Вчера в «ОМ» этот вопрос смазался, времени не хватило. И хотя сайты читают, конечно, меньше, чем слушают радио, хочу все же по возможности ясно высказать свою точку зрения.

Что такое «этническая преступность»?

По определению — преступные группировки, участники которых (все или подавляющее большинство) принадлежат к одной нации. Понятно, что речь не идет о титульной нации, т.к. очевидно, что большинство полицейских-воров-потерпевших в любой стране принадлежит к титульной нации по определению. Речь о нацменьшинствах, приезжих и т.д. Такие группы есть, это общеизвестно. Есть это во всем мире – итальянская мафия, китайская, русская в США (большинство в ней как известно, этнические евреи) и т.п. Есть и в России, разумеется. Цыгане торгуют наркотиками, грузинские воры специализируются на квартирных кражах, дагестанские группировки занимаются насильственными преступлениями и т.д.

Ясно, что нет «преступных этносов», таких, где большинство входило бы в те или иные группировки. Ясно, что борьба с этнической преступностью путем ограничения прав этой нации («коллективная вина», «презумпция вины нации») – преступление, причем много большее, т.к. жертвами преступления станет больше людей.

Вместе с тем, идиотизм из соображений политкорректности (или национализма малых наций – кстати, он у них часто развит сильнее чем у больших, или любых других) отрицать очевидный факт существования этих группировок.Отрицать можно – беда лишь в том, что сами эти группировки не знают, что они не существуют !

Каков удельный вес этнической преступности? В России его можно оценить так. По данным МВД мигранты совершают 3,5% преступлений. Это примерно соответствует их доле в населении. Так что – если верить этой статистике – они в среднем не преступнее «коренных». Это – общая статистика по стране. В Москве, других больших городах, очевидно, выше доля приезжих и выше доля их преступлений. Но точной статистики не имею – ее скрывают. И зря, кстати. Понятно, что преступления выходцев с Северного Кавказа – т.е. тех, кто вызывает наибольшее раздражение – тут не фиксируются, они же не мигранты, а обычные граждане РФ.

Кстати, в отношении мигрантов совершается всего 0,7% преступлений. Чем объяснить такую разницу – против них преступлений регистрируется в 5 раз меньше, чем они совершают?

По-моему ответ очевиден – преступлений против них совершают столько же, сколько и они сами, но они не заявляют о преступлениях, не надеются на милицию, а зря взятки давать не хотят. Кстати, видимо преступления «мигрант против мигранта» — которые составляют львиную долю преступности в их среде – тоже не регистрируются. По той же причине.

Почему наибольшее раздражение вызывают приезжие с Северного Кавказа, а, скажем, не из Средней Азии (хотя их бьют куда больше, т.к. это безопаснее)?

Потому, что «северокавказцы» чувствуют себя гораздо увереннее мигрантов – ведь они граждане РФ и ведут себя куда «смелее» мигрантов. Более того, в России они, конечно же, «равнее других граждан» (кстати, и их республики занимают привилегированное положение, по сравнению с русскими регионами – у них как все знают «выкупают лояльность» путем вечных дотаций).

Ведь если у вас конфликт – деловой, бытовой и т.д. — с «обычным гражданином» РФ, то у вас конфликт с ним лично. Если же конфликт с «кавказцем», то с большой вероятностью, с одной стороны – вы лично, а с другой – весь его клан. Поэтому они имеют определенные преимущества перед «простыми гражданами». Или, по крайней мере, есть такое небезосновательное впечатление.

Раздражает это «обычных москвичей» — или нет?! Нетривиальный вопрос…

Что с этим можно сделать?

Специалисты давно это знают. Милиция должна работать с этническими общинами. Работать – значит не взятки у них брать, а иметь аргументы для влияния на авторитетных глав общин. Часто эти общины пересекаются с мафией, хотя сами мафией не являются, стараются жить в рамках закона. Так что община может работать и за и против преступности – как повернуть.

Другая вещь известная в мире – выделение национальных анклавов в больших городах. Ясно, что это должно происходить естественным путем, тем более речи не может быть о том, чтоб кого-то «загнать в гетто». Но власти могут мешать этому процессу – или помогать. Разумнее помогать – будет меньше площадь трения между этническими группами.

Что касается СМИ, то тут способ совсем простой – говорить правду, а значит — опровергать провокаторов и паникеров. Например, нерусское население Северного Кавказа – менее 6 млн. чел. Отбросив женщин, детей до 15 лет, мужчин старше 60 лет получаем не более 2 млн. чел. Если даже считать, что 10% (!) живут в Москве – что явное преувеличение – речь может идти про 200.000 чел., на 10-миллионный город. Между тем в СМИ гуляют какие-то фантастические «миллионы»... Впрочем, точные цифры узнаем, когда будут итоги переписи. В любом случае вопли о том, что «нерусских в городе – большинство» — заведомая и наглая ложь. Как и вопли о том, что они совершают большинство преступлений.

Тут прием совсем детский – каждое преступление кавказцев со смаком расписывается, и в результате одно воспринимается как сотня… Например, в Москве за год убивают 4.000 человек. По теории вероятности среди убитых должно быть никак не меньше десятка фанатов «Спартака» (если считать, что всего их в 10-миллионой Москве допустим тысяч 25). Из них двое убиты в бытовых – отнюдь не национальных – драках с кавказцами. Вот такая статистика.

В общем, надо мешать включать мультипликатор фобий – ненависти, страхов. Среди массы проблем и конфликтов, с которыми реально сталкивается средний москвич, этническая преступность занимает одно из последних мест, а в разговорах – одно из первых. Такова психология людей. Но это не значит, что с ней «ничего нельзя поделать». Если ничего не делать – то и нельзя. А если стараться – то можно.

И о нацистах, фанатах и т.д.

Верно – частично здесь просто обычное хулиганство глупых, жалких и опасных подростков. Им все одно – что в подъезде гадить, что киргиза избить, что «Хайль Гитлер!» орать в лицо Жукову – лишь бы напакостничать.

Отчасти – протест против своего социального положения, ведь 90% из них уверены, что никуда в жизни дальше своего «фанатства» не выбьются. И правильно уверены – ничего хорошего подростков из бедных семей в жизни и правда не ждет, обречены оставаться внизу лестницы. А лифты наверх давно стоят. И, естественно, люди этим недовольны – особенно в молодости. А национальный протест самый простой, дебилу понятен – чужак нагляден, пещерное мычание.

Такое хулиганство противно, оно неизбежно, с ним надо бороться, но политического значения оно не имеет. Так в пределах околофутбольных безобразий и останется (ясно, тем, кого избили или убили от этого не легче).

Но эта уголовщина легко может перерасти в политические преступления. Такому развитию событий способствует общая идеологическая атмосфера в стране.

Государственный, державный шовинизм, обычно тот же антиамериканизм. Американцам от этого ни тепло, ни холодно, но ненависть к «чужим» ищет выход. И находит – в доступных «чужих».

Общая установка на врагов, нетерпимость, госчванство удобна для бюрократии, тут психологическая отмазка от многих неприятных вопросов («подбросили американцы или сионисты»). Но ясно и то, что здесь — питательный бульон для нацизма. И если власть понимает, что нацисты представляют для нее, власти, прямую опасность – они должны из чувства самосохранения менять государственную идеологию.

Если же надеются с нацизмом заигрывать, то это зря – в обстановке идеологического вакуума нацистские настроения неизбежно наберут силу. И тигр вполне может сожрать не только мелкий корм для него предназначенный (киргизов или либералов) но и крепко покусать своего укротителя.

Вот поэтому я поддерживаю идею митинга 26 декабря (хоть вообще «не люблю манежи и арены») – все-таки надо показать, что есть в стране и другие люди. И что идеология нормальных людей тоже «имеет жить» в России. Кстати, очевидно, что митинг будет совершенно безопасным – никто не нападет на Ч.Хаматову, Е.Миронова, С.Сорокину, Тодоровских и т.д. Тут уж бояться точно нечего.

Леонид РАДЗИХОВСКИЙ
P.S. P.S. И последнее обязательное блюдо.

Об отделении Северного Кавказа. Как человек, я, разумеется – «за». Абсолютно ненужная для России головная боль – много проблем и никакой перспективы. Так что мечтать об отделении – не вредно.

Но опуская миллион важных внутри-российских причин по которым это юридически, политически и психологически невозможно делать (кстати, если бы их «отделили», то число перебравшихся в Москву сразу выросло бы в разы – как из Средней Азии или Закавказья после распада СССР !), скажу лишь об одном. В мире есть опыт «отпускания» стран, которые хотят отделиться. В мире нет опыта «исключения» тех или иных регионов. А вот Северный Кавказ отделяться от России-кормилицы не желает. Сейчас – не 1990-е. Сегодня сепаратисты там – ничтожное меньшинство. Республики живут за счет дани, которую Москва им платит (как там ее «распределяют» — другая тема). Куда ж им отделяться ? Какой дурак их кормить станет ? Саудовская Аравия ? США ? Даже Иран и то – едва ли … Хотя если бы они «упали под Иран» России бы мало не показалось !..

Если же срезать дотации этим регионам, то результаты очевидны – настоящая война на Кавказе, почище 1990-х плюс массовое бегство жителей в Москву. Это отрезание с кровью – кому-то нужно?

В общем, невозможно – ни по Конституции, ни психологически, ни «физически» – отделиться от тех, кто этого не желает. Тема – закрыта. Мы в ответе за тех кого приручили. Думать надо – когда приручаешь.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире