07:38 , 19 февраля 2019

«Сильная рука», которая старается поддерживать «Порядок»

3053695
фото: ТАСС

Екатерина Шульман спрашивает коллег, следящих за информационной политикой, сопровождаются ли громкие аресты последнего времени, в частности — великолепное задержание сенатора Арашукова прямо на заседании СФ, информационной кампанией на ТВ. Коллеги дружно отвечают, что нет! И удивляются. Аббас Галлямов считает это непрофессионализмом и недоработкой пропагандистов.

На самом деле, проблема эта известна еще по кейсу Васильевой-Сердюкова. Красочные разоблачения подруги министра обороны произвели огромное впечатление на аудиторию (упоминания истории как запомнившегося события держалось в опросах очень долго) и привело к ровно обратному эффекту — резкому росту индекса восприятия коррупции (представлений населения о тотальной коррумпированности власти).

Новости про коррупцию потребляются населением жадно, но воспринимаются не как свидетельства борьбы с коррупцией, а лишь как свидетельства коррупции и подтверждение худших предположений обывателей. В результате, парадокс: в последние три года мы имеем самую масштабную со сталинских времен кампанию репрессий против элит по хозяйственным делам, которая НЕ сопровождается соответствующей информационной кампанией. Отчасти это связано с тем, что репрессивная кампания адресована в первую очередь не населению, а самим элитам. Но не только.

Неправильно было бы думать, что эта кампания репрессий вовсе не производит эффекта в массовом сознании. Производит. Индексы восприятия коррупции находятся ниже пред-крымских и ожидаемых сегодня (в связи с общим падением доверия к режиму) значений. Почему? Рискну предположить, что для определенных контингентов сообщения об арестах (даже без излишнего педалирования их причин) имеют положительный эффект: они демонстрируют этим контингентам, что в государстве есть «сильная рука», которая старается поддерживать «Порядок». (Такой контингент обывателей социологи описывают с помощью концепта «авторитарной личности».)

Иными словами, аресты сами по себе (без объяснения причин) работают на концепт «Порядка», а вот объяснение их «борьбой с коррупцией» работает в обратную сторону, лишь увеличивая убежденность респондентов в высоком уровне коррупции.

(Здорово было бы, если бы кто-то из социологов, работающих на фокус-группах, проверил эту гипотезу, Алексей Левинсон, Денис Волков, Маша Волькенштейн)

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире