В Москве на днях прошли уже шестые по счету «Ходорковские чтения», организуемые ежегодно обществом «Мемориал», институтом «Общественный договор» и фондом ИНДЕМ.
Форум, вновь собравший весь цвет российского демократического экспертного сообщества, искал ответы на вопросы о возможных выходах из экономической и научно-технической отсталости, а также возможном выходе из бесконечного, как сериал ужасов, «дела ЮКОСа». Выводы из целого дня первоклассной дискуссии малоутешительны. Власть сводит модернизацию к такой же имитации, как и всего остального, а на самом деле не заинтересована в развитии страны. Реформаторские силы и слои слабы и разобщены. Судьбы Ходорковского и Лебедева всецело находится в руках В.Путина, и только особое стечение обстоятельств может подвести последнего к решению об их освобождении.

Тон дискуссии задали Евгений Ясин и Сергей Алексашенко, показав крайне негативное воздействие «дела ЮКОСа» (в широком контексте) на деградацию государственных институтов, правоохранительной и судебной системы, рост коррупции, снижение деловой активности и низкий уровень инвестиций.
Если до начала нынешнего кризиса угнетающее экономическое развитие воздействие «дела ЮКОСа» компенсировалось прекрасной внешней конъюнктурой и притоком в страну нефтедолларов, то кризис в полной мере показал, что благоприятной деловой среды, способной за счет активности бизнеса компенсировать экспортные потери, в стране не существует.

В России сформировалось поколение запуганных государством бизнесменов, с коротким горизонтом планирования и инвестиций, боящиеся посадки в тюрьму и отъема собственности.
«Энергия деловой активности убита» – сказал Ясин, добавив, что если что-то и останется в истории от эпохи правления Путина – так это «дело ЮКОСа», как квинтэссенция этого времени. В результате, общее мнение бизнеса – «дела здесь вести нельзя», означающее, что с ходом времени негативное воздействие «дела ЮКОСа» на развитие страны не только не сокращается, но, наоборот, возрастает.

Президент Медведев пока не убедил экспертное сообщество в серьезности своих планов модернизации.
Сергей Гуриев обратил внимание на то, что по уровню ВВП на душу населения Россия сегодня сравнима с Южной Кореей 11-летней давности. Однако тогда Южная Корея стояла намного выше нынешней России в международных рейтингах инвестиционной привлекательности, делового климата, верховенства права и защиты собственности, качества государственного управления и институтов. Именно это обеспечило ей приток большого объема инвестиций и быстрый экономический рост. В России же задача резкого повышения качества институтов даже не ставится. Более того, в богатых природными ресурсами странах со слабыми государственными институтами «элита» часто вообще не заинтересована в развитии – ей хватает коррупционного раздела имеющегося сырьевого «пирога». Отсюда основной сценарий развития событий, по Гуриеву – «сценарий 70-80» – то есть при ценах на нефть 70-80 долларов рейтинг власти 70-80% и застой, наподобие того, какой был при дорогой нефти в СССР в 1970 80-е годы. Тот же прогноз дает и Александр Аузан: «корабль тонет, но очень медленно».

Михаил Делягин убежден – истинная цель власти состоит именно в поддержании отсталости страны и обогащении правящей бюрократии.
«Идея общественного блага – это враждебная пропаганда Голливуда» – процитировал он неназванного чиновника. Развитие и модернизация невыгодны бюрократии, захватившей власть и собственность в стране – ведь развитие приведет к конкуренции и появлению новых независимых сил, которые могут потребовать от нее отчета, и перекрыть коррупционные краны обогащения.

Реальные действия, которые каждый день осуществляют российские власти, вступают в неразрешимое противоречие с задачами декларируемой ими же модернизации.
Модернизацию могут осуществить только свободные и инициативные люди, между тем, именно их больше всего и преследует государство. Как можно (по инициативе Кремля) одновременно проводить «Зворыкинские чтения» (в честь русского инженера, изобретшего телевидение) и шельмовать всемирно известного шахматного гения – Гарри Каспарова? Как можно призывать ехать в строящийся «инноград» Сколково иностранных ученых и инженеров, и одновременно держать в тюрьмах десятки российских ученых «за шпионаж» (таких, как физик В.Данилов)? Как можно призывать в страну западных инвесторов, если свои предприниматели (часто назывался Е.Чичваркин) вынуждены бежать из страны, где им угрожает арест и где у них отбирают бизнес? На эти кричащие противоречия обратил внимание Дмитрий Зимин.

Очень сложно ответить на вопрос – есть ли в российской обществе социальные силы модернизации?
По данным Татьяны Малеевой, средний класс в стране не растет и составляет не более 20% населения. Основная масса населения – 70% — «зависли» между средним классом и 10% совсем нищих. Это большинство пассивно, но именно от него зависит развитие страны. Средний класс вряд ли выступит мотором реформ – ведь не менее половины в нем – чиновники, силовики и служащие госкорпораций, не заинтересованные ни в каких переменах.

Возможно, потенциал для перемен есть в городских слоях – недавно в Перми прошла общественная компания против отмены выборов главы города.
Выборы в итоге были отменены, но общественность одержала бесспорную моральную победу над властями. Примеры успешной городской самоорганизации общественных сил дают Калининград, Иркутск, Екатеринбург и десятки других городов страны.

Не видно пока и выхода из «дела ЮКОСа».
Адвокат Юрий Шмидт в который раз показал всю абсурдность обвинений по делу, идущему в Хамовническом суде Москвы, обратил внимание на неразрешимые противоречия в позиции обвинения и государства. В зарубежных судах идут процессы с хорошими шансами на победу Ходорковского и Лебедева. Тем не менее, суд (судья Данилкин) продолжает играть на стороне обвинения, условия содержания подсудимых под стражей то и дело ужесточаются, редкие положительные судебные рушения по частным вопросам не выполняются, под «дело ЮКОСа» то и дело перекраивается вся российская правоохранительная и правовая система. Вывод Шмидта – Путин может принять решение об освобождении Ходорковского и Лебедева только в том случае, если совокупный ущерб его интересам от удержания их в тюрьме однажды превысит страх перед их освобождением.

Кирилл Рогов описал российскую систему как кромешный ад правил, выполнение которых приводят к гораздо более высоким издержкам, чем их нарушение, и где государство (чиновники) продают отдельным лицам и компаниям эксклюзивные права на нарушение этих правил.
А также где «борьба с коррупцией» на самом деле является частью насквозь коррупционной системы, и представляет из себя лишь процесс постоянного пересмотра устанавливаемых чиновниками «правил», когда всякий раз надо договариваться обо всем заново. Страшный, но наглядный пример такой продажи прав на нарушение правил – история со сгоревшим пермским клубом «Хромая лошадь». Где же выход из этих «кромешных правил» и «кромешного менеджмента»?— ясного ответа на этот ключевой вопрос «Ходорковские чтения», к сожалению, не дали.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире