Разоблачения Дымовского сами по себе – очень слабенькие, как и сам он выглядит жалко. Но он просто сорвал крышку – и хлынули новые и новые горячие потоки.

Общество слышит и видит как всегда то, что хочет.

А хочет оно слышать, что (перефразируя классику) : «из всех чиновников самые отвратительные сволочи – милиционеры».

Я не адвокат милиции.

Вооруженные мужики не нуждаются в защите.

Но в защите нуждается здравый смысл – хоть в этом случае, хоть в любом другом. И я стараюсь по мере сил соблюдать хоть какую-то объективность и отделять обвинения разумные от безумных.

Мера опасности милиции определяется не отдельными, вполне реальными преступлениями ментов, а их статистикой. Как и мера пользы от милиции определяется не отдельными блестящими расследованиями, героическими поступками и т.д. а все той же скучной и холодной общей «статистикой раскрываемости».

Статистика преступлений в России такова (по разным источникам она иногда различается, но в этих случаях беру средние цифры).

На 100 миллионов взрослых в России совершается в год до 30.000 убийств. Ежегодно осуждается за различные преступления около 1 млн.человек – один из 100 взрослых людей.

В МВД работают около 2 млн.человек, которые расследуют свыше 1,5 миллиона преступлений в год.

Общая раскрываемость составляет немногим более 50%.

Насколько эффективна такая работа? Специалисты говорят, что в Европе норма преступлений на одного полицейского выше и раскрываемость – выше. Как, впрочем, и вообще у них любой труд эффективнее, чем у нас.

Сами милиционеры убивают из огнестрельного оружия около 150 человек – при арестах, иных операциях – 0,5% от общего числа убитых за год. При этом потери среди милиционеров при исполнении служебных обязанностей – 2.655 человек за 2003-2009 год. Если вычесть убитых во время боевых действий и вялотекущей гражданской войны на Северном Кавказе, то останется около 1.500 человек, т.е. где-то свыше 200 человек в год – 0,1% от числа сотрудников МВД.

За различные преступления осуждается в год 2.000 сотрудников МВД (данные 2007 года) – примерно один из 1.000 сотрудников.

Если верить что эта статистика точная, то получается, что милиция хоть и не ангелы, но самая законопослушная часть общества – преступность среди «человеков с ружьем» в 10 раз ниже, чем среди «человеков без ружья».

Но поскольку ясно, что преступления среди «своих» расследуются крайне неохотно, надо число преступлений, совершенных милиционерами умножать на неведомый коэффициент.

Однако, оценить этот коэффициент все же можно. Если гаишник берет взятки это не попадет ни в какую сводку. Но если человека забили в милиции насмерть, изнасиловали, изувечили, если милиционеры занимаются разбоем или грабежом, то такие факты, скорее всего не спрячешь.

Поэтому, сделаем сильное (заведомо слишком строгое) предположение. Будем считать, что все эти две тысячи «ментов» осуждены только за преступления, которые не скроешь – убийство, покушение на убийство, изнасилование, разбой и т.д. Всего таких преступлений совершается в год около 200.000. То есть даже по такой – повторяю, заведомо слишком строгой в отношении милиции оценке – они повинны лишь в 1% преступлений. При этом 2 млн. сотрудников МВД – это примерно 2% от взрослого населения страны.

«Но они же должны быть законопослушнее всех !» — верно, должны.
«Но у них же соблазн больше всех – они вооружены, они знают, как скрыть преступление, они считают себя безнаказанными !» — тоже верно.

Мораль по-моему очевидна. Милиция, как ни удивительно, в среднем состоит из людей не хуже и не лучше, чем все остальные.

Что конечно плохо – полагаю, что в более благополучных странах полиция составляет самую законопослушную часть общества. Их законополслушного общества.

А у нас милиция составляет не самую законопослушную часть нашего вообще не слишком законопослушного общества. Но несправедливо говорить о «ментах», как о каких-то особо вредных человекоподобных обезьянах с палочками и пистолетами…

Впрочем, любая фобия удобна : иначе бы фобий не было. И доводами рассудка не лечится – иначе их, опять же не было бы. Ментофобия – не исключение.

Откуда берется ментофобия? По разговорам с людьми знаю – почти никто из проклинающих «ментовской беспредел», сам лично с ним не сталкивался – не был избит, ограблен (разве что гаишнику платил). Но твердо знает, что вообще менты – убивают, насилуют и т.д. Откуда знает? Из СМИ. Читает про те или иные случаи и безусловно (и часто бессознательно) обобщает это, переносит на всех милиционеров. Почему?

От отношения к государству в целом. Российский подданный (граждан у нас нет) боится государства – как чужой, грубо-насильнической силы. Не рассчитывает на помощь (а на подачки – надеется). Только внешняя, слепая, корыстная сила. И эти представления концентрируются в отношении к милиции – главному институту власти, ее основной опоре.

Да, по цифрам, по статистике милиция далеко не так ужасна и преступна, как по слухам о ней. Но в любом случае кроме насилия – более или менее грубого – там рассчитывать не на что. Вот это вполне адекватная оценка, к которой уж добавляется смесь фактов и мифов – и возникает ментофобия. Как псевдоним фобии самой власти …

Леонид РАДЗИХОВСКИЙ


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире