8 февраля 1724 г. Петр издал указ о создании Академии наук. 7 июня 1999 г. Ельцин издал указ об объявлении 8 февраля «Днем российской науки». С тех пор и празднуем.

Обязательный плач Ярославны о гибели российской науки начинается и кончается словами «давай деньги, деньги давай». В последнее время эта мелодия стала заметно тише.

Причина понятна. На сайте РАН опубликована официальная информация : бюджет Академии в 2011 г. – 93 млрд.руб. (из общих расходов на гражданскую науку в стране – 323 млрд. руб.). 531 академик, 769 членкоров, 55.000 сотрудников Академии, из них, как всем известно – 1 Нобелевский лауреат, академик Алферов. Данных за 2012 год не имею, но судя по всему расходы на науку в России выросли – хотя во многих научно развитых странах они снижаются из-за кризиса.

Итак, 93 млрд., 3 млрд.долл. Много или мало ?

Например, расходы Гарвардского университета, чуть ли не самого богатого в США в 2011 г – 3,91 млрд.долл. При этом надо иметь в виду, что это далеко не только расходы на научные исследования (кстати, в Гарварде работает 19 Нобелевских лауреатов).

Общество Макса Планка в Германии (наиболее точный аналог РАН). Бюджет 1,5 млрд.евро, около 2 млрд.долл. 17.000 сотрудников, в т.ч. 11 Нобелевских лауреатов.

Я уж не говорю об исследовательских центрах, скажем, Израиля (Институт Вейцмана бюджет меньше 300 млн.долл., 2.600 сотрудников или Технион, бюджет 350 млн.долл., 1.500 сотрудников, 3 Нобелевских лауреата).

Так что, хотя денег много не бывает, но, во всяком случае на сегодняшний день, похоже, что для нашей науки вообще и для РАН в частности – все-таки не в отсутствии денег несчастье. Необходимое условие оказывается совсем уж недостаточным.

Я не имею ни малейшего отношения к науке. Поэтому могу высказать только самые банальные общие соображения.

Руководство. Президент РАН Осипов (1936 г.р.) занимает свой пост с 1991 года. Такого, естественно, нет больше нигде в мире (только на Украине академик Патон, 94 лет, возглавляет Академию наук с 1963 г.) … Из 10 вице-президентов РАН 5 – старше 70 лет, 5 – моложе 70. Самому молодому – 60.

В других странах ситуация иная. Высшие научно-административные посты тоже занимают далеко не дети, но все же, президенту Национальной АН США 70 лет, президенту Общества Планка – 63, как и президенту Королевского общества (АН Великобритании), президенту Гарварда – 65, президенту Французского исследовательского центра – 60, президенту Института Вейцмана – 53, а Техниона – 63. Кроме того – и это, наверное главное – есть регулярная сменяемость. Обычно – раз в 5-6 лет. Во всяком случае возглавлять «свой» научный центр 22 года (!) никому в голову не придет – ведь за это время его и правда можно посчитать «своим».

Второе что бросается в глаза – огромное число сотрудников. 55.000 сотрудников РАН – в разы больше, чем в том же Обществе Планка или Французском исследовательском Центре.

Третье, общеизвестное – утечка умов. Она не имеет того обвального характера, что в 1990-92, но во-первых – она продолжается, а во-вторых – слишком слабо обратное движение. Между тем как раз сейчас, когда во всем мире расходы на науку сокращаются, есть – теоретически — хороший шанс на приток умов. Но с этим пока туго. Из ученых супер-класса, которые уехали из России, удалось «частично вернуть», кажется, только математика Смирнова (лауреат премии Филдса, профессор Женевского университета, он получил мегагрант и стал по совместительству работать в Петербурге). Еще несколько ученых высшего класса – академики Сюняев, Захаров, Новиков – работая на Западе связи с Россией не теряли, оставались и в 1990-е сотрудниками РАН.

Вообще если брать научную сверхэлиту (а Большую науку если кто и делает, то только они, тут уж точно «большие батальоны» не побеждают, а число не заменит уменье), то картина довольно яркая.

1 Нобелевский лауреат работает в России. Еще один – академик Абрикосов – получил в 2003 премию за работы, сделанные в СССР, но давно уже – гражданин США. Два ученых, уехавших из СССР (этнический немец Гейм и русский Новоселов) получили Нобелевскую премию, за работу, сделанную в Англии. Итого, счет «забитых и пропущенных» — 1: 3. Хотя и вообще 4 Нобелевских лауреата для самой большой по населению страны Европы – это фантастически мало. Если разделить число лауреатов на общую численность населения РФ, то эта цифра в десятки раз ниже, чем «нобелевская плотность» в Германии, Англии, Франции, не говоря, разумеется, про США.

То же самое относится и к другим, сопоставимым по значимости научным премиям (Филдса, Абеля, Вольфа, Киото, Файсала, Дирака, Пуанкаре и т.д.). При этом вообще такие высшие премии получают только наши математики, физики-теоретики (математическая физика) и в меньше степени – физики «вообще». Химия, биология, информатика – по этим дисциплинам у наших ученых вообще нет ни одной по-настоящему престижной международной награды. В этом смысле на научной карте мира Россия – слепое пятно.

Неспециалисту смешно давать советы «что делать» — если, конечно, кто-то и правда хочет поправить ситуацию. Но чтобы констатировать глубину провала не требуется быть «научным геологом».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире