Отходы мегаполисов занимают только 4% в общей массе мусора, засоряющего огромную территорию нашей страны, но и этой небольшой части достаточно, чтобы стать головной болью властей в регионах. Пока граждане критикуют «мусорную» реформу, удивляясь растущим тарифам ЖКХ, Сибирь задыхается от отходов. В самом загрязненном федеральном округе сегодня содержится более 5-ти миллиардов тонн технологического мусора, максимальные очаги скопления которого зафиксированы в якутском городе Нерюнгри и забайкальской Чите.

Всего в России только за 2018 год накопилось более 7 млрд тонн мусора различных классов опасности. Самый многолюдный Центральный федеральный округ уже на 5-м месте в списке. Не удивительно, и что Московская область бьет все рекорды по засорению, именно сюда свозится 4,5 млн. тонн мусора из столицы в дополнение к собственным 3,5 миллионам.

Кто виноват и что делать? Начиная с 2016 года, федеральные власти поручили субъектам Федерации конкретизировать методы решения «мусорной» проблемы на местах. За время проведения реформы разрабатывались механизмы контроля за вывозом, утилизацией мусора и ликвидацией несанкционированных свалок, формировались методы борьбы с теневым «мусорным» бизнесом.

Планы и реальность традиционно разошлись по многим пунктам. Спешка, с которой в 2018 году утверждались схемы вывоза отходов, сегодня ставит перед субъектами Российской Федерации ряд важных задач. На практике администрации на местах приходится постоянно пересматривать и корректировать проекты вывоза ТКО, согласованные и утвержденные в документах.

Главная проблема, которая встает сегодня перед региональными операторами — это отсутствие эффективно работающей системы контроля за подрядчиками, осуществляющими вывоз отходов. Нет механизма своевременного реагирования на заполнение контейнеров. Не регулируется вес мусоровозов для предотвращения нанесения вреда дорожному полотну. Не оптимизируются маршруты груженых машин, которые должны заканчиваться на мусорных полигонах, входящих в государственный реестр распределения отходов.

Задача может быть решена только с помощью повсеместного внедрения «умных» технологий по опыту европейских городов. К примеру, в Барселоне и Мадриде все контейнеры с мусором оснащены ультразвуковыми датчиками, которые фиксируют заполняемость отходами и оповещают операторов о необходимости освободить переполненный ящик. Умная система не только посылает сигнал, но и производит расчет оптимального маршрута для распределения загруженности улиц мусоровозами.

В Нью-Йорке еще в 2003 году внедрили систему BigBеlly, программное обеспечение которой соотносит степень загрязненности улиц с возможностями коммунальных операторов. Ежедневно BigBelly силами служб по уборке мусора освобождает улицы города от 10,5 тыс. тонн бытовых и 13 тыс. тонн техногенных отходов.

Зарубежный опыт накопил нормативную базу, достаточную для внедрения подобных систем и в нашей стране. Тем более, что часть платформ с необходимым программным обеспечением уже используется при разработке проекта «Умный город». Мониторинг и оптимизация маршрутов с использованием видеорегистраторов помогает снизить топливные и ремонтные расходы на транспорт до 25%. Поскольку этот вид расходов составляет 65% тарифа за вывоз ТКО, то интеллектуальный подход существенно снизит суммы, которые на сегодня стали самой животрепещущей для плательщиков проблемой «мусорной» реформы.

Помимо оптимизации маршрутов мусоровозов, необходимо решать проблему с платежной дисциплиной. Для этого нужно сделать платежи прозрачными для людей. Интеллектуальные системы позволят выставлять счета за ТКО собственникам помещений в электронном виде, а также интегрировать эти данные с личными кабинетами на сайтах УК или сервисов сайта Госулуг.

Интеллектуальный подход к ликвидации мусорных завалов и формирование понятных коммунальных платежей — единственно возможный путь развития нового экономического сектора в цивилизованной и экологически эффективной стране, как позиционирует себя Россия.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире