На этой неделе открывается очередное Общее собрание Российской Академии наук. Наука и, в частности, РАН — одна из многочисленных российских проблем. Некоторое время назад активно обсуждаемая, а сейчас, судя по всему, всем надоевшая, и журналистам, и публике, да и самим ученым. Были дискуссии, были проекты и идеи, был энтузиазм по крайней мере, части российских ученых, были попытки Министерства образования и науки РФ, пусть половинчатые и непоследовательные, реформировать систему управления наукой. Но все завязло, застряло, утонуло в большом нежелании многих причастных хоть что-либо менять. В итоге все споры, которые велись в течение как минимум нескольких лет, окончились абсолютно ничем, все по сути осталось как и было еще в советские времена. Хотя проблемы российской науки уже давно видны невооруженным глазом. Причем, они только в небольшой степени связаны с недостаточным финансированием, главная беда — низкая эффективность, порождаемая непрозрачными механизмами управления и отсутствием обратной связи.

Если внимательно присмотреться, научной специфики в проблемах управления наукой не так-то много. И РАН, и университеты, и ведомственные научные центры болеют теми же болезнями, которыми болеет все наше общество. По образу и подобию государственно-политического устройства, в российской науке выстроена властная вертикаль, с направлением только в одну сторону — сверху вниз. Но что хорошо для армии, для науки — смертельно. При всем многообразии форм научных организаций в разных странах, неизменными для эффективной и передовой науки остаются всего несколько базовых принципов. Чем строже они соблюдаются, тем бόльшую отдачу от научных исследований получают государство и общество. А принципы эти весьма просты — честная конкуренция, независимая экспертиза и максимальная прозрачность всех процедур принятия решений. Хочу особо подчеркнуть важность прилагательных — честная, независимая, максимальная — без них все эти принципы легко превращаются в свою прямую противоположность. Без этого российская наука не сможет возродиться при каком угодно финансировании. Да только ли наука?

Оставив попытки реформирования Академии наук, правительство в последние годы решило развивать науку в университетах. Стратегически это безусловно правильно, но без базовых принципов, упомянутых выше, закачка денег в вузы к желаемым результатам не приведет. Система, в которой университетский профессор во всех смыслах вторичен по отношению к университетскому чиновнику, современной и эффективной быть не может.

За последнее десятилетие Россия строит уклад жизни, который лучше всего характеризуется словом имитация. Имитация рыночной экономики, имитация независимой судебной системы, политической жизни, независимых СМИ и так далее. В том числе, и имитация поддержки науки. В эту игру в имитацию активно включилась российская научная бюрократия, в первую очередь, руководство РАН. Российских научных генералов очень устраивает нынешнее положение вещей, поскольку оно гарантирует неприкосновенность их интересов и удовлетворение всех их амбиций. В то же время было бы большим упрощением считать, что большинство простых российских ученых жаждут реформ, пусть разумных, продуманных и постепенных, но реформ. Нет, очень многие встроились в эту вертикаль, которая в обмен на лояльность дает гарантированную пайку. Это их вполне устраивает.

Однако главная проблема не в том, что государственные ресурсы на научные исследования распределяются не самым лучшим образом, и даже не в том, что часть их банально разворовывается. Система, в которой мерилом успеха является не столько талант и усердие, сколько благоволение начальника, определяет мотивацию людей. Именно в мотивации неэффективность системы проявляется максимально. Это особенно важно для молодых людей, которым задаются ориентиры. Если им не следовать, то карьерный успех будет очень затруднителен. И многие молодые люди сознательно принимают эти правила игры. Сейчас у нас успешно взращивается поколение молодых молчалиных, которые в скором времени будут олицетворять российскую науку и образование. Конечно, относить это ко всем молодым людям неправильно, тем не менее, некоторые знаковые примеры статусных «молодых ученых» что в Академии наук, что, к примеру, в МГУ, очень наглядно демонстрируют, какие качества необходимо проявлять молодому человеку, чтобы попасть в пресловутый социальный лифт. Оптимизма это совершенно не вызывает.

Прошедшее десятилетие для российской науки оказалось во многом десятилетием упущенных возможностей. Да, финансирование научных исследований в целом увеличилось в несколько раз, и утвержать, что все эти деньги были коту под хвост, конечно, нельзя. Но кпд этого финансирования неприемлемо низок, далеко не все проблемы решаются только количеством нулей в соответствующей строке бюджета, особенно в науке. Однако, больше всего сожалеть надо не столько о деньгах, сколько о том, что в научном сообществе становится все больше и больше «имитаторов». Именно они сейчас на коне, они руководят наукой, они имеют «доступ к телу», они создают такую атмосферу, в которой настоящей науке выжить очень непросто. И увы, причин для скорого изменения ситуации в лучшую сторону пока не видно.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире