Отставка Ярослава Кузьминова, безусловно, является важнейшим политическим событием для современной России. И событием, конечно, плохим, как практически все события последних месяцев.

Я совершенно согласен с тем, что написал про Кузьминова Константин Сонин. И даже вполне разделяю показавшиеся многим преувеличенными сравнения с Ломоносовым. Кузьминов совсем не похож на Ломоносова, но этим сравнением Сонин хотел подчеркнуть, что история страны — это не то, что было 300 лет назад и окутано серебром мифологической путаницы, а это то, что происходит сегодня. И это так и есть.

Ярослав Кузьминов построил институцию, и это совсем не тривиальное дело в России 1990-х и 2000-х. Конечно, в условиях социальной деградации, которую Россия переживает в последние 15 лет, эта институция тоже находилась в состоянии пассивной обороны и «добровольной девальвации». Ты должен ухудшать себя, чтобы сохраняться. Но это не отменяет великого достижения Ярослава Кузьминова, это скорее характеризует сегодняшнюю Россию.

Еще раз подчеркнув огромное уважение и искреннюю симпатию к Ярославу Кузьминову, и тот факт, что написанное ниже не отменит его великих заслуг, перейду к политическим смыслам и последствиям его отставки.

Первое. Авторитаризм — это не только Путин, это воспроизводство институтов и практик. Некоторый набор «либеральных организаций» начинает функционировать в режиме «персоналистского патернализма»: да, это либеральное место, но сохраняется оно потому, что начальник «вхож», его знает Путин, Путин ему доверяет, поэтому «либеральное место» будет существовать пока сидит этот, известный Путину, начальник. В результате, авторитарная модель воспроизводится на уровне частной, «либеральной» организации. Так это работает, так авторитаризм захватывает пространство.

Второе: челендж восстания. Либеральный начальник (начальник «либерального места») использует эту стратегию: «я вхож к ним, к Путину, я умею с ним разговаривать, я сохраню институцию, идя на неизбежные уступки». Их таких много, деятельных и успешных желателей добра и прогресса стране, в этом был смысл их деятельности. И чтобы сохранить результаты этой деятельности, они выбирают стратегию инвестиций в свои «связи с Путиным» (вертикальные, патерналистские связи), а не инвестиций в связи с такими же, как они, деятельными желателями добра (горизонтальные связи).

Быть может, это умно. Это по сей день считается умно. Но это абсолютно БЕС-ПЕР-СПЕ-КТИВНО. Пока они будут считать инвестиции в вертикальные связи более действенными, чем инвестиции в горизонтальные связи, авторитаризм будет воспроизводится и уничтожать то, к чему они стремились. Это аксиома, а не условие.

Переключение и состоит ровно в этом моменте: когда общество поверит, что горизонтальные связи и механизмы солидарности выгоднее и успешнее, чем вертикальные механизмы авторитарного патернализма. (Или — не менее важны, по крайней мере.) Да, первый, сделавший ставку на эту стратегию, проиграет, второй — тоже проиграет. Третий, наверное, тоже. Потом — выиграют все. Пока этих трех не найдется, все в конце проигрывают. Так устроена эта игра.

Третье, последнее. Кузьминов никогда (НИКОГДА) не ушел бы в отставку добровольно. Не для того он последние десять лет ел говно ложками со всех блюдец. Отставка Кузьминова — это решение Кремля, лежащее в русле той политики тотального уничтожения всего живого, которая работает сегодня. Ночь страшнее всего перед рассветом.

И еще раз: я совершенно согласен с Константином Сониным. Я обожаю Ломоносова как поэта, но терпеть не могу его как человека и организатора науки. Кузьминов гораздо лучше. Ярослав Иванович, ваш бюст стоит в галерее российской истории. Его оттуда никто не сможет убрать.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире