re3

Марк Сандомирский

11 октября 2017

F
Не стало Аллана Владимировича Чумака. Человека, который запомнился советским телезрителям. На экранах он совершал молчаливые пассы, с помощью которых, в представлении загипнотизированных зрителей, развеивал все их болезни и жизненные трудности («чужую беду руками отведу»).
Ушел еще один символ целой эпохи. Что это было на самом деле? В чем состоял «феномен Чумака»? Откуда взялась его популярность?
Я не был особо знаком с г-ном Чумаком, лишь несколько раз общался с ним на публичных мероприятиях и наблюдал его «в работе» — но впечатление от общения было достаточно исчерпывающим, чтобы составить представление о целительском стиле А.В. Он несомненно убежденно верил в то, что делал (в отличие от многих подражателей), и этого было вполне достаточно для погружения в транс податливой аудитории.
Пожалуй, он был первым, кто в полной мере осознал и утилизировал силу медиагипноза. Не личность гипнотизера играет главную роль (как у Кашпировского с его медиавластными иллюзиями: «Даю установку…»). Главное — эффект телеэкрана, как зеркала, в котором сам зритель отражается, сам себе и внушает. Сеансы Чумака были по сути народной психотерапией — такой, в которой массовая аудитория и нуждалась, без явной декларации слова «психо», без стигматизации.
А что касается «заряжания» мазей-кремов, то ничего сверхъестественного в этой процедуре нет. Эффект плацебо никто не отменял, и производство плацебо в домашних условиях с помощью неофициального телевизионного хилерского франчайзинга в свое время было этаким передовым социальным опытом, подспорьем отстающей фармацевтической промышленности СССР. Да и сегодня производство гомеопатических (и не только) плацебо неофициально поставлено на широкую ногу, хотя и официально не признано. Возможно, если бы не фармацевтическое лобби, телевизионные плацебо-эксперименты Чумака продолжались бы до нашего времени.
Более того, вполне возможно, что Чумак просто опередил время, и именно плацебо-медицине в стране принадлежит будущее. По данным опроса «Левада-Центра», сегодня «народной медицине» доверяют 52% (!) россиян. А по данным исследования Ассоциации народной медицины, с 2015 года россияне начали все более активно экономить на медицинских услугах и лекарствах, обращаться к народным средствам и целителям.
Поучительно о том, как манипуляции в СМИ влияют на поведение миллионов людей в сфере здоровья. Мы уже обсуждали нашумевшую историю с псевдонаучным «разоблачением» гомеопатии. И вот теперь — продолжение.
Какой эффект возымела вся провокационная шумиха в медиа и в интернете? Когда речь заходит о лечении и здоровье, то, вспоминая известную реплику юмориста, наши люди в хорошее верят с трудом, зато во все плохое верят сразу и бесповоротно. За первые пять месяцев 2017 года рынок гомеопатических лекарственных препаратов (ГЛС), согласно данным QuintilesIMS, демонстрирует падение как в рублях (на 31%), так и в упаковках (27,8%). По мнению экспертов, на конъюнктуру этого сектора повлиял принятый в феврале меморандум о лженаучности гомеопатии
Я смотрю на эти экономические показатели, как на индикатор массовых настроений и поведения. Ну, а для кого-то они важны из-за денег. Видимо, ради того все и было затеяно. Конкуренция в фармацевтике, борьба за кошельки потребителей. И «научная дискуссия» как прикрытие.
Впрочем, в этом нет ничего нового. Поучительно другое — живой пример того, как можно манипулировать мнением и поведением больших масс людей. Ведь речь идет о реальных ответственных поступках, связанных с важным жизненным выбором (чем лечиться!) миллионов людей. И манипуляциях на здоровье.
Я сам к гомеопатии отношусь… скажем, политкорректно. В моем представлении гомеопатическое лечение — разновидность «необъявленной психотерапии», в которой препарат может помогать и за счет эффекта плацебо. И оказывается, что немалому числу пациентов это помогает. А вот к манипуляциям на здоровье людей я отношусь резко негативно… Ибо не ведают, что с ними творят. И это — часть сегодняшнего кризиса медицины,в которой пациент, то есть человек терпящий и страдающий, превращается в клиента, то бишь платящего за услуги. А то и расплачивающегося.
Изгнание бесов становится нынче в нашей стране все более популярным. Я имею в виду не произведения Н. Михалкова в серии «Бесогон», а реальный экзорцизм. И обращаются страждущие к священнослужителям, поелику считают, что повинны в их бедах бесы, вселившиеся в них самих либо в их близких. Об этом недавно говорил Патриарх: людям, которым не помогают психиатры, может помочь изгнание бесов.   
По вере в бесов страждущим и воздастся — душевным расстройством. Точнее, оно находит выход, проявляясь внешне в форме невротического беснования. (О психозах не говорим.) Можно сказать, что в наш просвещенный 21 век рецидивирует в обществе старинная психическая эпидемия, известная в «дремучем» средневековье и привлекавшая внимание публики, пожалуй, еще лет 100 с лишним назад, когда академик Бехтерев установил, что одержимость бесами и кликушество возникают на истерической почве. Только название «бесоодержание» или «бесноватость» меняется на новомодное  бесоизвержение

 В международной классификации болезней, конечно, нет такого диагноза, как «бесноватость». Нет и такой лечебной процедуры, ка экзорцизм. Психиатрия изгнанием бесов и злых духов не занимается, все это осталось в далеком прошлом средневековой медицины. Однако есть в классификации раздел «Транс и одержимость». Конечно, врач признает подобные состояния болезнью и занимается лечением лишь в том случае, если они возникают у пациента в обстановке, не связанной с религией. 

Сознание в состоянии одержимости изменено, но человек подсознательно реагирует на внешние раздражители, и в итоге его неосознанные действия укладываются в рамки культурно обусловленных стереотипов, ориентированных на зрителей: «беснование заказывали?»  Необычное состояние и поведение человека во время беснования — смена голоса, нечленораздельные крики, падения, судороги — совпадают с симптомами хорошо известного психиатрии большого истерического припадка. (Конечно, не все случаи истерии вызываются бесами:) 

Откуда берутся приступы? Внутреннее психическое напряжение накапливается и бурно выплескивается наружу, после чего наступает облегчение. Но облегчение временное, ведь болезнь остается. Пройдет несколько месяцев, а порой даже недель, и все повторяется.
Конечно, научная медицина  не отрицает религиозных, в том числе христианских способов помощи таким больным. Медицина помогает по-своему, религия — своим путем. Надо подчеркнуть, что несмотря на впечатляющую зрителей картину беснования, самим бесноватым ничего серьезного с медицинской точки зрения не угрожает. Побеснуются — и успокоятся, физической опасности это состояние, как и обычные невротические расстройства, не представляет.

Однако, один вопрос остается открытым. Куда уходят изгнанные бесы? Неужто превращаются в ББОМЖ, бесов без определенного места жительства? И на период, пока не подыщут себе очередную жертву, становятся ли они более агрессивны?
Впрочем, оставим иронию. Есть еще один открытый вопрос. Ведь все сказанное относится к беснованию индивидуальному. На уровне государства, общества психическая эпидемия «вселения бесов» протекает иначе. Как изгнать вселившихся во многие сферы жизни бесов коррупции,распила, бюрократизма и авторитаризма? Обычный экзорцизм здесь оказывается бессилен:(

И главное: история учит, что эпидемии бесоодержимости охватывают общество, когда в нем усиливается напряжение вследствие социального неблагополучия. Как и 100 лет назад. 
 
Быть знаменитым некрасиво… Б. Л. Пастернак

Жил-да был в Неваде скромный такой 16-летний подросток Картер Уилкинсон. Который любил (и любит) кушать наггетсы. Ведь что главное для ребенка? Правильно, быть послушным. То есть хорошо кушать.
А для подростка? Быть независимым от родителей. И кушать то, что хочется — независимо от них)
И для ребенка, и еще более для подростка важно, чтобы на него обратили внимание. И похвалили. Хотя бы за то, что он хорошо кушает.
А ведь каждый человек имеет право быть знаменитым, правда? Как завещал великий Уорхол. Как стать знаменитым? Нужно делать то, что тебе нравится больше всего. И делать это так, чтобы и другим тоже понравилось
Вот из этих простых мыслей в голове Уилкинсона родился рецепт известности. Путем виртуального кулинарного пиара.
Взял он и написал в общепитовскую сеть: Сколько нужно ретвитов (в смысле, про их продукт), чтобы вы меня бесплатно обеспечили наггетсами на целый год?
Пиарщики решили типа пошутить и ответили: мол, 18 мильонов ретвитов — и все будет.
Уилкинсон взялся за дело. Обратился к аудитории твиттера: мол, помогите ребенку! Есть хочу! Сделайте ретвит!! На жалость типа надавил. И набрал он таким несложным способом аж 3 400 000 ретвитов. Установил мировой рекорд! И стал всемирно известен. Теперь с питанием у него все в порядке. Сеть общепита тоже не в убытке.
Прилетит вдруг волшебник В голубом вертолете И бесплатно подарит… ретвит?

А в общем, курьез. Или массовое сумасшествие:( Такой вот алиментарный твиттер-нарциссизм. То бишь стремление к привлечению внимания на почве питания.
И такой вот парадокс современного информационного общества. Или общества массового потребления переживаний…
В котором за ретвит дают хоть и не полцарства — но полтонны наггетсов. Что тоже неплохо для получателя.И в котором Быть знаменитым любой ценой — не только красиво, но и питательно.


Очерки психического здоровья общества

Когда придет пора от интернета отказаться, Фидо поможет нам, как встарь, общаться?

Как вы уже наверное знаете, недавно состоялся референдум по отключению интернета в РФ опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения для уяснения, представляют ли россияне свою жизнь без глобальной сети. 47 процентов жителей нашей страны уверены, что если полностью исчезнет интернет, в их жизни ничего глобально не изменится. 26 процентов россиян, конечно, какое-то время будут скучать без «всемирной паутины», но быстро найдут, чем заполнить то время, которое они тратили на сидение в интернете. Серьезной потерей станет отключение интернета для четверти россиян (27 процентов).

А зачем спрашивать граждан,проживут ли они без рунета? Знамо дело, дабы их к такой новой жизни подготовить. Посеять в умах разумное, доброе — и потому офлайновое.

Пройдет зима, наступит лето. Глядишь, и заживем без интернета

Думаете, иронизирую? И да, и нет. Еще 5 лет назад я писал на Эхе про грядущие рунетозаконодательные инновации О запрете пользования интернетом в РФ. И этот антиутопический прогноз начинает, увы, сбываться. Запретить нельзя разрешить, в лучших традициях сами-знаете-чего! Но если раньше запретительные поползновения касались отдельных категорий граждан, то нынче время вносит поправки: это разрешить только для отдельных категорий! Для остальных no access at all. И жить им станет лучше, станет веселей!

Конечно, одномоментный отказ от интернета может вызвать абстиненцию у граждан. Ну, не у всех, а лишь у интернет-зависимых. Для профилактики пора их начать приучать постепенно. Пора начать принудительно лимитировать время сидения в сети в общем и в сетях в особенности! Видимо, для этого депутат Виталий Милонов внес в Госдуму законопроект о правовом регулировании работы социальных сетей, который, в частности, предусматривает, что пользователь при регистрации в них должен будет сообщить паспортные данные… Кроме того, в проекте говорится, что регистрироваться нужно под настоящими именем и фамилией, регистрация же под псевдонимом не допускается. Заводить несколько страниц в одной сети не разрешат. // Законопроект предусматривает, что пользоваться соцсетями можно только с 14 лет. // Кроме того, авторы инициативы предлагают запрещать или ограничивать вход в соцсети в рабочее время. Поправки об этом хотят внести в Трудовой кодекс.

Да, подросткам в интернете не просто. Помню, когда на заморских ресурсах дети и подростки могли заводить странички только с разрешения родителей. К каждому подростку в интернете надо приставить надзирателя. Сначала — домашнего( А еще, и для подростков-недоростков, и для взрослых — запретить в онлайне печатание на клавиатуре десятью перстами! Токмо одним. Максимум двумя. Это резко сократит объем проблемного контента в сети:))

Сбережение народа российского пора начать с интернета! Психическое благополучие граждан надо охранять. И защитить их от тлетворного, понимаете ли, влияния, особенно разрушительно действующего на неокрепшие умы. Оградить от негативной информации про кризисы-шмизисы, сирии-шмирии, грядущий ядерный апокалипсис по версии о. И. Охлобыстина, спастись от коего россияне чают на Луне и на Марсе, колонизировав оные на скорую руку, наперед заморских супостатов… И прочих сорок бочек арестантов терабайт ужасов и напастей, о которых юзеры узнают из интернета и по привычке примеряют на себя. Британские ученые убедительно доказали, что уровень счастья во многих странах отрицательно коррелирует с проникновением интернета. Пример солнечной Кубы и сравнение двух Корей в этом плане весьма показательны.

Нам бы интернеты взять и запретить Прекратим бездельничать, будем просто жить

И пора, пора наконец вспомнить прозорливые предостережения провозвестников грядущего добра! Давно ужо возвестивших, что отказ от интернета — путь выживания человечества в грядущих катаклизмах! Вот обитатели запада, обуреваемые низменными страстями, погрязли в пороках, навязываемых им интернетом, и потому обречены на погибель. А вот жители России спасутся. Благодаря отказу от интернета, в первую голову. И будет всем им счастье. Простое, человеческое, безинтернетное. В новом, посттехнологическом мире.

Вы, кстати, еще помните, как собрать из подручных средств простейший детекторный радиоприемник? А как добывать огонь трением? Скачайте, пока не поздно, соответствующую инфу в сети. Скоро она всем нам может понадобиться. В общем, граждане-товарисчи-юзеры, готовимся к светлому будущему. Так-скать, наступлению рая земного. В раю интернета не будет. Засим без интернета — как в раю?)) Ну, а в этой жизни…

Есть интернет — есть проблемы Нет интернета — нет проблем

Путь к решению застарелых проблем нашего общества пролегает через безинтернетие. По мнению тех, от кого зависит наличие интернета. Или наличие проблем?

/Очерки массового сумасшествия /

 

Новости социальной эпидемии «синих китов». Точнее, той эпидемии паники, которая посеяна среди родителей. Иные родители начинают вести себя неадекватно. А подростки, почувствовав родительскую тревогу, начинают этим манипулировать. 

Извечная проблема «отцов и детей» нашла свое новое решение, благодаря информационно-техническому прогрессу, в формате IT и коммуникационных технологий. Теперь подростку не надо даже устраивать демонстративные истерики, вскакивать на подоконник и распахивать окно настежь с  криком: «Если вы мне не купите… не дадите… не разрешите…» Достаточно скопировать на рабочий стол картинку с самым крупным млекопитающим. Типа, из интереса к изучению зоологии. И ходить день за днем с угрюмым видом, игнорируя вопросы «родаков». А еще лучше — с заспанным видом, с  синяками под глазами. Важно только при этом не забывать ставить будильник на  4:20 утра. И глядишь, через неделю-другую родители станут подчеркнуто внимательными, начнут беспокоиться, заискивающе заглядывать в глаза: «Что с тобой, зайка? Может быть, тебе что-нибудь нужно?»

Более того, паника и неадекватное поведение начинают распространяться на бюрократические инстанции. Так, студентку Казанского авиационного-технического колледжа отчислили из учебного заведения из-за участия в «группах смерти» в социальной сети «Вконтакте».

 

Политики начинают утилизировать эту тему для поднятия рейтингов. Не  только на уровне законодательном, призывая к ужесточению наказания за доведение до суицида (что резонно). Но и на исполнительном, например, заявляя, что «синие киты» «страшнее, чем ИГИЛ».

 

Все началось, как вы помните, с газетных публикаций. А потом стало раскручиваться эфирными СМИ. То есть тревогу бьют не специалисты, а журналисты. В результате происходит искажение информации, ее катастрофизация. Да, существует неформальная офлайновая «игра» подростков с онлайновой мобилизацией и координацией. Да, в нее вовлекаются подростки с психологическими проблемами, с эмоциональной уязвимостью. Да, вся эта «игра» построена на механизмах психологической незрелости подростков, ререссии к внутриутробному опыту («глубокий океан»), детскому «сказочному» мышлению и  незрелости эмоциональной регуляции (самоповреждению). В общем, сплошные матрицы Грофа. И да, проводится расследование, есть подозреваемые — поскольку есть жертвы. Предположительно, несколько случаев подростковых суицидов могут быть связаны с этой «игрой». Но никак не сотни и не тысячи, слухи о  которых подогреваются СМИ.

Позитивным результатом нашумевшей информационной кампании является то, что внимание общества было привлечено к болезненной проблеме подросткового суицида. Но теперь и это внимание общества уже становится само по  себе болезненным! То на уровне тревоги, то паники, а то и сверхценной идеи. И  нарушает, стало быть, психическую адаптацию «зараженных» подобными эмоциями и мыслями граждан — которые к тому же еще и индуцируют окружающих. И  родителей (вместе бояться — уже не так страшно), и детей (пробуждая у них интерес к «синим китам»). Вот так и ширится психическая эпидемия.

 

Несомненно, что суицидальные паблики «Вконтакте» нужно бы закрывать, однако это не решит проблемы в целом. Прибегая к медицинскому сравнению, это всего лишь воздействие на симптом, в то время как необходимо лечить болезнь, воздействовать на весь социальный организм. Проблема детского и подросткового суицида существует не  из-за влияния соцсетей, выступающих всего лишь средством общения для юных пользователей. Причина подростковых самоубийств глубже, это отражение системного, психологического кризиса общества. Ведь по официальной статистике Россия находится на одном из ведущих мест в мире по количеству подростковых суицидов — ежегодно более 20 самоубийств на 100 тысяч представителей данной возрастной группы.

 

Это — частное проявление общего синдрома антисоциального поколения, вызванного:

а) кризисом семьи, соответственно внутрисемейным одиночеством подрастающего поколения,

б) ростом инфантильности подростков (и их родителей),

в) цифровой социализацией (соцсети авторитетнее родителей),

г) ростом склонности подростков к агрессии и в т.ч. самоагрессии.

 

Вот на решение этих массовых проблем и нужно направить усилия обеспокоенных родителей и общественности. Как их решать? Просвещением родителей, их «воспитанием». Созданием силами инициативных родительских групп таких «опорных пунктов» повышения психологической культуры (группы поддержки, досуговые центры, клубы общения), где подростки смогут получать помощь и усваивать практические навыки решения своих психологических проблем.

А в отношении раздутой проблемы «синих китов» — перестать нагнетать панику.

 

Да, именно так: теперь, согласно заявлениям высших лиц страны, психология — главное достояние России) Цитирую недавнее сочинское высказывание Д. Медведева, председателя правительства РФ: У нас есть ресурсы, интеллектуальный потенциал, но и главное, что есть — скажем прямо — это психология страны-лидера.
Вот оно оказывается в чем дело! Раньше говорили: «Кадры решают все». И лишь теперь пришло понимание: не кадры сами по себе, то бишь их учетное наличие либо отсутствие, а психология этих самых кадров — их деятельное присутствие.
Так что если раньше было принято считать, что главный ресурс России — земля и ее недра, то теперь, надо полагать, ресурсом становятся головы граждан и их весьма противоречивое содержимое.
И напрасно аналитики говорили о повороте власти в сторону технократии. С учетом новейших веяний, это ж получается не техно-, а психократия:)) Мы теперь как бы живем в стране победившей креативно консервативной психократии. Радует, конечно, и то, что отныне слово «психология» официально вошло во властный лексикон, в котором раньше бывало лишь редким залетным гостем (если даже не сказать, ругательным).
Пожалуй, это будет главным достижением 17-го года. Отныне у нас есть психология страны-лидера!
Жаль только, что нет физиологии.
Психология — она ведь, знаете ли, не бестелесна. Это еще античные эксперты знали, оттого и повторяли: «В здоровом теле — здоровый дух» И от этого психосоматического континуума никуда не денешься. Даже если пытаться отделить голову от тела, что в наше время достигается с помощью компьютера и интернета


Давняя традиция отечественных научных дискуссий — кардинально решить вопрос путем уничтожения оппонента. Конечно, морального. Объявить лженаукой — и точка! В роли таковых, как известно, долгое время числились генетика и кибернетика. Теперь же к ним, неожиданно для непосвященных, добавилась и гомеопатия. Почетный список:))  Но, как учит история, последствия могут быть печальными. Как для отдельных наук, так и для общества в целом. Помните печально известное постановление ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 года «О педологических извращениях в системе Наркомпросов»? По сути, задержавшее  развитие отечественной психологии на полвека.

Ладно, если бы спор о лженаучности не выходил за границы собственно науки. Но тут — дело особое, повлекiее вмешательство Федеральной антимонопольной службы. К чему приведет участие административно-бюрократического ресурса в околонаучных спорах? Когда начнутся «запреты на профессию» и «гонения на ведьм»? Долго ли дожидаться притихшему обществу постановлений о гомеопатических врагах народа и вредителях высоких потенций? Как вы думаете?

Мое же мнение, устоявшееся с юности, отданной кафедре фармакологии и опытам…. Не на людях, конечно, а на животных —  главное в действии лечебного снадобья все же не механизм действия, а эффект. Не так важно, что специалисты не могут толком объяснить механизм действия гомеопатических препаратов — а объяснения Ганемана за несколько веков безнадежно устарели. Главное — в эмпирике, в накопленном обширном опыте реальной помощи пациентам.

И если рассматривать гомеопатию в роли косвенной психосоматической психотерапии — лекарственно-опосредованной (пусть даже плацебо-ориентированной), она в этой роли безусловно полезна. Не как замена аллопатии — а как ее дополнение. Меня в этом убеждает тридцатилетний лечебный опыт.

Важно при этом не смешивать гомеопатию как науку (к которой у коллег немало вопросов) и как практическую медицинскую деятельность, заслуженно признанную мировым профессиональным сообществом. Не «стращать и запрещать» гомеопатию, а восстанавливать пребывающую в небрежении отечественную фармакологию и находящуюся в упадке фармацевтику —  вот для общества жизненно важная задача))
А вот и новый поворот Для тех, кто думает, Что «любит» — оправданье «бьет»
Тема домашнего насилия продолжает оставаться для общества актуальной. В основном, это «муженасилие», когда становящиеся его жертвами жены безмолвно терпят побои (ибо «бьет — значит любит»). Реже униженные и оскорбленные жены предпринимают что-либо в отместку, например пока домашний агрессор находится в алкогольно-бессознательном состоянии.

Однако, в этой интимно-агрессивной сфере нас ждет новый поворот, проницательно подготовленный заботливыми законодателями. Поворот дел — от уголовных к административным. В соответствии с простым правилом: заплатил штраф — и избивай домашних спокойно. Побои, которые так нередки в российских семьях, скоро перестанут считаться уголовным преступлением и будут наказываться штрафом [30 т.р.]. Ничего из этих денег избитая россиянка не получит — все пойдет в доход государства.

Правда, после изменений в законодательстве вряд ли что-то существенно изменится в семьях. Женщины, страдающие от домашнего насилия, часто не обращаются к защите закона, потому что у нас не принято «выносить сор из избы». Кстати, агрессия в семье обычно бывает двусторонней и разноплановой — женщина проявляет словесную агрессию, а у нее речевые способности лучше, чем у мужчины. Мужчина же более примитивен и отвечает на это грубой силой, агрессией физической.

Важно учитывать, что домашнее насилие подпитывается общей атмосферой агрессии. А россияне становятся все более агрессивны. Ведь в кризис добавляется социальная незащищенность, когда мужчины вынуждены покорно испытывать на работе унижение, дабы этой работы не лишиться. Накопленная агрессия переносится из социума в семью. Срабатывает механизм замещения — проще всего выплеснуть свое недовольство жизнью на беззащитных близких, вина которых лишь в том, что они подвернулись под руку.

К тому накладывается несоответствие традиций современному образу жизни. У нас в культуре заложено, что мужчина должен доминировать. А на самом деле мы живем в обществе латентного матриархата, и мужчины болезненно воспринимают это несоответствие, которое стремятся выместить на спутнице жизни.

Что же касается женской психологии, то применительно к жертвам насилия важно учитывать существует такое обстоятельство, как жертвенность, «виктимность». Нередко женщина подсознательно выбирает такого спутника жизни, который будет ее унижать, и в итоге живет с ним годами в постоянном страхе. Зато этот страх оживляет отношения, «заводит» мужа-агрессора. Это такой моральный аналог садомазохизма.
На котором во многом до сих пор и держится общество.
Кому и как Заниматься суицидами? В смысле, профилактикой суицидов, в масштабах общества? Вот недавно уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов обратился к председателю СК Бастрыкину с предложением создать межведомственную рабочую группу по предотвращению самоубийств среди несовершеннолетних.

Главное — не в том, кто будет заниматься. Главное — как! Создание межведомственного органа, который будет заниматься поисками решения проблемы, является необходимым шагом, но недостаточным. Проблема детских и подростковых суицидов — системная проблема общества (как и суициды в целом, представляющие собой социальную эпидемию). Она вытекает из того, что общество в целом становится более агрессивным… Дети и подростки обучаются агрессивному поведению по образцу родителей и затем проявляют агрессию в своей среде. Значительная часть подростков-суицидентов — жертвы буллинга, психологической агрессии сверстников.

Вторая причина связана с кризисом семьи как социального института: ее члены становятся более отчужденными друг от друга, углубляется разрыв между поколениями детей и родителей. Дети не получают в семье достаточной психологической поддержки, у них нет привычки открыто говорить о своих проблемах. Наоборот, они стараются скрывать, избегая родительского недовольства.

Еще одна проблема — рост распространенности депрессивных расстройств, в том числе протекающих скрыто, поскольку нередко суицид является на самом деле следствием незамеченной и поэтому нелеченной депрессии. Внешние события оказываются только поводом, последним толчком перед пропастью.

На всё это накладывается как у детей, так и у окружающих их взрослых отсутствие психологической культуры, неумение справляться со стрессом, эмоциональная некомпетентность,. Соответственно, необходимо, подходя к решению проблемы суицидов системно, заниматься проработкой всех ее составных частей. Где-то это может делать государство, но нужны не только ведомственные усилия, но и широкомасштабные социальные проекты, предназначенные для пропаганды правильного поведения и обесценивания суицидальной агитации, которую можно встретить в соцсетях.

Усилиями волонтеров можно создавать общедоступные, бесплатные группы психологической поддержки. Не столько группы борьбы с суицидом, сколько общей поддержки в решении самых разных подростковых психологических проблем. В таком формате они могут быть востребованными, а вот «узких» групп борьбы с суицидом подростки, скорее всего, будут избегать, опасаясь стигматизации. Нужна общенациональная программа профилактики суицидов. Иначе — будет как в шокирующей соцрекламе: Суицид — дело каждого!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире