Очередная трагедия на почве психиатрии всколыхнула общество. Трагедия, на конкретном примере которой пора обратить внимание на проблемы, жизненно важные для общества в целом. Проблемы, очевидные для специалистов — но на которые публика до поры до времени предпочитала закрывать глаза. 

23 октября журналист «Эха Москвы» Т. Фельгенгауэр стала жертвой нападения: в помещение радиостанции ворвался мужчина и ударил ее ножом в горло.  Нападавший задержан, журналистка госпитализирована  и экстренно прооперирована. Причиной нападения, в сухой юридической формулировке, стала «личная неприязнь». При чем здесь психиатрия? Хотя о вменяемости преступника можно будет достоверно судить лишь по результатам судебной психолого-психиатрической экспертизы, но усомниться в его психической адекватности заставляют уже многие детали происшествия, ставшие известными по публикациям СМИ. 

Задержанный Борис Гриц, 48 лет заявил, что журналистка его якобы сексуально «преследовала два месяца» через «телепатический контакт». Помимо бредового психического воздействия, присутствовало и физическое, вплоть до  причинения нарушения дыхания и сердечной деятельности. Считая, что «телепатическое» воздействие угрожает его жизни, г-н Гриц обратился за помощью «к известному в Москве экстрасенсу» (увы, не к психиатру). Об этом преступник подробно пишет в своем блоге, где фактически предупреждал о подготовке им покушения). Более подробное представление о личности преступника дает  полицейская видеосъемка 

Конечно, рассуждать о возможных диагнозах и вариациях синдрома Кандинского-Клерамбо мы не будем. Во-первых, потому, что досужие спекуляции на эту тему неуместны — экспертиза расставит все по местам. А во-вторых, еще и потому, что на тему психиатрической подоплеки происшедшего высказалась уже масса комментаторов — конечно, не специалистов. Приведу лишь две реплики, на ажитированном фоне остальных привлекающие разумным практическим подходом и ставящие вопрос о переводе рассмотрения в иную, социальную плоскость.  

К. Логинов считает, что трагический случай буквально вопиет о необходимости пересмотра существующего подхода к недобровольной госпитализации психически больных. И это уже далеко не первый случай в России. Из резонансных сразу вспоминается убийство в 2013 году психически больным человеком священника о. Павла Адельгейма. Наверняка если почитать криминальную хронику, можно найти ещё массу случаев
 
А уважаемый В. Третьяков пишет: почему я ввёл в учебный план Высшей школы телевидения МГУ курс клинической психологии, т.е. фактически психиатрии? Именно потому, что ныне каждый работающий в СМИ, а особенно в эфире, должен быть хотя бы теоретически готов к таким эксцессам

Да, это действительно важно — за частным случаем увидеть общее. И еще важно напомнить азбучные истины: душевные болезни действительно существуют, несмотря на их отрицание активизировавшимися в последнее время деятелями движения антипсихиатрии (маскирующимися под защитников гражданских прав). Несмотря на пропаганду идей в духе М. Фуко, что якобы психоз — это лишь социальный невроз, что больной — жертва общества, поскольку душевные болезни само же  общество (читай: сама психиатрия) и порождает.  

И к сожалению, люди, страдающие душевной расстройствами, могут совершать общественно опасные действия. Таково следствие болезни: страдая от непримиримого внутрипсихического конфликта, больные переносят внутренние противоречия на окружающих, считая тех источником своих проблем. И пытаются  избавиться от мучительных переживаний, разделавшись с их мнимыми виновниками.  

Жертвами чаще всего становятся близкие. Напомню лишь самые резонансные трагические случаи последних лет: то один психотический пациент зарезал жену и детей, то другой — свою мать и детей (причем убиенных нашли с иконами и лампадами в руках). То няня отрезала голову ребенку. То школьники берут оружие и нападают на учителей...  Случаи, когда жертвами преследования душевнобольных становятся публично известные люди, увы, также закономерны.   

Трагедий немало, но лишь немногие из них на слуху благодаря освещению в СМИ. Вот уже много лет мы пытаемся привлекать внимание к этой теме. То, каким образом должно быть организовано лечение людей, страдающих тяжелыми душевными расстройствами, создающими опасность для жизни их самих либо окружающих — серьезная проблема, сложность решения которой связана с тем, что она содержит в себе социальные противоречия.

Проблема состоит еще и в недостаточно серьезном отношении общества к сфере душевного здоровья. Это трагедия общества в целом, которая  может порождать и трагедии индивидуальные. Нужно подчеркнуть. что обществу пора обратить особенно пристальное внимание на эту печальную сторону жизни, на состояние душевного здоровья. Не только на состояние специализированной помощи, оказываемой больным людям, но самое главное — на отношение общества к таким больным. Поскольку важнейшим элементом решения описанных проблем должно являться повышение психологической культуры общества, а также внедрение  в повседневный уклад жизни элементов психологической гигиены, психопрофилактики. Решить эти застарелые проблемы усилиями одних только специалистов помогающих профессий, как сейчас принято говорить, вряд ли представляется возможным. 


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире