06:17 , 11 августа 2020

Революция, хрупкость, сильные женщины и геополитика

Революция в Беларуси. Победит она или нет, пока не известно, но она происходит. Ощущая важность момента, сделаем шаг чуть в сторону и осознаем вот что.

Во-первых, не в Финляндии, не в Швеции, а в Беларуси, которую мы все еще представляем себе как достаточно консервативное и традиционное общество, женщина, не имевшая никакого опыта в публичной политике и ресурсов для ведения кампании, просто жена арестованного блогера, выиграла — скорее всего в первом туре — президентские выборы у такого мастодонта как Лукашенко. (Это следует из анализа масштаба аномальных голосов (фальсификаций) на досрочном голосовании.)

Это до чего же надо надоесть людям, до какого отвращения к себе их довести. Лукашенко допустил Тихановскую до выборов именно потому, что ее победа выглядела абсолютно невозможной в достаточно консервативном и традиционалистском (как он считал) белорусском социуме. Но она случилась. И это одна из важнейших новостей для тех, кто интересуется динамикой авторитарных режимов и вообще историей.

Это новая ситуация в тех республиках бывшего СССР, где установилась патронажно-популистская персоналистская диктатура. Еще 10 и даже 5 лет назад она выглядела очень устойчивой и вполне отвечающей базовым ожиданиям и предпочтениям жителей этих стран. Сегодня она обнаружила свою поразительную хрупкость. Никому неизвестная еще год или полгода назад женщина получила около половины реально поданных на выборах голосов. Вот оно — реальное обнуление «национального лидера».

Получается, что это может сделать практически кто угодно. Ничуть не хочу этим умалить силу и достоинство Светланы Тихановской (в сущности — президента Беларуси) и предвыборной кампании «трех сестер». Она была творчески прекрасной (гораздо изобретательнее, чем то, что делается на «оппозиционном поле» в России.) Но главный урок в том, что электоральный рубеж в новой ситуации пробивается легко. Сложнее заставить власти признать эту победу. Но тот факт, что она достижима, тоже много стоит. И все разговоры про «глубинный народ» превратились внезапно в туалетную бумагу. Лукашенко верил в глубинный белорусский народ еще больше Путина и Суркова, и в результате — проиграл выборы девчонке.

Второе соображение — из области геополитики. Запад молчит, реагирует очень сдержанно на белорусскую революцию, опасаясь, что поражение Лукашенко поможет Путину аннексировать Беларусь. Но это глупая логика. В Москве ждут не дождутся, когда Лукашенко применит неадекватную силу к протестующим и тогда потеряет всякую возможность апеллировать и к Западу, и к белорусскому народу. Тогда аннексия Беларуси (а этот проект вовсе не снят с повестки дня) станет для Кремля делом техники. И Лукашенко тоже это знает.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире