 800 рублей на телефон. Он очень тронут. Говорит: «Сначала думал – ошибся кто-то». Работу для него ищем. Обязательно кто-нибудь зайдёт сюда с комментарием, что всё, что вы там делаете – это ручное управление, а должна работать система, каковую и надлежит выстраивать. На что я отвечу: попытки выстроить совершенное управление государством уже предпринимались в умах предшественников, например, Томмазо Кампанелла «Город солнца» или Томас Мор «Утопия». На самом деле, система выстроена, и она работает. Просто у неё нет глаз, сердца и ума. Ни одна система не способна учесть всё. И приоритеты у неё иные. Поэтому, задача людей отслеживать огрехи системы, совершенствовать её и исправлять недостатки.

Помните, рассказывал про Наташу, которая живет в Доме инвалидов и рисует замечательные картинки, а кисточку зажимает зубами, потому что руками удержать её не может. Сейчас договорились и Наташу отправили в Курган, ей прооперируют кисти рук, и она сможет рисовать уже по-настоящему. Спасибо всем, кто помогал (подробнее).

2888380

Оригинал

Сегодня ряд местных СМИ выдали материалы с шокирующим заголовком «Ройзман ездит по школам и агитирует за Навального!» Это классический донос.

А теперь послушайте меня внимательно. Я езжу по школам с 1999 года. Я был во всех школах города. И во многих школах области. И во многих школах других городов, краев и областей. Просто, так получилось, что я один из немногих людей в стране, кто умеет разговаривать с молодыми о наркотиках так, чтобы у них появилось к ним стойкое отвращение, умение отказаться и сформировалось брезгливое неприятие наркоторговли. И не то, чтобы мне очень нравится этим заниматься, просто я считаю это своим долгом. Ко мне идут родители, дети которых начали употреблять и родители, чьи дети начали торговать наркотиками и в эти школы я еду в первую очередь и стараюсь помочь всеми способами, оградить остальных и вооружить жесткой и простой аргументацией, позволяющей отказаться от соблазнов. Я умею это делать. Но разговор должен быть предельно честным. Детям врать нельзя. Только почувствуют фальшь, слушать перестанут.

А после напряженного часового разговора дети начинают спрашивать. И в каждой школе первый или второй вопрос: «А как Вы относитесь к Навальному?» и для них этот вопрос тестовый и если ты начнёшь ездить на заднице, то обнулишь все, что говорил до того. И я рассказываю им о принципах демократии, о сменяемости власти, о конкуренции в политике, которая неизбежно ведёт к конкуренции в экономике и обо всем, что им интересно. Иногда сам задаю вопросы. Знаете, почему они меня слушают? Потому, что я отношусь к ним с уважением и разговариваю на равных.
Сейчас, после этого доноса, будут даны жёсткие указания и меня попытаются отсечь от школ. Этим людям мнение начальства и карьерные соображения важнее детей.

А для меня дети и моя страна важнее всего остального, поэтому я буду делать то, что должен.

Оригинал

В страшном каунасском гетто уничтожили много евреев. В один день, 28 октября 1941-го года, расстреляли порядка десяти тысяч человек. А однажды, за один день, фашисты с полицаями убили всех детей. Их выманивали из домов музыкой. Тех, которых матери не отпускали, убивали на месте, прямо на глазах у матерей.

Потом наступило затишье. А в 1943-м году все гетто перешли в ведение СС. И снова начались казни. И один молодой 30-летний еврей, голый, стоя на краю рва, упал вниз с первыми звуками очереди. Его завалило телами. Он в ужасе стал выбираться. Пытаясь вылезти, зацепился руками за бруствер. Полицай, засмеявшись, проткнул ему руки штыком. И он свалился обратно. До ночи он лежал во рву. И ров под ним дышал, стонал и шевелился.

Ночью он выполз, встал на ноги и побрел в строну далеких огней. Набрел на хутор. Как-то перелез через забор и увидел у крыльца на веревке какую-то простыню. Он накинул ее на себя, поднялся и осторожно, пробитыми руками, стал скрестись в дверь. Дверь отворила молодая женщина. Он перешагнул через порог, навалился спиной на косяк и прошептал: «Спасите меня…» Она поджала губы и говорит: «Уходи от сюда! Если тебя здесь найдут — бьют и меня, и моих детей! Уходи туда, откуда пришел!».

Он посмотрел на нее и говорит: «Не прогоняй меня!» И вот он стоит перед ней, изможденный, с пробитыми руками, в белом, и спутанные волосы все в крови прилипли ко лбу. Он молчит. И она молчит. И она покачала головой: «Уходи!» И вдруг из-за занавески выбежала маленькая светлая девочка, подбежала к ней, обняла ее за ногу, подняла голову и сказала: «Мама, не прогоняй его! Это же наш Бог Иисус Христос!»...

Они прятали его и ухаживали за ним. Потом он ушел к партизанам. Воевал. Участвовал в самых дерзких операциях. Всех удивляло, что у него напрочь отсутствовало чувство страха. Погиб он уже в самом конце войны.

Я разговаривал с этой девочкой в 1988 году, в Каунасе. Ей было пятьдесят. Она была моложе, чем я сейчас. И я слушал ее, и меня знобило. И я ей говорю: «Ну да, конечно, изможденный человек, лоб в крови, руки пробиты, запахнутый в белое… Вы же тогда маленькая были, просто такое впечатление…» А она подняла на меня глаза, посмотрела спокойно и внимательно, покачала головой и говорит: «Вы не поняли. Это действительно был Иисус Христос».

Оригинал

‪Считаю, что начальник Ульяновского лётного училища должен сделать официальное заявление: «Мои курсанты самые крутые, они сделали охренительный клип и показали, что они дерзкие и остроумные. Уверен, что они сумеют хорошо учиться и станут замечательными летчиками! Наше училище лучшее. А кто будет говорить глупости про моих курсантов — будет иметь дело со мной!‬»

Это было бы правильно и красиво.

Оригинал

Если коротко.

Выборы, для любой страны— это публичная ревизия допущенных ошибок и посыл к их исправлению, обновление руководящих составов основных структур, стимуляция власти к движению вперёд и вовлечение граждан в политическую жизнь страны, благодаря чему, к мощности всех институтов государства добавляется творческий и предпринимательский потенциал его народа.
Без выборов — все ровно наоборот.

P.S. Забыл одну мелочь, но в самом начале. Речь идёт о честных выборах.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире