rodnyansky_a

Александр Роднянский

07 октября 2018

F

Посмотреть эту публикацию в Instagram

На фото английская актриса и просто красавица Фелисити Джонс. Конечно, я публикую ее фото для привлечения вашего внимания, но не только для этого. Как и обещал, я хочу рассказать о сценаристе Дэниеле Стипелмане. Фелисити играет главную роль в его первом большом фильме – «По половому признаку». Картина же рассказывает удивительную историю из жизни самой известной женщины Америки и первой женщины-члена Верховного суда США Рут Бейдер Гинзбург (она на второй фотографии). Дэниел родной племянник РБГ (так называют самого знаменитого юриста в Штатах) и автор, который, как я уже упоминал, работает над сценарием по книге «Допрос президента». Последние несколько недель в Америке бушует страшный скандал, связанный с именем Бретта Кавано — кандидата, выдвинутого президентом Трампом в Верховный суд. Кавано обвинили в попытке изнасилования и теперь вся страна следит за тем утвердит ли после таких обвинений его кандидатуру Сенат или президент Трамп потерпит унизительное поражение. В связи с этим скандалом и тем фактом, что гендерные контексты сегодня самые остро обсуждаемые в стране и, конечно, качеством самого фильма, многие американские журналисты прочат фильму «По половому признаку» большой успех и номинации на Оскар. Я же, желая невероятного успеха Дэниелу, очень надеюсь, что самым большим его достижением станет наш будущий фильм об аресте и допросе Саддама Хусейна. И тем, что случилось с миром потом…

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Министерство культуры, как пишет Lenta.ru, предлагает законодательно ограничить прокат зарубежного кино до 35% сеансов в день, а за нарушение штрафовать владельцев кинотеатров на крупные суммы. На первый взгляд, эта мера должна помочь российскому кино, об успехе которого мы так мечтаем. Но впечатление обманчиво.

Если разобраться, введение подобных ограничений может поставить под вопрос само существование кинотеатральных сетей в их нынешнем виде и, как следствие, навредить производителям российского кино.

Сегодня мировой кинематограф переживает сложные времена, связанные с эволюцией технологий, развитием стримингового вещания и уходом многих, ранее популярных жанров с большого экрана на «малый». Драмы, психологические триллеры, историческое кино сегодня существуют, в первую очередь, как качественные телесериалы, пользующиеся большим успехом у зрителей.

В кинотеатрах же доминируют невероятно дорогие аттракционные блокбастеры, которые не имеет смысла смотреть дома из-за очевидной потери в качестве и градусе переживаемых эмоций. Для создания таких картин используются новейшие технологии и это, мягко скажем, дорогое удовольствие.

Бюджеты в сотни миллионов долларов сегодня есть только в одном месте в мире – в транснациональном Голливуде (очень редко аналогичные, несопоставимо меньшие по масштабу, картины производят и в Европе). Именно такие фильмы и обеспечивают выживание кинотеатральной индустрии – один успешный голливудский блокбастер может сделать квартальный план кинотеатра.

Например, в этом году летом не было по-настоящему сильных фильмов и после двух неудачных кварталов многие кинотеатры сейчас находятся в крайне плачевном финансовом состоянии.

В свою очередь, русских событийных фильмов, появлению которых мы так радуемся, в силу естественных причин не может быть много. Недостаточно денег и ресурсов. Когда появляется знаковый русский фильм – например «Движение вверх», количество сеансов американских картин снижается естественным образом — кинотеатры заинтересованы предложить зрителям максимальное количество сеансов интересующей их картины. А когда подобных фильмов в прокате нет, такое ограничение лишь резко сократит доход и осложнит будущее кинотеатров.

Оригинал

Вынужден написать о крайне неприятном сюрпризе. Сегодня Госдума в третьем чтении приняла изменения в закон о господдержке кинематографии, согласно которым без прокатного удостоверения фильмы можно показывать лишь на фестивалях, на которых есть официальный конкурс и жюри. И которые входят в специальный реестр. Попробую пояснить: процедура получения прокатного удостоверения на фильм длительная и дорогостоящая. К тому же, она стала – и мы уже не раз видели этому подтверждение – инструментом, позволяющим надзорным органам существенно затруднить прокат того или иного фильма. Фестивали авторского кино, ретроспективы великих режиссеров, недели национального кино – все замечательные мероприятия, к которым уже привыкли зрители российских городов – все они составляли программы в соответствии с прежним законом — не получая прокатных удостоверений на показываемые всего один-два раза фильмы. Недели румынского или ирландского кино, Amfest и Britfest (недели американского и британского независимого кино), фестиваль на «Стрелке», КароАрт, кинопрограмма в Третьяковской галерее, Beat film festival, Eat Film festival, Иное кино, Синематека журнала «Искусство кино», кинопоказ в кинотеатре «Гаража», показы журнала «Сеанс», все эти и многие другие неизменно популярные у публики показы теперь в большой проблеме… То же касается и разнообразных ретроспектив великих режиссеров, будь то недавняя ретроспектива Бергмана или только начавшаяся ретроспектива Кубрика. Ни у одного из этих событий нет жюри и конкурса, цель у организаторов другая — дать возможность российским зрителям познакомиться с актуальным или классическим международным кинематографом. Да и бюджетов для проведения конкурсных показов у подобных мероприятий нет. Что важно — на этих фестивалях зрители смотрят на больших экранах фильмы, которые часто по сугубо коммерческим причинам не доходят до отечественного проката. Среди этих картин — фильмы-победители Канн, Венеции, Берлина, Локарно, Сан-Себастьяна… Теперь же только Московский международный кинофестиваль и два-три других крупных кинособытия смогут включать в свою программу содержательное международное кино. Для огромной культурной страны это трагически мало…

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Главная тема последних дней в Лос-Анджелесе – увольнение руководителя Paramount TV Эми Пауэлл и режиссера Джеймса Ганна. С обсуждения двух этих скандальных историй начинается любой разговор. С Эми Пауэлл, одной из немногих по-настоящему влиятельных женщин Голливуда, я был хорошо знаком. Ее уволили за «неподобающие» высказывания, которые она позволила себе в адрес темнокожих женщин во время делового совещания. По крайней мере, так говорилось в первом сообщении Hollywood Reporter. Но уже вчера сайт Deadline уточнил, что Пауэлл уволили не столько за ее слова, сколько за отказ принести извинения. Руководитель корпорации Paramount Джим Джаннопулос посчитал, что в сложившейся ситуации Пауэлл проще уволить. Режиссера Джеймса Ганна студия Disney выгнала с третьей части «Стражей галактики» совсем по другой причине: в результате массовой онлайн-кампании крайне-правых активистов получили широкую огласку действительно непотребные шутки, которые почти десять лет назад постил в твиттере этот талантливый режиссер. Ганн с увольнением спорить не стал, он принес извинения, объяснив, что пытался создать образ человека, способного шутить на самые рискованные темы. Но извинения не помогли.. Велик соблазн назвать скандалы последнего года, начиная с падения Харви Вайнштейна и Кевина Спейси, как-нибудь уничижительно, сказав что-то про «звериный оскал политкорректности». Я вижу, что так пишут многие российские авторы и зрители. Но я не согласен с подобной оценкой. На мой взгляд, мы стали свидетелями революционного изменения системы этических норм. И связано это в первую очередь с правилами общения сильных со слабыми. И речь идёт не только о гендерном равенстве или даже расовом… В этой ситуации резкость действия студий – немедленное увольнение – скорее, инстинкт самосохранения, нежели продуманное действие. Жертвами происходящей «революции» становятся как персонажи, мягко скажем, спорные, так и вполне симпатичные. И, мне кажется, важно понимать, что этот процесс конечен. Система ищет сейчас новый статус-кво и когда он будет найден, маятник качнет в обратном направлении. Остаётся лишь наблюдать.

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Многие популярные книги невероятно трудно перевести на язык кино. Кинематографисты говорят о проклятии романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», каждая экранизация которого сталкивалась с неожиданными, а подчас и трагическими, сложностями… Так же дело обстоит и с культовым фэнтезийным романом Фрэнка Херберта «Дюна», об экранизации которого мечтали фаны этой книги с момента ее появления на свет. В 1984 году великий Дэвид Линч попытался осуществить их мечту. Это был очень сложный и амбициозный проект, масштаб и технологические параметры которого значительно превосходили возможности своего времени. Эскизы к костюмам Жана-Поля Готье, музыка Тото, основная музыкальная тема Брайана Ино, продюсер-классик Дино де Лаурентис, в ролях Стинг, Макс фон Зюдов, Юрген Прохнов, Шон Янг и любимец Линча Кайл Маклахлен… Но работа шла тяжело, голливудская студия давила на автора, Линч даже думал убрать свое имя из титров, но для очень многих киноманов этот фильм остается культовым. В прокате картина практически провалилась и долгие годы студийные боссы осторожно подступались к «перезапуску» знаменитой литературной франшизы. Долго не складывалось — в первую очередь, из-за отсутствия вызывающего доверие режиссера, способного взяться за столь сложный и явно небезопасный проект. И вот такой режиссер нашелся — после очевидного творческого и коммерческого успеха «Прибытия» экранизировать «Дюну» предложили канадцу Дени Вильневу. Судя по тому, как искусно и бережно Вильнев справился с не менее амбициозным продолжением обожаемого многими «Бегущего по лезвию бритвы», можно надеяться, что «Дюна» оказалась в самых надежных руках. А вчера стало известно и о первом актере, который сыграет в новой экранизации: молодая звезда фильма «Зови меня своим именем», талантливый Тимоти Шаламе находится в финальной стадии переговоров с компанией Legendary и может сыграть в новой «Дюне» роль Пола Атрейдеса, ту самую, которую в фильме Линча исполнил Кайл Маклахлен.i

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Скончался Станислав Сергеевич Говорухин… Замечательный режиссёр и актер, сильный и мужественный человек. Я его знал с детства, восхищался врожденным достоинством и прямотой высказываний. Талантом рассказчика и мужской харизмой.

О любимых всеми фильмах и говорить не стоит — «Место встречи изменить нельзя», «Приключения Тома Сойера…», «Ворошиловский стрелок» давно стали не просто частью нашей кинематографической истории, а неотъемлемой частью культурного кода всего народа…

Его абсолютная приверженность классической литературе и кино не мешали его пониманию сложных и неоднозначных фильмов — именно ему первому я показал нашего «ЛЕВИАФАНА» и не ошибся в ожидании поддержки. Его политические убеждения не мешали его человеческим симпатиям и принципам — он помогал людям, не разделяющим его взгляды. Настоящий друг и учитель. До последнего дня он оставался живым, открытым и бесконечно сильным человеком.

2941358

Фотография снята на одном из фестивалей Кинотавр, которые он не пропускал никогда. На последней церемонии закрытия фестиваля, зная о тяжелом состоянии Станислава Сергеевича, мы передали устами ведущих церемонии слова любви и поддержки от нескольких тысяч кинематографистов… Не помогло…
Вечная память!..

Оригинал

Как и обещал, продолжу рассказывать вам о наших будущих проектах. «Черный русский» — замечательная книга американского ученого, профессора Йельского университета Владимира Александрова о человеке удивительной судьбы, афроамериканце Фредерике Брюсе Томасе, уехавшем в конце XIX века из Америки в Европу в поисках лучшей жизни. Фредерик искал в Европе свободу, недоступную сыну бывших рабов на родине. Прожив несколько лет в Лондоне, Париже и Монте-Карло, Фредерик отправляется в Москву, где за несколько лет из простого официанта вырастает в успешного предпринимателя, мультимиллионера и хозяина одного из самых модных московских ночных клубов. Он меняет свое имя, принимает российское гражданство и становится Федором. Клуб его становится центром светской жизни — туда приезжают джаз-бэнды и певцы со всего мира, там демонстрируют свои наряды московские красотки, там встречаются деловые люди и гангстеры… Россия начала XX века не знала расизма. У русской империи не было африканских колоний и, как следствие, граждане её не сталкивались с чернокожими, поэтому в Москве Фредерик сумел впервые оказаться в обществе, где никому не было никакого дела до его цвета кожи. Единственное, что тщательно проверили у него на въезде в империю — «не еврей ли он». Отсутствие расизма империя компенсировала жестким антисемитизмом. Судьбу Фредерика изменила революция 1917 года. Большевикам был безразличен цвет его кожи, но Фредерик был чрезвычайно богатым человеком и это естественным образом делало его обьектом преследований со стороны новой власти. Он бежит с семьей сначала в Одессу, а оттуда – в Константинополь, где сталкивается с сотрудниками американского посольства и уже подзабытым расизмом, получает отказ в ответ на просьбу разрешить ему вернуться в Америку, открывает новый джазовый клуб, но спустя некоторое время умирает… Кто станет режиссером, кто будет играть в фильме, для какой студии он будет производиться — об этом я расскажу вам отдельно.

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Сегодня очередная годовщина чернобыльской катастрофы. Так получилось, что она сыграла невероятно важную роль не только в жизни нашей огромной страны — СССР, но и в моей личной… Несколько моих первых режиссерских документальных фильмов были связаны с экологическими темами, которые в те времена были единственным легальным способом выражения политического протеста. Я объездил весь Советский Союз, все проблемные экологические регионы от Ленинградской области до Нижнего Тагила, от Запорожья до Байкала и Дальнего Востока. Но всё началось с Чернобыля. 27 апреля 86-го рано утром меня разбудила моя мама, с которой мы жили в одном доме. Напротив нашего дома стояло недавно построенное здание, в котором жили семьи членов ЦК комсомола Украины. Проснувшись, как всегда около 5 утра, моя мама выглянула во двор и увидела, что там в полной тишине в машины грузились семьи функционеров с детьми и вещами. Так она поняла, что в Чернобыле, действительно, случилось что-то страшное. Слухи об этом начали ходить накануне. Но официально об этой трагедии сообщили только спустя 18 дней — 13го мая… Украина не простила этого умолчания Горбачёву… Но тогда утром 28-го апреля я купил билеты в Одессу, где жили мои тетя и дядя, и отправил туда первым рейсом жену с 9-месячным сыном. А 1-го мая меня уже от студии самого командировали в Чернобыль. На вокзалах и в аэропортах Киева происходило то, что многие пожилые киевляне сравнивали с 41-м годом, с началом войны — толпы людей, драки у билетных касс, спящие на полу в ожидании поездов люди. Началась долгая история, в которой участвовали сотни тысяч людей, погибли очень многие и последствия которой очевидны и сегодня… В следующем году мы наконец начнём работу над фильмом, о котором я думал все эти долгие годы, фильмом о ликвидаторах аварии…

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Можно очень по-разному относиться к Павлу Дурову. Как и многие яркие персонажи нашего времени, он крайне неоднозначен и даже противоречив. Талант программиста и бизнесмена мирового уровня сочетается в нем с самолюбованием 14-летней девочки. Если взглянуть на его инстаграм, то никогда не догадаешься, что ведет его не светский playboy, а первый и по сути единственный российский бизнесмен с мировым именем, за право инвестировать в идеи которого сегодня борются крупнейшие инвестфонды. Несколько лет назад я купил права на экранизацию книги Николая Кононова «Код Дурова», рассказывающей о создании сети «ВКонтакте». Тогда идея сделать свою версию мною любимого фильма Дэвида Финчера «Социальная сеть» показалась мне очень перспективной, но в процессе разработки мы столкнулись с рядом практически неразрешимых сложностей, связанных с драматичными событиями вокруг структуры акционеров «Вконтакте». В результате проект был остановлен и ждёт своего часа. И сейчас я понимаю, что решение было принято правильно. Рассказывать историю Павла Дурова 5 лет тому было явно преждевременно, ведь она бы не включала в себя главного его проекта – мессенджера Telegram. Впервые в новейшей истории России появился продукт международного уровня, ставший фактически визитной карточкой страны в сфере IT. Но сегодня, вполне в духе времени, Роскомнадзор начал блокировку мессенджера Telegram. Вряд ли это как-то скажется на пользователях, которые в массе своей быстро освоили прокси и VPN, но на репутации страны и главное — планах многих талантливых молодых людей, мечтавших повторить успех Дурова — эта история скажется только негативно. К глубокому сожалению.

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Вчера у меня неожиданно выдался день просмотров самых событийных фильмов месяца. Утром я посмотрел «Лето» Кирилла Серебренникова, а вечером – «Тренера» Данилы Козловского. Про фильм Козловского я напишу поближе к его выходу в прокат, а сейчас попробую сказать несколько слов о фильме Серебренникова. Понятно, что многие будут объяснять (уже это делают) включение картины в конкурс Каннского кинофестиваля исключительно политическими соображениями. Но будучи уже много раз участником разных программ Каннского фестиваля и, главное, уже посмотрев фильм Серебренникова, я смею утверждать, что «Лето» — это полноценное художественное высказывание. Это фильм, обладающий энергией и заряжающий эмоцией, искусно стилизованный под 80-е годы и предполагающий зрительское включение. Всё, что я сказал, можно было бы отнести и ко многим другим картинам, удачно описывающим события той или иной эпохи, но Серебренников не был бы талантливым режиссером, если бы не предложил творческое решение, выламывающее его фильм из разряда привычных ретро-постановок. Не хочу портить вам впечатление от просмотра и поэтому ограничусь лишь словами о том, что драматургия фильма построена на песнях, как на русском, так и на английском языках, исполняемых подчас самыми неожиданными персонажами и остроумно обрамлённых анимацией. И это не «вставки», это и есть основа драматургии, работающая и как прием остранения, как самоироничный взгляд из нашего времени — «от нас», и как подлинный движок истории. Этот фильм, пожалуй, для меня уникален и тем, что он нарушает давно сформулированное неписанное правило киноиндустрии: по плохому сценарию нельзя сделать хороший фильм. Талант режиссера Серебренникова, его изобретательность и ясность мысли позволили преодолеть слабости сценарного текста, явно представлявшего из себя набор зарисовок о времени и героях, и превратить фильм в страстное высказывание о жертвенной преданности искусству. В данном случае — музыке. Иными словами, даже если бы Кирилл Серебренников был бы на свободе, чего мы все ему желаем, этот фильм все равно бы претендовал на участие в конкурсе Каннского кинофестиваля. Удачи фильму!

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире