Надо иметь в виду, что никакого транзита власти в Казахстане пока не произошло. Он только начался. Мы пока не совсем пониманием (или совсем не понимаем), ни кто унаследует власть, ни в каком объеме. В этом смысле происходящее сегодня скорее выглядит как высший акт персонализма. Потому что все знают только и уверены только в том, кто будет передавать власть и решать, в каком объеме она будет передана.

Суть персоналистского режима состоит в том, что «лидер» выступает гарантом транзакций, которые не могут быть гарантированы обычным, формально действующим законом. Его власть возникает в процессе перезаключения этих сделок. Модель «преемника» призвана разрешить эту проблему: «преемник» принимает на себя обязательства по сохранению части прежних сделок. Однако, как мы хорошо видели на примере Ельцина – Путина и Путина – Медведева, провести четкую грань между сукьюритизированными и несекьюритизированными сделками сложно. Граница сама по себе становится политическим дестабилизатором, вопросом о власти.

Не является панацеей и механизм «тандема». Персоналистская (патронажная, патрональная) власть работает не как норма, а как поведенческий образец. Грубо говоря, правителем является тот, к кому больше представителей элиты бегает для решения своих проблем. Но для того, чтобы они бегали, их проблемы здесь должны решаться. Или не решаться, и тогда они не будут бегать. И не будет здесь власти, а будет она в другом месте – где они решаются.

Назарбаевский сценарий решения всех этих проклятых вопросов персоналистского авторитаризма нам еще предстоит увидеть. Однако даже за пределами этой неизвестности случаи назарбаевского Казахстана и путинской России не слишком сопоставимы. Назарбаев – это авторитарная success story. Дело не только в том, что Назарбаев является действительным учредителем казахской государственности (в то время как Путин захватчиком, пытяющимся ее пересоздать). Дело еще и в том, что Назарбаев – это уникальный случай успешной имплементации горбачевского модернизационного центризма. Это удивительная история, которая заставляет нас несколько иначе посмотреть и на самого Горбачева. (Но это отдельная тема.) Путин же является эксцентричным радикалом, стремящимся пересмотреть историю предыдущих 20 лет. И это усилие форматирует его контр-модернизационные политики.

Ну, и наконец, простое и далеко непоследнее. Темпы роста в Казахстане в 2010е гг., разумеется, замедлились, но в последние 6 лет они все же составляют 4% в год, рост реальных доходов — 2% в год. У Путина эти показатели – 1% и минус 1.5% соответственно. Это совсем разные условия для транзита.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире