Примерно десять дней назад я начал писать пост про 31 августа. Мысль была в том, что это в известном смысле ключевое событие нынешней кампании оппозиции. И что сам вопрос — состоится ли что-нибудь 31 августа — будет ареной острой борьбы. Потом мне показалось это столь очевидным, что я не стал дописывать и публиковать статус. (Он остался в Хронике, где его многие видели.) Потом я уехал, а тем временем повестка резко изменилась.

Десять дней заняли споры об умном голосовании, которые уже из ушей лезут и ничем не могут кончиться. Идея Навального как была, так и остается, простите за некрасивое заимствование, — контровершал, противоречивой. И можно написать еще 50 ярких текстов в ее поддержку и против нее — вы останетесь на том же месте.

В то же время реальная повестка протестного лета изменилась. Она сегодня не очень связана уже с выборами в мосгордуму, она связана с правом выхода на улицу.

Столкнувшись с внезапной эскалацией уличной активности, Кремль решил резко повысить ее возможные издержки. Именно с этим связаны садистские избиения демонстрантов, явно «под квоту» (не менее тысячи) массовые задержания, беззаконные серийные аресты известных оппозиционеров, фабрикации дел по 212 и 318 статьям. Задача состоит в том, чтобы по факту криминализовать (приблизить к уголовному преступлению) сам факт «не санкционированного» выхода на улицу.

В связи с этим уместно сформулировать одну максиму. Говоря о праве на мирный протест, оппозиция обычно (абсолютно справедливо) апеллирует к 31 статье конституции, утверждающей это право. Но сегодня важно сформулировать более широкий тезис: право на мирный протест не даровано нам конституцией, право на мирный протест АБСОЛЮТНО.

Еще раз: право на МИРНЫЙ протест АБСОЛЮТНО. (Об этом, в частности, говорит нам и очередная годовщина демонстрации на Красной площади 1968 г.) Это значит, что правовой документ, который отрицает право на мирный протест, не является правовым документом. Если напишут конституцию, в которой его не будет, значит, это будет фейковая конституция. Это так же, как если бы власти выпустили указ, про то что гражданам запрещается иметь чувство собственного достоинства, самоуважения и гордости за исключением случаев, когда эти чувства согласованы с мэрией.

Это, однако, не отменяет того, что риски вашей попытки воспользоваться абсолютным (естественным) правом резко повысились. Такова динамика авторитарного правления. Но стоит помнить также, что повысились они потому, что чувство, что это право неотъмлемо, стало в обществе сильнее и тверже. Что нам и демонстрировала динамика летних протестов.

Еще раз повторим, просто чтобы не забыть: право на мирный протест абсолютно.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире