Фото: РИА Новости/Александр Кондратюк

 

Официальной причиной бунта в исправительной колонии №6 города Копейска стало стремление заключенных ослабить режим. Сообщение об этом Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области опубликовало еще в субботу, когда зэки отказались возвращаться в свои камеры и исполнять распоряжения администрации.

По словам уполномоченного по правам человека по Челябинской области Алексея Севастьянова, ключевым требованием зэков было освобождение Гиви Джангавадзе, так называемого смотрящего за зоной: «На встрече с зэками в субботу вечером я спрашивал, что является ключевым требованием. Они отвечали, что освобождение Гиви из ШИЗО. Они хотели сменить режим, и чтобы Гиви помимо администрации управлял их действиями».

Родственники осужденных опровергают официальную версию и говорят о том, что к протесту заключенных подтолкнули систематические пытки и поборы со стороны администрации. Эту версию поддерживают и представители Уральской правозащитной группы, в частности Татьяна и Николай Щур и юрист Дина Латыпова, входящие в Общественную наблюдательную комиссию. PublicPost собрал свидетельства родственников и показания заключенных, переданные правозащитникам, о пытках в колонии строгого режима №6 города Копейска

Осужденный П. (ст.228 УК РФ — Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств), записано членами ОНК 18 сентября 2011

Прибыл в ИК-6 16 января 2012 года. Сразу по прибытии был подвергнут обыску и очень глубокому анальному осмотру. Поскольку в начале он сопротивлялся, то было вызвано 4 человека и его осмотрели силой. Затем ему приказали вымыть унитаз, от чего он отказался, заявив, что за собой мыть согласен, но не за другими. После этого на него надели наручники, загнули «раком» на столе и стали бить табуреткой по заднему месту, материли и закрывали рот книгой, чтобы не было слышно криков. Исполнители: Щеголь, Милых, Макаров, Емельяненко. [...]

В «адаптации» подошел осужденный активист Азамат и сказал, что надо заплатить 100 тысяч рублей, иначе будут бить. На следующий день велели звонить маме и другим. Позволили сказать только, что нужно 100 тысяч. Брат записал лицевой счет, на который нужно положить деньги. Сразу нашли у знакомых и друзей 10 тысяч и положили на счет. Поскольку набрать всю сумму было нереально, то договорились на 50 тысяч рублей «натурой». Покупали стройматериалы. К февралю набралось товаров на 50 тысяч и его перевели в отряд 17.

 

Осужденный Д., записано PublicPost со слов матери

В этой колонии он сидел 2 года. Все это время его оскорбляли, унижали, пытали.

К примеру, привязывают скотчем за руки и за ноги к решетке, обливают холодной водой, надевают ведра с сигнализацией на голову, сигнализацию включают на всю громкость — у ребят начинает течь кровь из ушей. Применяют газ и насильственные методы сексуального характера. Насилуют как предметами, так и другим местом. Сами сотрудники администрации заключенных насилуют.

Полтора года он провел в ШИЗО в одиночном содержании, притом что по закону в ШИЗО нельзя находиться более 15 суток подряд. Там не выдают постельное белье и не водят в душ. О медицинской помощи вообще речи нет. В медицинском кабинете, кстати, и пытают. Причин попадания в ШИЗО было две. Он отказался платить. В этой колонии так нельзя. Хочешь хорошо сидеть — плати. Раз заплатишь — будешь платить всегда. Он еще и под коллективной жалобой подписался, в которой осужденные рассказали все о преступлениях администрации. В итоге — я не видела его два года, свиданий не давали. Потом от него избавилась администрация, навесив на него нарушений, и ему ужесточили режим — перевели в ИК-1. Там его я впервые и увидела. На пытки и побои он больше не жаловался.

 

Осужденный К., записано PublicPost со слов жены

Сидит он уже больше года по ст.228 за наркотики. Избивали сразу по прибытии в колонию. Били всяко, как только было возможно: палками, дубинками, руками и ногами. Если неправильно прошел или косо посмотрел — получай. В день если три-четыре раза били, он и другие радовались, значит, день прошел удачно. Так как обычно били намного больше. Заведут в здание администрации, поставят на растяжку. Те, кто плохо умел говорить по-русски, то есть таджики, азербайджанцы — им ставили между ног словарь, и они учили русский в течение нескольких часов.

А эти марши. По распорядку они должны подниматься в 5 утра, затем у них проверка. А на деле — начальник может к ним в 4 прийти. Вот и встают они в полтретьего, в два часа ночи, чтобы, если придет начальник, быть уже одетыми. Они спят по два-три-четыре часа в сутки.

С нас вымогали деньги за то, чтобы вывести его с этапа в адаптацию. А затем и из адаптации в отряд. Сперва это было в виде гуманитарной помощи: покупали технику и стройматериалы. Чеки отдавали администрации. Так они следили за суммой «пожертвований» и тем, чтобы техника не была краденной. А потом стали просто звонить и просить перевод на чей-либо счет. Суммы — 60 тысяч, 100 тысяч, 150 тысяч. Свидание стоит 5-7 тысяч рублей. Это внеочередные. Но и очередных у меня бесплатных не было. Положена свиданка через 3 месяца, а они говорят: «Хотите пойти? Здесь очередь большая». Если поделить количество помещений на количество зэков, то получится не 3-4 свидания в год, а 1 свидание в 9 месяцев. Сколько денег отдали — не посчитаешь.

 

Осужденный Л., из объяснения, данного Общественной наблюдательной комиссии 22 мая 2012
В помещении ШИЗО ИК-6 осужденным не предоставляется право на прослушивание радиопередач и доступ к информации. Транслируемые один раз в сутки записи двух— и трехдневной давности телевизионных выпусков новостей, подвергнутые цензуре со стороны ИК-6, не обеспечивают права на получение полной, оперативной и достоверной информации. Все остальное время по радиоприемникам в ШИЗО транслируются аудиозаписи из советских мультфильмов, типа «Тили-тили, трали-вали», «Чунга-Чанга» и тому подобные по несколько повторов за день на чрезмерно повышенной громкости, которую невозможно регулировать в камере. А при обращении к персоналу ИК-6 с просьбой уменьшить громкость, либо выключить сводящую с ума и причиняющую страдания музыку, персонал отвечает отказом, ссылаясь на секретное распоряжение начальника ИК-6 и его заместителей.

 

Оригинал на PublicPost

Ссылки по теме:

«Раньше били, теперь политика — морально удавить»

Тюремный бунт пошел вразнос

Копейск и около — SOS!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире