Все как-то зря ругают Суркова, сердятся на него. В результате, дискуссия вообще пошла по ложной дороге.
Текст Суркова это не мысли Суркова и не текст, написанный для «единственного читателя», вовсе нет. Текст Суркова это достаточно тщательная и полноценная попытка реконструкции того, что есть в голове даже не столько Путина, может быть, а скорее «путинской группы». И что, в реальности, определяет их подходы к внешней и внутренней политике в последние годы. Тут на Суркова сердиться не за что.

И что же это такое? Прежде всего это такое анти-либеральное миссионерство. И действительно, российское государство в руках этих людей превратилось сегодня в своего рода корпорацию «Анти-либеральная миссия». Оно инвестирует в проблемные точки западного миропорядка, радуется кризисам этого порядка (Трамп, Брекзит), стремится вклиниться в линии потенциальных расколов и дестабилизации (Греция, Балканы, европейский национализм). Вдохновение лидеров корпорации подпитывается даже не столько их собственными ресурсами (которые очень незначительны), сколько ощущением, что ветер истории дует в их паруса.

20 век, как известно, породил две последовательно анти-либеральные (последовательно враждебные либерализму) доктрины: коммунистическую и фашисткую/национал-социалистическую. С первой реконструкция Суркова не имеет ничего общего, она принципиально анти-эгалитаристская. Со второй — немало общего, как многие заметили. Это представление о прочной связи нации и государства, где государство мыслится как преимущественно государство фюрера, воплощающего в себе единство воли двух этих сущностей. Эта близость, в общем, типологическая. Долго обсуждать это не хочется. Но есть два обстоятельства или соображения, которые предложенная реконструкция игнорирует. И более того: потребность в их игнорировании, исключении, так сказать, и есть, возможно, важнейший стимул к тому, чтобы сделать реконструкцию публичной, распропагандировать.

Первое относится к основной внутриполитической конструкции. «В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами», пишет Сурков. Действительно, в основе нового персоналистского авторитаризма лежит сочетание двух институций — репрессивного аппарата, подавляющего оппозицию и внутри-элитные альтернативы, и способности лидера коммуницировать с гражданами поверх голов элит и институтов. И это важнейший элемент путинизма, да. Который, однако, в последние год — полтора оказался подвержен некоторой эррозии. Как показывает социология, все последние эпизоды общения Путина с гражданами были не слишком удачными и не такими эффективными, как прежде. В этом смысле основная тяжесть задачи поддержания статус-кво в последнее время все более смещается в сторону репрессивного аппарате.

Второе обстоятельства связано с тем, что, хотя конфликтные зоны западного порядка в этой картине мира определены относительно адекватно, она все равно выглядит крайне провинциально, потому что игнорирует экономические аспекты нового анти-либерального похода. Как и тот простой и очевидный факт, что лидером этого похода является вовсе не Россия, а Китай. Как только мы вспомним про это и поймем, что экономика и есть главное геополитическое оружие 21 века, место России в этом походе предстает нам как крайне незавидное. Мы не знаем, каким мир выйдет из нового соперничества Запада с (китайским, на этот раз) не-либеральным порядком, но то, что место России, жертвующей во имя анти-либерального миссионерства экономическим развитием, будет в нем глубоко периферийным, вполне очевидно.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире