rodnyansky_a

Александр Роднянский

19 января 2018

F

Оригинал

Ассоциация владельцев кинотеатров раскритиковала Министерство культуры и его главу Владимира Мединского за инициативу с переносом премьеры иностранных фильмов в пользу российского кино. Кинопродюсер Александр Роднянский рассказал «Снобу», почему затея Минкульта, невыгодная прокатчикам, в конечном счете может обернуться большими проблемами для отечественного кино

Главное, что побудило Ассоциацию владельцев кинотеатров написать свой весьма яростный текст, — это тот факт, что чуть ли не 90 процентов инвестиций в современную систему кинопроката — это частные инвестиции. Инвесторы много лет вкладывали миллионы долларов в строительство современных кинотеатров и мультиплексов по всей стране.

Российская система кинопроката начала развиваться в конце девяностых прежде всего благодаря большому американскому кино. Можно сказать, она выросла на успехе «Титаника». Потому что в тот момент наших фильмов было крайне мало, возможности производить событийные, рассчитанные на массового зрителя фильмы были очень ограниченны. Так что кинопрокатный репертуар был заполнен зарубежным кино. Более того, так происходит почти во всех странах: зритель традиционно предпочитает картины огромного транснационального кинематографа, который принято называть голливудским.

Частные инвесторы хотят зарабатывать деньги, они попросту заинтересованы в том, чтобы фильмы выходили в прокат вовремя, сопровождались рекламными кампаниями и привлекали максимальное количество зрителей. Только так они могут выжить. Потому что кинопрокат — сложная и не самая выгодная часть нашего производства. Много денег сначала уходит на строительство самих кинотеатров, а потом они с трудом выходят на самоокупаемость.

Поэтому прокатчики с такой тревогой реагируют на любое административное вторжение, направленное на расчистку территории под новые российские картины. Для них это и правда может быть очень болезненно: частный предприниматель хочет, чтобы у него в репертуаре были самые разные фильмы, которые можно было бы выпускать в нужное время с учетом зрительского интереса и таким образом добиваться максимальных сборов. Если в прокат выходит на фильм меньше — это большие риски, даже если на экранах все равно показывают успешную картину. Важно, чтобы в разных залах показывали и мультики, и драму, и триллер — разнообразие обеспечивает выживание.Конкуренция в индустрии обострилась, еженедельно в прокат выходит до 16 новых отечественных и зарубежных картин — это очень много. И когда выходит большой российский фильм, способный на очень внушительные сборы, он собирает меньше, потому что одновременно выходит один, а то и два голливудских фильма. За этим больно наблюдать даже отечественным продюсерам. Потому что, в отличие от голливудского кино, российское может окупаться только на собственной территории — далеко не все наши жанровые фильмы преодолевают географические границы России.

Минкульт и лично Мединский, неоднократно заявлявший о своей преданности отечественному кино и о своей миссии его поддерживать, поэтому и решили расчистить прокат. Что, на мой взгляд, было совершенно необязательно, просто потому, что наши картины — честно и объективно — стали намного качественнее и лучше, они не нуждаются в том, чтобы для них зачищали прокат. «Движение вверх» и без того третью неделю остается лидером проката, что бывает крайне редко. А все российское кино в прошлом году собрало в прокате больше 13 миллиардов рублей, такого никогда не бывало.

И я железно убежден, что это никак не связано с продюсерами фильмов, в пользу которых чехарда с премьерами была затеяна. Они большие профессионалы и уважаемые люди, которые совершенно точно о таком просить не могли. Перенос премьер, без сомнения, внутренняя инициатива Минкульта: они хотят помочь российскому кино, но почему-то решили, что для этого надо что-то запрещать, ограничивать и переносить.

Я же выступаю за последовательную рыночность. Нужно стараться делать кино как можно более убедительное и привлекательное для аудитории и бороться с конкурентами на равных. Другое дело, что Голливуд — это не борьба на равных даже в условиях российского кинопроката, потому что суммы, выделенные на поддержку этих фильмов, качество брендов и масштабы производства несопоставимы с тем, что могут себе позволить киноиндустрии России или любой другой страны.

К слову, борьба с Голливудом — явление в большей степени характерное для Европы, и она в конце концов выработала систему протекционистских мер, позволившую европейскому кино внятно конкурировать с американским. Об этом свидетельствует существующая во всех странах Европы (и в России, кстати, тоже) государственная и общественная поддержка кино. То есть у местной индустрии есть возможность обращаться за деньгами на производство, и это некоторым образом нивелирует преимущество транснациональной голливудской индустрии и дает возможность существовать национальному кинематографу в разных странах. Кроме того, благодаря этому люди получают возможность смотреть фильмы с их культурным кодом, отвечающие на их специфические национальные вопросы.

Но когда чиновники путают протекционизм с волюнтаризмом — это беда. Хотите помочь национальному кинематографу — поддержите его в производстве, помогите в продвижении. А мешать зрителю смотреть зарубежные фильмы не надо.

В конце концов, лучшее, что случилось в нашей киноиндустрии за последние 20 лет, — это созданная усилиями частных инвесторов система кинопроката. Это для отечественного кино важнее всего: не будет кинотеатров — негде будет показывать «Движение вверх».

Оригинал

Вчера в Нью-Йорке в Линкольн-центре состоялся показ документального фильма «Миссия Рауля Валленберга», который я снял в качестве режиссера 27 лет назад и премьера которого состоялась здесь ровно четверть века тому… Фильм в своё время был заметным — я потратил несколько лет, пытаясь разыскать следы Рауля Валленберга, жизнь которого напоминает житие святого или древнюю легенду. Судите сами: тридцатитрехлетний шведский дипломат прибывает в 1944-м в подконтрольный нацистам Будапешт, в течение всего пяти месяцев спасает десятки тысяч евреев от неминуемого уничтожения, в январе 1945-го арестовывается советской контрразведкой и бесследно исчезает на пространстве ГУЛАГа. Только спустя многие годы советское правительство даёт официальный ответ на многочисленные запросы о судьбе Валленберга — он умер от сердечного приступа на Лубянке в 1947... Вот тут и начинается легенда — более 3 000 людей свидетельствуют о том, что они якобы видели Валленберга в разных тюрьмах, разговаривали с ним на пересылках или сидели в одном лагере… Из множества этих свидетельств, часть из которых мы проверяли на протяжении трёх лет, перемещаясь по всей нашей огромной стране, сложилась невероятная по силе метафора времени. Мы побывали на Колыме и пермских лагерях, на Кольском полуострове, в знаменитых Владимирской и Бутырской тюрьмах, в пересыльных зонах, на БАМе и Дальнем Востоке – словом, вся страна предстала для меня совокупностью человеческих жизней, изломанных и искалеченных временем и тоталитарной машиной. История Валленберга вобрала в себя тысячи и тысячи судеб других людей. Тех, чьи имена не выбиты на граните, от кого остались только номера, хранящиеся в тюремных архивах. Психологически этот фильм стал для меня и свидетельством другого удивительного времени – перестройки. Когда в условиях неожиданно обрушившейся на нас свободы слова, появилась возможность рассказать правду о собственной истории, возможность, как эйфорически верили тогда многие, построить совершенно новую страну… А вчерашний показ в нью-йоркском Линкольн-центре прошел в том же зале, что и 25 лет тому, как и тогда заполненном зрителями и я долго отвечал на вопросы публики. Как и тогда.

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

07 января 2018

День начался бурно

Сегодня в прокат вышел фильм «Движение вверх». Вне сомнений, он станет одним из самых успешных отечественных релизов в истории. Я лишь попробую сформулировать несколько очевидных достоинств картины, делающих ее обязательной к просмотру. 1. Отсутствие ложного пафоса и наличие самоиронии. Да-да, той самой самоиронии, которая практически никогда не встречалась в отечественных блокбастерах. Чего стоит игра на деньги наших чемпионов с группой уличных чернокожих баскетболистов в Нью-Йорке… 2. Противники наших, речь, конечно, идёт об американцах — не карикатуры. Они не стремятся компенсировать свои спортивные слабости подлостью и грубостью, они не жуют, чавкая, жвачки, не похлопывают одобрительно по плечу, признавая очевидное для зрителей преимущество наших. Они сильны, они эмоциональны и победа над ними даётся неимоверным трудом. 3. Фильм — не апология СССР. Напротив, империя выглядит бесчеловечным механизмом, унижающим человеческое достоинство. Таможенники, партийные начальники, необходимость получать разрешение на все, вплоть до лечения собственного ребёнка… И бороться на спортивной площадке можно не за абстрактную империю, а только друг за друга, за братство своих. Более объединяющего фильма я и не припомню. Литовец, грузины, белорусс, русские — все вместе. И по-настоящему вместе. 4. Я не понимаю, как коллегам удалось так снять спорт. Знаю, что многие кинозрители равнодушны к баскетболу, но поверьте — финальная игра, нет, точнее сказать, поединок снят так, что не вовлечься и не сопереживать эмоционально невозможно. О «мужском» фильме не принято говорить как о трогательном и человечном, но в этом случае все именно так… Сердечно поздравляю продюсеров Леонида Верещагина и Антона Златопольского, режиссёра Антона Мегердычева, сценариста Николая Куликова и оператора Игоря Гринякина с большим профессиональным достижением! #русскоекино #движениевверх

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)


Опубликую и я свою личную версию списка лучших фильмов года. В произвольном порядке. ДЮНКЕРК Кристофера Нолана. Несмотря на масштаб постановки, этот фильм нельзя причислить к жанру военных блокбастеров. Это радикальный авторский фильм, практически без диалогов, свободно управляющий временем действия, меняющий точки зрения (земля, вода, воздух), сопровождаемый беспрерывным тиканьем часов и выдающейся музыкой Ханса Циммера. Получилась не героическая сага о победе и преодолении, а поэма о лихорадочной борьбе за выживание. О судьбе. ФОКСТРОТ израильского режиссёра Шмуэля Маоза. Тоже фильм о судьбе. И ещё в большой степени — о случайности. Три новеллы об израильской семье — в первой родители узнают о гибели сына в армии, во второй — мы видим сына, мающегося бездельем на пограничном посту где-то в пустыне, и в третьей новелле уже разведённые родители вновь сходятся. В центре фильма — взаимоотношения детей и родителей, виноватых друг перед другом и вынужденных расплатиться за эту вину кровью. ФОКСТРОТ — трагикомедия о прощении и беспощадности, любви и возмездии. Фильм том, что трагическая судьба — это танец, который надо довести до конца. ТРИ БИЛБОРДА НА ГРАНИЦЕ ЭББИНГА, МИССУРИ. Фильм автора любимого в России «ЗАЛЕЧЬ НА ДНО В БРЮГГЕ» Мартина Макдонаха. Героиня «Трех билбордов…» немолодая, крепкая Милдред (готов спорить, что эта роль принесёт Оскар Фрэнсис Макдорманд) не может смириться с гибелью дочери, сперва изнасилованной, а затем убитой неизвестными. Местный шериф завел дело несколько месяцев назад, но тесты ДНК преступника ни с чьими данными не совпали, дело затормозилось. Милдред решает действовать сама — она арендует три заброшенных билборда неподалеку от места преступления и размещает на них обвинение в адрес местной полиции. Дорога эта заброшенная, никто по ней толком не ездит, но билборды замечают… Этот фильм сделан выдающимся театральным драматургом и это чувствуется — лучшего сценария я, пожалуй, не припомню за долгие годы. Роль Сэма Рокуэлла может принести ему номинацию на Оскар. Питер Динклейдж, Вуди Харрелсон, Лукас Хеджес — превосходны. После этой картины Макдонах стал вровень с классиками — Тарантино и Коэнами.

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Продолжаю свой список лучших фильмов года. О ТЕЛЕ И ДУШЕ. Фильм 61-летней венгерки Ильдико Энеди неожиданно победил на Берлинском фестивале. Главные герои — немолодой уже одинокий мужчина и молчаливая блондинка работают на мясокомбинате. Между ними нет ничего общего, кроме снов, но они об этом не подозревают. Действие фильма разворачивается на скотобойне, но иногда оно переносится в реальность сновидений, в которой по лесу свободно бродят олени. Олени во сне героев фильма свободны, а другие животные наяву становятся жертвами на заводском конвейере… Несмотря на очевидность главной темы (любовь и смерть), фильм воспринимается как глоток свежего воздуха. ФОРМА ВОДЫ. Гильермо дель Торо остаётся визионером и идеалистом. И по-прежнему он влюблён в чудовищ. Неслучайно в его фильмах, несмотря на наличие призраков, вампиров и самого дьявола, самые страшные персонажи всегда люди, а главный враг — человеческие предрассудки. Вот и в «Форме воды» работающий на ЦРУ начала 60-х годов персонаж Майкла Шеннона — хладнокровный садист. А уборщица, немая Элайза ( Салли Хоукинс, которой я в составе Берлинского жюри дал приз за роль в «Беззаботной» Майка Ли), сама выбирает не сильного мужчину, а беспомощного пленника-амфибию. Амфибия — идеальная жертва в тоталитарном мире. На него охотятся все — и американские цээрушники, и советские кагэбэшники. Помогают ему такие же изгои, как и он сам. Этот фильм — художественный протест против принятого порядка вещей. НАЗОВИ МЕНЯ СВОИМ ИМЕНЕМ итальянца Луки Гуаданиньо. Профессорский сынок семнадцатилетний Элио проводит лето на семейной вилле в Италии. Купание в море, чтение, флирт с подругой и классическая музыка. Но безмятежный отдых прерывает приезд молодого мужчины, ассистента отца Элио… Магия этого фильма в атмосфере, в разлитом в воздухе пьянящем чувстве. Солнце, взгляды, пение цикад и...персики.. Тимоти Шаламе (сам профессорский сын) — актёрское открытие этого года. Если вы не гомофоб и не ханжа, этот фильм доставит вам наслаждение. В нем нет откровенных сцен, нет ничего, что может смутить вашу нравственность, есть только удивительно тонкое размышление о первом чувстве.

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Много раз меня спрашивали об опыте сотрудничества с режиссёром Робертом Родригесом. Я был продюсером двух его фильмов — «Мачете убивает» и «Город грехов 2». Историю их производства я рассказывал уже неоднократно — профессиональные отношения наши не задались. Если в личном общении мы замечательно находили общий язык, то во всем, что касалось производства фильма, контроля над его бюджетом, характера творческих решений и прочих деловых обстоятельств режиссер Родригес слушает только одного человека — себя. Кажется именно об этом он пытался намекнуть мне на съемочной площадке «Мачете убивает». Моя единственная и, без сомнения, бездарная роль в кино продлилась на экране несколько секунд и завершилась так, как это и должно было произойти. #machetekills #robertrodriguez

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Волнение победить нельзя...И потому так важен и дико приятен миг, когда оно отпускает и ты чувствуешь радостное облегчение… Этой ночью объявили shortlist Оскара. Девять фильмов, отобранных из 92... Все фильмы очень сильные, все, без исключения, победители Канн, Венеции и Берлина. «Квадрат» (Швеция), «Фокстрот» (Израиль), «На пределе» (Германия), «Оскорбление» (Ливан), «Фантастическая женщина» (Чили), «Felicite» (Сенегал), «О теле и душе» (Венгрия), «Рана» (ЮАР). И наша «Нелюбовь»! Теперь академики должны отобрать из этой девятки пять номинантов. Учитываются голоса только тех членов Академии, кто посмотрит все девять фильмов в нескольких, специально предназначенных для этой цели кинотеатрах, расположенных для удобства иностранных членов Академии в разных концах света…. Показы состоятся с 12 по 14 января, по три фильма в день. Опять волнуемся… Try as you might, it is just not possible to stop worrying during the Award Season. On the other hand it makes the moment you know the result so much sweeter. When you can finally relax a little and feel the relief… Today the Academy announced the short list for the «Best Foreign Film» category: «A Fantastic Woman» (Chilie), «In the Fade» (Germany), «On Body and Soul» (Hungary), «Foxtrot» (Israel), «The Insult» (Lebanon), «Félicité» (Senegal), «The Wound» (South Africa), «The Square» (Sweden) and LOVELESS (Russia). Now the Academy has to pick the five nominees from these films. Only those members who saw all of the films in specially designated cinemas would be able to vote in the category. There will be screenings of LOVELESS on January 12th and 14th.. And now we can go back to worrying again… #lovelessfilm #oscar2018 #нелюбовь #Оскар2018 #звягинцев

Публикация от  Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Также, как и три года назад, сегодня ровно в 16-15 с диким волнением (его победить нельзя!) мы с коллегами сели у компьютера смотреть церемонию объявления номинантов на премию «Золотой глобус». «Нелюбовь» стала одним из пяти фильмов, которые будут бороться за эту важную награду. Эта номинация, несомненно, повлияет на прокат фильма в Америке и дополнительно привлечёт к «Нелюбви» внимание членов Американской Киноакадемии)) Вот уже час занимаюсь приятным делом — отвечаю на многочисленные поздравления наших и зарубежных коллег)) Like we did three years ago with Leviathan, today at 5-15 am PT I sat down with my team to watch the announcement of the Golden Globes nominations. LOVELESS became one of five films that will be fighting for this important award. This nomination without doubt will help with the theatrical run of our film in the US and hopefully attract additional attention of Academy members to the film of Andrey Zvyagintsev. For the past hour I have been occupied with a happy task of answering multiple congratulatory texts and messages from my colleagues both at home and in the US. #goldenglobes #lovelessfilm

Публикация от Alexander Rodnyansky (@alexander.rodnyansky)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире