Я с уважением отношусь к Эльвире Набиуллиной. Вместе с тем я не считаю, что макроэкономическую политику, которую проводит ЦБ, можно назвать «хорошей». Россия нефтяная страна с авторитарным режимом, ядром которого является комплот силовой олигархии, проводящей достаточно агрессивную внешнюю политику. Макроэкономическая политика российского ЦБ вполне органично адаптирована к интересам и политическим целям этого комплота. При этом она является грамотной и профессиональной, сколько я могу судить.

Вот и на сегодняшней пресс-конференции глава ЦБ дала адекватную картину происходящего в экономике. Но вот аргументированность принимаемых мер была уже не нас столь высоком уровне. В некоторых местах она заметно слабела. В частности – в вопросе об увеличении госдолга.

Напомним, что в докладе «Крорнакризис-2020» группа российских экономистов представила почти консенсусный взгляд на ситуацию, который сводится примерно к следующему. Масштабы потерь российской экономики от двойного удара снижения нефтяных цен и ограничения экономической активности в связи с карантином таковы, что для их компенсации не хватит средств ФНБ. При неблагоприятном сценарии, который нельзя исключать, эти средства могут быть истрачены за 2 года на восполнение выпадающих доходов бюджета. А потому, чтобы не допустить сокращения расходов бюджета и иметь определенную страховку, необходимо задействовать и второй канал финансирования экономики – резко нарастить госдолг (речь шла об объеме 4 – 6% ВВП).

Что на этот вопрос ответила Эльвира Набиуллина: «Действительно, наш госдолг является одним из самых низких в мире. И у нас есть потенциал для его увеличения. Но тем не менее низкий госдолг – это наше конкурентное преимущество. Это то что позволяет нам чувствовать себя устойчивыми, стабильными, вне зависимости от изменения внешней конъюнктуры, это создает дополнительную устойчивость, дополнительную безопасность для нашей экономики».
Этот пассаж отправляет в легкий ступор. И хочется обсудить тут почти каждое слово. Прежде всего: какое же это конкурентное преимущество низкий госдолг создает для экономики? С кем конкурируем и в чем? Но стоп: там ведь и не сказано, что для экономики. Там сказано, что оно создает преимущество «нам». Каким это «нам» сверхнизкий госдолг «позволяет чувствовать себя устойчивыми, стабильными»? Это ведь точно не те несколько миллионов человек, которые в последние два месяца практически лишились доходов, и не те десятки миллионов, чьи доходы резко сократились? Вряд ли они, сидя по домам, смотрят на цифры госдолга и наслаждаются накатывающим, приятным чувством устойчивости и стабильности. И как это понимать: «стабильными вне зависимости от изменения внешней конъюнктуры»? Так вот же оно: какое еще может быть изменение внешней конъюнктуры, как не баррель нефти по 15 долларов?

И наконец, заключительное: «это создает дополнительную устойчивость, безопасность для нашей экономике». Ну, устойчивости я не вижу чего-то никакой, а вот конвенциональное понимание безопасности экономики – это наличие возможностей предотвратить кризис, резкое снижение доходов граждан и скатывание в цикл экономической депрессии при внезапном изменении внешних факторов. Так вот это все это мы сейчас именно и имеем. И из этого следует, что нет другого более подходящего момента, чтобы реализовать «наше конкурентное преимущество». То есть нарастить госдолг.

Но все, конечно, встает на свои места, если вернуться к сакраментальному «нам». Это «мы» явно не равно тем, у кого падают доходы. Это из-за стола главы ЦБ получаются не «мы», а скорее «они». А вот «мы» — это совсем другие люди. И это их конкурентным преимуществом является низкий госдолг, потому что его можно будет нарастить, если ситуация начнет угрожать им и их интересам, а не интересам тем, которые сидят по домам. И это их не вполне конвенциональное понимание безопасности экономики транслирует глава ЦБ. И подразумевает оно их безопасность — наличие достаточных резервных ресурсов, которые можно использовать для своих внешнеполитических программ, для поддержания сетей лояльности и структур подавления и купирования политических угроз их власти.

Именно по этой причине макроэкономическую политику ЦБ я не могу назвать «хорошей» и «грамотной». Не потому что она неграмотная, а потому что она только на одну ногу «экономическая», а на другую нет. И на сегодняшней пресс-конференции это было вполне заметно

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире