rogov_k

Кирилл Рогов

11 ноября 2018

F

Выборы в Хакасии, в которых, видимо, победит кандидат КПРФ Коновалов, заслуживают краткого комментария.

Что происходит? На предыдущих выборах кремлевский кандидат проиграл Коновалову в первом туре (44% у Коновалова против 32% у действующего губернатора Зимина). Во втором туре по указанию Москвы Зимин снял свою кандидатуру. Что должно было бы произойти в этом случае? Да, разумеется, победителем выборов должен был быть признан Коновалов. Судите сами: победителем второго тура мог стать один из двух, второй отказался. Кто победитель?

Но нет, московский штаб фальсификаций имени Памфиловой назначил новые выборы. В результате разных разменов и расчетов (по слухам, КПРФ отдали Хакасию в обмен на невыдвижение на новых выборах победителя выборов в Приморье Ищенко) сейчас на выборах в Хакассии единственный кандидат — победивший в предыдущих выборах в конкурентном состязании коммунист Коновалов. Легитимная победа Коновалова в прошлых выборах превращается в квази-легитимную победу во вторых.

Здесь, собственно, абсолютно прозрачны главные принципы системы. Главное — не фамилия того, кому достанется победа, Ищенко, Коновалов, Кожемяко, важно, что бы процедура была не-правовой (извращенно правовой) и неконкурентной. Важно, чтобы не было права и выбора(ов). Остальное неважно.

Это главное, что следует помнить про «выборы» в Хакасии. Тэг #заврались

Оригинал

05 ноября 2018

Трещина

Коммунист Ищенко, уже выигравший один раз губернаторские выборы в Приморье, не будет баллотироваться на повторных выборах.

Прошлая победа Ищенко была отменена по инициативе главы центризбиркома Памфиловой. Она возмутилась фальсификациями, организованными местной избирательной комиссией с целью предотвратить победу Ищенко, и предложила ... вовсе отменить итоги голосования. Тут: как борьба с коррупцией у нас есть у нас средство максимизации коррупционного выигрыша, так и борьба с фальсификациями есть метод полной узурпации.

Для второго подхода к снаряду Кремль прислал в Приморье регионального терминатора Кожемяко, который имеет славу укротителя региональных фронд. Но через месяц выяснилось, что для победы Кожемяко необходимо вывести Ищенко из игры.

И это логично. Проблема, с которой столкнулся Кремль в сентябре, состоит в том, что там, где кремлевские назначенцы не выигрывали в пером туре, на выборы приходили протестные контингенты — специально, чтобы проголосовать против кандидата Москвы. И эти контингенты необходимо вывести из игры. Поэтому в спарринг Кожемяко можно прислать любых клоунов из Москвы, лишь бы на выборах не было анти-московского кандидата. Чтобы его сторонники не пришли на выборы.

На самом деле урок неудач Кремля на сентябрьских выборах состоит в забвении основного принципа имперской политики. Поражения Москвы были связаны с тем, что ее колониальная стратегия в отношении регионов в 2014 — 2017 гг., вызывающая глухую ярость местных элит, вошла в резонанс с недовольством населения текущей экономической ситуацией и пенсионной реформой.

Так вот: основной принцип имперской политики состоит в том, что метрополия (Москва) может игнорировать мнение населения, опираясь на поддержку региональных элит. Или — игнорировать местные элиты, опираясь на поддержку населения (как это было в 2015 — 2017 гг.). Но очень трудно игнорировать и тех, и других — и население, и региональные элиты. Это чревато.

Решение, принятое Кремлем по итогам сентябрьских неудач: не дать слабину, передавим всех. Ну что ж: посмотрим, как это будет работать.

Оригинал

Простоял два с половиной часа у Соловецкого камня, но был еще очень далеко от того, чтобы прочитать имя (надо было уходить). Несмотря на привычность ежегодного ритуала, в этом году почему-то особенно остро накрыло потрясение этим перечислением: «расстрелян», «расстрелян», «расстрелян, в тот же день на Бутовском полигоне были расстреляны еще 267 человек», «расстрелян, годом позже были расстреляны два его сына и племянник».

Это как-то непостижимо уму. И с этим практически невозможно уму смириться. У этого нет никакой понятной и общей политологической рамки.

У превращенной в выставку Евгения Асса внутренней стороны забора стоял красивый техно-стенд со светящейся надписью «Заряди любой гаджет». А над батареей черных розеток на белом фоне тоже шла, сменяя одна другую, бесконечная череда тюремных фотографий с именами, возрастом и подписями — расстрелян 2 января 1938, расстрелян 6 декабря 1936, расстрелян 17 июля 1937 (наверное, был жаркий день).

Пока я там примерз минут на 15 и не мог сойти с места шли только фамилии на «Ол» и на «Ом». И это одни только москвичи. И большинство из них входили в ворота дома напротив, в такой же мерзлой темноте московской ночи, уже остро ощущая на себе дыхание этой бездны, хотя и не ведая еще непостижимой уму примитивной правды о своем будущем.

Может быть холод вернул такую остроту этому переживанию, но скорее растворенный в современности привкус террора (хотя и не сам террор). Террор — это технология, главным элементом и главным условием которой является наличие значительных контингентов людей, способных его осуществлять. Это, наверное, самое важное, что нужно помнить о терроре.

Общество

Однако что-то произошло, возможно, неординарное. Не вижу комментариев специалистов по foreign policy, но. Неординарной выглядит интенсивность встреч Болтона в Москве и совершенно не укладывающиеся в протокол полуторачасовые переговоры «советника по нацбезопасности» с президентом. Неординарным выглядит объявление о «полноформатной» встрече Путина и Трампа.

Понятно, что российские источники несколько форсируют анонс встречи, но этот форсаж, кажется, происходит не на пустом месте. Точно также передача «Интерфаксом» слов Болтона, что США не собираются вводить новые санкции против России, является не очень адекватной, однако и оригинальные слова Болтона, что введение новых санкций будет зависеть от поведения Москвы, кажутся некоторой новацией на фоне крайне воинственного настроя Вашингтона последних месяцев.

Рынки с замиранием примеривались к слухам о санкциях против Усманова, Норникеля и Абрамовича, а тут такой поворот.
Что такое Путин предложил Белому дому, что его так заинтересовало? Или это предвыборные маневры?

Оригинал

Внезапный отказ московских властей в проведении акции Возвращение имен у Соловецкого камня — это, конечно, проба на «прогнуться».

Ссылки на ремонтные работы — это сказки для крепостных и туфта для терпил. Представьте, Путин хочет посетить мероприятие, а ему говорят: извините, у нас строительные работы. Хрена! — закончат строительные работы за одну ночь. А тут у них есть неделя, чтобы обеспечить людям возможность провести ежегодную акцию национального масштаба. (Да и просто вранье это про строительные работы.)

Надо знать и не прятать голову от одной простой вещи: если акции у Соловецкого камня не будет в этом году — ее не будет там больше никогда.
Смысл переноса акции прозрачен как вода из-под крана. Во-первых, им нужно развести «Лубянку» и акцию поминовения ее жертв. Соловецкий камень стоит там где стоит, потому что комплекс зданий на Лубянке — и есть гнездо тех, чьими руками творились массовые убийства. И акция поминовения убитых должна проходить там — под этими окнами.

Во-вторых, при переносе акции к ее организации продуктивно подключатся другие «гражданские» организации, уполномоченные мэрией, а «Мемориал» будет оттеснен на обочину. И через пару лет уже никто не разберет поминаем мы жертв или забытый полк ветеранов НКВД.

И в-третьих, да: это первое «Возвращение имен» после смерти основателя «Мемориала» Арсения Рогинского, и это атака на его наследие. Не позволяйте заставить себя не заметить чего-то очень и очень важного.

Акция у Соловецкого камня может быть только у Соловецкого камня. Эта акция — практически ровесница пост-коммунистической России. И не может быть иначе.

Оригинал

Владимир Путин, его сослуживцы, попутчики и экспертное окружение любят говорить о нас, либералах, что мы действуем в интересах Запада, продались Западу, подменяем интересы России интересами Запада и пр. Это истасканное клише собственно составляет стержень и главный значимый тезис их полемического репертуара.
Однако с не меньшим основанием сегодня можно сформулировать взгляд на эту старую проблему по-новому: нет, дело не в том, что мы продались Западу, а в том, что вы продались Китаю ))

Потому что я не вижу никакого другого бенефициара той внешней политики, которой придерживается Россия с 2014 г., кроме Китая.

Совсем невозможно (при минимуме рассудка и интеллектуальной честности) считать ее бенефициаром Россию: отрезанная от рынков капитала, Россия переживает отток инвестиций, иностранные активы кампаний и граждан находятся под угрозой, относительно успешно интегрировавшаяся в течение 20 лет в мировую финансовая и экономическая инфраструктура спешно перестраивается под изоляционистскую модель. А санкционная война превратились в фактор макроэкономической дестабилизации.

В принципе, по своим макро-показателям Россия все еще слишком велика и сильна для Китая. А вот Россия, находящаяся в состоянии политической и экономической войны с Западом, отрезанная от рынков капитала, от политических союзов, технологической кооперации, это — норм, это уже полудохлый объект китайской экспансии.

Эта победоносная экспансия в перспективе той катастрофы в отношениях России и Запада, которую устроил Кремль, выглядит сегодня практически неизбежимой.

Противопоставление интересов России и Запада по принципу игры с нулевой суммой (либо мы выигрываем, они проигрывают, либо наоборот), на котором и построены обвинения в предательстве интересов России в адрес тех, кто выступает за кооперацию с Западом, восходят к биполярной картине мира из 20 века и советского прошлого. Но этой картины и этого мира больше нет, Россия не является стороной и субъектом глобального би-полярного противостояния. И вся риторика, выстроенная вокруг отсутствующих реалий, выглядит и смешно, и удручающе нелепо.

Реалии сегодняшние состоят в том, что Россия является значимым, но — в силу внутренних экономических и политических дисбалансов — слабым игроком первого ряда мировой политики. Конфронтация с Западом в этих условиях, конфронтация, выстроенная не вокруг каких-то содержательных вопросов миропорядка (что могло бы обеспечить России сочувствие других игроков), а вокруг собственных фобий, фрустраций и не очень обоснованных притязаний, не вызывающих сочувствия даже у недругов Америки и недругов Запада, такая конфронтация лишь еще более ослабляет Россию. Причем, не только в глазах Запада, но и в глазах Китая. Эта конфронтация парадоксально не укрепляет слабую Россию в ряду первых игроков, а выталкивает из этого ряда. И что за радость играть роль шакала Табаки при Шерхане?!

Это, как вы догадались, был наш комментарий к открытию Валдайского клуба, который задумывался когда-то как площадка дискуссии между российскими и западными экспертами, а сегодня выглядит эдакой Меккой про-китайского лобби российской политики.

Оригинал

Удивительно и малопостижимо, на самом деле, вот что. Аннексия Крыма произвела на российское население (если верить социологии) огромное эмоциональное впечатление. Оно, конечно, было страшно усилено пропагандистской атакой, но, безусловно, имело место. Это событие, как бы (в восприятии россиян) возвращало стране некую историческую субъектность, утраченную с распадом СССР.

Последовавшие за этим 1) разрыв с «братской» Украиной — страной самой близкой русским этничности, 2) исключение из восьмерки, место в которой, собственно, и было признанием «великодержавного» статуса России несмотря на ее экономическую слабость, 3) резкое ограничение доступа к мировым рынкам капитала, технологической и производственной кооперации, — доступа, который и определяет во многом место страны в современном миропорядке, — и вот, наконец: 4) разрушение церковной юрисдикции, существовавшей 330 лет и во многом конституировавшей традиционную российскую государственность, равно как и неминуемый уже раскол Восточной церкви
 — все эти эпохальные события не производят на русскую публику ровно никакого впечатления.

Что это значит? Это значит, наверное, что российское общество продолжает доживать свою советскую историю, не обретя истории новой или отказавшись от нее. Аннексией Крыма (разменянной на вышеперечисленное) Россия как бы поместила собственный суверенитет в свое советское прошлое и мыслит свою субъектность в рамках этого прошлого.

В действительности же, с 2014 г. российский суверенитет понес колоссальные утраты. Все перечисленное выше, на самом деле, и есть — то есть было — важнейшими элементами российского суверенитета, его конкурентными преимуществами. Российский суверенитет, если уж пользоваться этим понятием, с 2014 г. стремительно сжимается. И это, к сожалению, еще далеко не предел такого сжатия. (На что указывает нам не только сегодняшнее решение Синода, но особенно та поспешность, с которой оно было принято.)

Это как если устроить скандал и драку за подушку и быть, в результате, выгнанным в ночь из дома с этой подушкой. Ваше место в том мире, в котором вы начали борьбу за подушку, дабы упрочить свое положение, утрачено. Подушка только есть.

Оригинал

Тем временем

Мы тут под эгидой фонда «Либеральная миссия» подготовили небольшой доклад, в котором попытались суммировать и округлить итоги сентябрьских выборов. Называется:
«СТРЕСС-ТЕСТ НА ПОЛ-РОССИИ. ТЕХНОЛОГИИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ДОМИНИРОВАНИЯ И ИХ ОГРАНИЧЕНИЯ»
Авторы — Наталья Зубаревич, Александр Кынев, Николай Петров, Сергей Шпилькин и я (в качестве автора и редактора).

...
Таким образом «исполнительная вертикаль» потерпела поражение в 7 из 38 ключевых кампаний (18%).

Итоги прошедших на фоне недовольства пенсионной реформой выборов не представляют непосредственной угрозы для стабильности режима, но стали своего рода стресс— тестом для политической системы. Стресс-тест продемонстрировал ее относительную стабильность и одновременно ее хрупкость – уязвимость перед существенными вызовами.

Если исключить фальсификации (аномальные голоса) не дотянуть до победы в первом туре могли еще три или четыре кандидата исполнительной коалиции, а Единая Россия могла лишиться лидерства еще в 4 законодательных собраниях.

Но самой неприятной новостью для властей стал эффект эскалации протестного голосования во вторых турах губернаторских выборов. Там, где представителю власти не удавалось победить в первом туре, во втором явка резко вырастала: люди специально шли голосовать против инкумбента, и его достаточно случайный соперник побеждал с двукратным перевесом. ... Такое развитие событий выглядит тревожным сигналом: сочетание внешней инерционной стабильности и уязвимость политической системы перед внезапной эскалацией протеста характерно для сценариев «цветных революций». Ожидать такой революции в России в скором будущем не стоит, но и представление об устойчивости и существенном запасе прочности режима следует считать преувеличенными, а потенциал протестной консолидации недооцененным.

ПЛЮС МЕГА-БОНУС. В конце публикации — диаграммы от Sergey Shpilkin для всех регионов, где были выборы губернаторов и заксобраний. Для понимающего глаза — это как «Мертвые души» — полная картина русской жизни: где заправляют Собакевичи, где Ноздревы, где Коробочки, все это видно как на ладони в кривых и облаках распределений…

Оригинал

Ничего не могу поделать, второй день крутится: «Петров с Бошировым в постеле в убогой наготе лежал…» Это цитата из Пушкина, если что. Не в этом дело.

В так называемом интервью Симоньян с «Петровым и Бошировым», которое в целом есть образец полного трэша (бессмысленное вранье про снегопад и жижу и проч.), есть удивительное место, о котором в потоке шуток и злословия никто не говорит. Точнее два.

Первое. Петров-боширов несколько раз повторяют ни к селу ни к городу, что их жизнь «перевернулась». Но это близкий парафраз из обращения Юлии Скрипаль. В котором эта фраза тоже не до конца понятна.

Однако это, мне кажется, даже не самое интересное. Самое интригующее —

Второе. Самое интересное начинается на 20 мин «интервью» (19.30 и далее). Тут Симоньян вдруг зарубается на вопросе, действительно ли существует одежда, в которой Петров-боширов ходили по Солсбери. И тут происходит сбой поэтики. До этого легенда состоит в том, что нам показывают «живое интервью» Симоньян с Петров-Бошировым. Но в этом моменте мы видим вдруг монтаж: крупным планом нам показывают куртку на человеке (не человека в куртке, а только куртку на человеке), на этой куртке крупно изображена некая эмблема, а человек прикладывает руку к сердцу или к этой эмблеме или к животу. Дальше все возвращается к поэтике «живого интервью» и нам показывают еще 3 минуты трэша.

Вопрос: кто знает, что это за эмблема? это какой-то известный бренд или что?

Оригинал

20 сентября 2018

Неспящие институты

После воскресного ночного казуса в Приморье, я писал, что вопрос об уголовном преследовании тех, кто осуществляет фальсификации (выбросы бюллетеней — наиболее распространенная форма) — один из ключевых для российской политической системы. Такие фальсификации носят массовый и постоянный характер. Есть регионы, где фальсифицируется до 40% голосов. Но и в более благополучных есть ОИКи и ТИКи, где царит полная Чечня — те же 80-90% за при 80-90% явки. Фальсификации не наказуемы, а потому очень дешевы и массовы.

Элла Памфилова, председатель ЦИК, давно «топит» за ненаказуемость вбросов. Она не раз принималась говорить о бедных училках, вынужденных делать «это». И как обычно — со слезами на глазах. Между тем фальсификаторы это не только училки. Это и подернутые патиной тарифов на горячую воду сотрудники ЖКХ, и жилистые работники управ, и много еще кто. Так или иначе, сегодня так в России установлено, что воровать продукты в магазине — это наказуемо, а воровать голоса нет.

Но я не об этом. Дело в том, что главная фальсификация в Приморье состояла в изменении данных уже введенных в систему ГАС Выборы. Как вы думаете, кто те люди, которые имеют доступ к системе и могут менять в ней данные? Я вот думаю, что это не училки, а скорее наоборот даже офицеры действующего резерва, а?

Так или иначе проблема эта встанет перед обществом: кто может отдавать указания или приказы об изменении данных в системе ГАС Выборы или о вводе искаженных данных. Мы уже имели с этим дело в 2011 году в Москве, и вот теперь в Приморье. То есть эта система существует и может быть в нужный момент задействована.

Российские политологи любят рассуждать о спящих институтах. К сожалению, мы имеем дело в современной России не только со спящими, но еще и с неспящими институтами.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире