13:20 , 09 февраля 2010

Не откат в 90-е, а попытка создания современного государства

Доклад Института современного развития (ИНСОР) «Россия 21 века: образ желаемого будущего», как и ожидалось, вызвал целую бурю в мутном стакане московской «элиты».

Либеральные слои и думская оппозиция немедленно поддержали главную идею доклада – о невозможности успешной модернизации страны без политической демократизации.
«Единая Россия» и цепные пропагандисты Путина злобно облаяли проект, обвинив авторов в стремлении вернуть страну в «лихие 90-е», и даже в преступном намерении расчленить Россию по рецептам известного польского доктора Бжезинского.

Основная же масса сторонних наблюдателей успела приклеить докладу пренебрежительный ярлык оторванной от жизни «красивой утопии».
Программа ИНСОРа, как говорят последние, во-первых, нереализуема содержательно и, во-вторых, не имеет сторонников в обществе, на которых можно было бы опереться при ее реализации. На мой взгляд, обвинения в призыве «вернуться в 90-е» и «утопичности» доклада полностью безосновательны.

Авторы, к слову, известные специалисты в своих областях (И.Юргенс, Е.Гонтмахер, Л.Григорьев, А.Гольц, Б.Макаренко и др.) в полной мере постарались учесть опыт как 90-х, с их анархическими перехлестами, так «нулевых», породивших невиданную доселе коррупцию и всеохватывающий произвол переродившегося в бюрократическую и полицейскую автократию государства.

Призыв к уходу от провальных «нулевых» вовсе не означает призыва вернуться в провальные 90-е.
Напротив, стране предлагается принципиально новая стратегия развития. И 90-е, и «нулевые» – практически полностью игнорировали ключевое значение строительства современных институтов государства и общества. Презрение к парламенту, многопартийности, законности, федерализму и местному самоуправлению, независимому суду и общественному мнению, стремление руководить страной в режиме указов и «ручного управления», были характерны и для «ельцинской вольницы», и, еще в большей степени — для путинской «вертикали».

Отсутствие работающих государственных и общественных институтов было и остается главной проблемой России.
Не сырьевое, а «институциональное проклятье» – главный бич России. Разложившееся государство, превратившееся в двухмиллионную шайку хищных мародеров в погонах и без, делает невозможным долгосрочное планирование жизни, исследований, инвестиций, расхищает сырьевую ренту и собираемые с населения налоги, создает душную атмосферу произвола и издевательства над людьми.

В последнем Глобальном рейтинге конкурентоспособности стран 2009-2010 Всемирный экономический форум в Давосе зафиксировал обвал России сразу на 12 позиций вниз – на 63 место в мире (из 137).
Россия стала единственной страной группы БРИК, чья конкурентоспособность, и без того катастрофически низкая, ухудшилась, а не улучшилась, в условиях текущего кризиса. Причины: «дефицит эффективности государственных институтов (110 место в мире!), недостаточная независимость правосудия (116-е!), незащищенность прав собственности (119-е!) и фаворитизм правительства по отношению к отдельным компаниям».

В 2001 году, когда Путин обещал укрепить государство и привести Россию к процветанию, Россия стояла в общем рейтинге конкурентоспособности даже выше (58-е место), а по качеству институтов и защите собственности – в два раза выше, чем сегодня.
Двукратное ухудшение качества госуправления – таков истинный итог десятилетних усилий Путина и Ко по «укреплению государства».

Авторы доклада ИНСОРа делают акцент именно на создании современных институтов, на формирование комфортной институциональной среды для граждан и для бизнеса – в этом принципиальная новизна предлагаемой ими стратегии.
Реализации этой стратегии посвящены их вполне конкретные и реализуемые предложения по реформе армии, милиции и спецслужб, социальной сферы и экономики России. Но главные реформы, на которых настаивает ИНСОР – не технологические и не отраслевые, а именно институциональные. Учитывая то, что именно слабые или неработающие институты являются главным фактором неконкурентоспособности России, этот подход выглядит более чем обоснованным и одновременно – реалистичным.

Наибольшее озлобление вызвал тезис авторов о необходимости политической реформы, как главного условия для модернизации институтов, экономики и технологической базы.
Именно здесь охранители полицейского государства учуяли «возврат в 90-е», и узрели чумные пятна «украинизации» российской политики.

Однако политическая конкуренция, свобода слова, реальная, а не «сурковская», многопартийность, выборность руководителей регионов и муниципалитетов, честные выборы, верховенство закона и независимый суд – это вовсе не характерные черты российских 90-х.
Это прямые требования действующей Конституции, на что справедливо указывают авторы доклада. А также – неотъемлемые атрибуты любого современного развитого государства, которые потому и современные, и развитые, что обладают этим «джентльменским набором» успешной современной страны.
Из первой тридцатки стран в рейтинге конкурентоспособности лишь четыре не обладают всем этим набором демократических и правовых институтов (Катар, 22-е место, Объединенные Арабские Эмираты, 23-е, Саудовская Аравия, 28-е, Китай, 29-е) – но и они уделяют защите собственности и инвестиций, верховенству закона и разделению публичной власти и собственности, первостепенное значение. В отличие от России.

Так что речь идет не о пресловутом «откате в 90-е», а о необходимой, третьей уже по счету, попытке, создания современного государства, что невозможно без политической реформы.

Сторонники глубоких реформ в России есть, и их немало.
В уже упоминавшемся мной исследовании М.Афанасьева были опрошены 12 групп современной российской элиты (чиновники федеральные и региональные, силовики армейские и из правоохранительных органов, судьи и прочие юристы, предприниматели и менеджеры, работники здравоохранения, науки и образования, журналисты и эксперты).
Выяснилось, что лишь две элитные группы – «чекисты» и федеральные чиновники, продолжают поддерживать путинскую вертикаль и госкапитализм. Все остальные восемь групп в подавляющем большинстве отвергают этот путь, дружно согласившись в том, что «вместо модернизации происходит деградация институтов, примитивизация экономики и государственного управления».

В российских элитах уже сложился прочный консенсус (то есть солидарная поддержка подавляющего большинства элитных групп) вокруг необходимости глубоких.
В том числе и политических, преобразований. Среди конкретных требований, которые получат практически всеобщую поддержку, такие как: реальное обеспечение политической конкуренции, разделение властей, открытость и подотчетность власти обществу; приведение партийной системы в состояние, достойное граждан свободной и цивилизованной страны; выборность глав регионов; развитие местного самоуправления с закреплением за ним собственности и достаточных доходов. А также: политически ответственное правительство, парламентский контроль над исполнительной властью, подотчетный обществу и независимый суд, полная свобода слова.

Таким образом, программа, предложенная ИНСОРом, точно отвечает на главный, институциональный вызов страны, и полностью отражает представления о необходимых преобразованиях самой образованной и активной части нашего общества.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире