15:23 , 16 февраля 2013

«Данные о том, что я лидер анархистов, меня повергли в шок»

Автор: Алексей Сочнев, корреспондент PublicPost
     

     

    Фото: Александр Шаров/Facebook

     

    Список политэмигрантов по «Болотному делу» пополнился. Бывший активист Левого фронта Филипп Гальцов, опасаясь ареста, попросил у властей Украины политического убежища. Гальцов участвовал в «Марше миллионов» 6 мая, но по «Болотному делу» не проходил. После того, как его друга Степана Зимина арестовали за то, что он якобы кидался на Болотной в полицию камнями, Гальцов сам пошел в Следственный комитет и дал показания в защиту Зимина. Теперь Гальцов проходит собеседования в миграционной службе Украины. Активист рассказал PublicPost, как из свидетеля он стал одним из подозреваемых и почему поехал на Украину.

    — Почему решил бежать? Поступили какие-то реальные угрозы?

    25 октября прошлого года у меня дома был обыск, после которого меня похитили, долго возили по Москве, по пути говорили, что вывезут в лес и разберутся со мной, в этот же день доставили в Следственный комитет на допрос. Там ко мне применяли насилие, требовали дать показания на Константина Лебедева, Леонида Развозжаева и Сергея Удальцова. Я не стал давать таких показаний. Допрашивали не только меня, но и моих близких родственников, даже мою бабушку допросили. 23 января этого года дома провели второй обыск. Во время первого мой статус был свидетель. Что изъяли во время второго обыска и под каким предлогом, было ли постановление, я сказать не могу, меня там не было. Какой у меня теперь статус по делу, я не знаю. Но я уверен, что мне грозит реальный срок по «Болотному делу», а если конкретнее, то по «Анатомии протеста». Вот по этим причинам я уехал. Плюс весь ноябрь-декабрь прошлого года каждую неделю ко мне приходили сотрудники Центра «Э», я получил от них большое количество угроз в свой адрес.

    — Что значит по «Анатомии протеста»?

    Леонид Развозжаев, как известно, сначала дал признательные показания (имеется в виду явка с повинной — прим. ред.), в его явке на одной из страниц есть данные про меня. Я видел эту страницу. В ней черным по белому написано, что якобы я 6 мая на «Марше миллионов» возглавлял колонну анархистов, которая спровоцировала беспорядки. Якобы по приказу Развозжаева анархисты начали прорыв оцепления сотрудников полиции, и именно с этого, по версии следствия, начались беспорядки. Учитывая то, что следствие отталкивается сейчас именно от явки Леонида Развозжаева, придерживается этой версии событий, я, посоветовавшись с юристами, понял, что мне грозит тюрьма. Они хотят меня сделать одним из организаторов массовых беспорядков.

    — А что, с твоей точки зрения, произошло на Болотной?

    Я считаю, что никаких беспорядков на Болотной площади не было. Был только продемонстрирован беспредел полиции, людей просто избивали ни за что. Что касается «Анатомии протеста», которую присоединили к «Болотному делу», мое мнение, что это все неправда, это все инициировано, по моему мнению, лжецами, а дело сфабриковано. Все это сделано, чтобы парализовать в России протестное движение. Все это, грубо говоря, хорошо знакомые нам по истории России репрессии.

    — Ты был на Болотной, шел в колонне анархистов?

    На Болотной площади 6 мая я был, но в колонне анархистов не был. Я к анархистам вообще никакого отношения не имею. Я шел совершенно в другой колонне. Я какое-то время состоял в Левом фронте. Данные о том, что я лидер анархистов, меня повергли в шок.

    — Ты проходил по «Болотному делу»?

    По делу нет. Позже я сам, добровольно, вызвался быть свидетелем по делу, дал показания по задержанию моего друга Степана Зимина, он один из узников 6 мая. Дело в том, что я был с ним в тот день на площади. Был с ним все время. Мы прошлись шествием, пришли на Болотную. Там я видел, как его задерживали. Он не кидал никаких камней, кусков асфальта и тем более не ломал никому пальцев. Все это я и рассказал. Уже после моих показаний появились в деле три экспертизы, что полицейский, который дал показания на Зимина, палец не ломал. Еще я рассказал следователю, как полиция избивала в тот день Степана, прямо на моих глазах. Трое полицейских на Болотной вышли из оцепления, напали на Зимина и били его дубинками, потом начали бить и меня, после нас скрутили и засунули в автозак.

    — Почему ты выбрал Украину? После истории с похищением Леонида Развозжаева туда не страшно было ехать?

    У меня не было выбора, единственный документ, который у меня есть, — это мой российский паспорт. У меня нет загранпаспорта. Честно скажу, я переживаю из-за всей этой ситуации. Боюсь за свою безопасность. Здесь за мной уже организовали слежку. 6 февраля я ходил в миграционную службу Украины, чтобы получить справку, что я являюсь соискателем статуса беженца на Украине. Прямо от здания, в котором находится управление по делам беженцев в Киеве, за мной была слежка. Вели меня долго, хотели понять, видимо, где я на тот момент остановился. Их было двое, «палили» меня изо всех сил, кто в теме, поймет меня (не упускали из поля видимости, держались на расстоянии не более 40 метров, имитировали разговор друг с другом, если на них смотришь и т. д.). Я старался не подавать виду, что приметил их, но я прекрасно все видел. В метро ехали в соседнем вагоне и оба пристально смотрели на меня, чтобы не пропустить, когда я буду выходить. Бродили за мной по улицам. А потом я уловил момент и оторвался от них. Ушел дворами.

    — Ты сказал, что тебя начали преследовать после показаний Развозжаева, как ты к нему относишься после этого?

    Я не хочу об этом говорить.

    — Что ты дальше планируешь делать на Украине?

    После слежки, после того, как я узнал о допросе бабушки — он был 12 января, — я пошел на собеседование в миграционную службу Украины. Оно проходило странно. По правилам, обычно собеседование проходит в присутствии одного сотрудника службы, а тут их было двое. Меня отвели в отдельный кабинет. Один из них представился заместителем начальника миграционной службы, собственно, он задавал очень странные вопросы, расспрашивал меня подробно о событиях 6 мая. Его интересовало, что я знаю о Развозжаеве, Удальцове и Лебедеве. Точь-в-точь как российские следователи, весь разговор с их стороны сопровождался шуточками, усмешками и угрозами типа: «Ты давай рассказывай, а то мы тебя сейчас депортируем». Такой тон у них был, скорее всего, потому, что они получили уже запрос по поводу меня из Москвы. Думаю, российские оперативники прислали в Украину специальный вопросник, чтобы у меня поспрашивали.

    — Ты обращался за помощью к местным правозащитникам после слежки в Киеве?

    Только в отделение ООН, я им сообщил о слежке, о том, что было на собеседовании, но они никак не отреагировали, им было безразлично. Сказали, что никаких действий предпринять не могут. Единственная организация, которая помогает — это правозащитники из проекта «Без границ» (No borders).

    — Ты хочешь остаться на Украине или хотел бы получить убежище в какой-то другой стране?

    Если честно, я рассчитываю на переселение, потому что я не чувствую себя здесь в безопасности. Особенно после истории с похищением из Киева Развозжаева и начавшейся за мной слежки.
     

    СПРАВКА

    О деле Леонида Развозжаева, возбужденном по телепередаче «Анатомия протеста».

    Один из координаторов Левого фронта и помощник депутата от «Справедливой России» Ильи Пономарева Леонид Развозжаев обвиняется в подготовке массовых беспорядков в России. По делу, возбужденному на основании фильма НТВ «Анатомия протеста — 2», проходят также лидер Левого фронта Сергей Удальцов и активист «Солидарности"Константин Лебедев.

    Развозжаев пытался получить статус беженца на Украине, но исчез там при странных обстоятельствах. Спустя несколько дней он обнаружился в московском СИЗО «Лефортово». Позже Развозжаев заявил, что его похитили и несколько дней пытали, после чего он дал признательные показания. По версии Следственного комитета, Развозжаев сам явился к ним с повинной. Развозжаев от признательных показаний отказался. В начале 2012 года следователи объединили дело Развозжаева-Лебедева-Удальцова с «Болотным делом». Удальцов был взят под домашний арест. Константин Лебедев, арестованный сразу после показа передачи на НТВ, был выпущен в начале февраля из Лефортово под домашний арест. 14 февраля Следственный комитетобъявил в розыск депутата грузинского парламента Гиви Таргамадзе. СК считает, что именно он руководил лидерами белоленточников 6 мая 2012 года на Болотной площади и спланировал столкновения с ОМОНом. Сам Таргамадзе все предъявленные обвинения отрицает.

    Российские политэмигранты на Украине

    Дженни Курпен

    Журналист Дженни Курпен попросила убежища у властей Украины летом 2012 года. Курпен поступили угрозы, что она может быть арестована по событиям на Болотной. Хотя 6 мая она не была на площади, так как была задержана полицией на Тверской улице. 14 февраля опасения Курпен подтвердились — по месту прописки к нейприходил наряд сотрудников полиции, чтобы доставить ее на допрос по «Болотному делу».

    Алексей Девяткин

    Активист «Другой России» из Нижнего Новгорода Алексей Девяткин приехал в Москву, чтобы принять участие в акциях протеста 6 мая. На Болотной не был, так как вместе с Дженни Курпен был задержан полицией на Тверской. После возбуждения дела о беспорядках ему начали поступать угрозы со стороны сотрудников Центра «Э». Опасаясь ареста, он бежал на Украину, где попросил убежища.

    Михаил Маглов

    Активист движения «Солидарность» Михаил Маглов попросил убежища на Украине в октябре 2012 года после событий 6 мая на Болотной площади. Документы для официального соискания статуса политического беженца Михаилу Маглову помогли собрать специалисты программы юридической защиты HIAS, организации-партнера Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев на Украине. По пути из офиса этой организации был похищен Леонид Развозжаев. Как заявлял до побега на Украину Маглов, 11 июня 2012 года он был «похищен сотрудниками Следственного комитета по приказу майора Центра «Э» и весь день удерживался в приемной Бастрыкина». По словам Маглова, следователь «неоднократно требовал дать необходимые следствию показания на лидеров оппозиции: Навального, Немцова, Удальцова, Яшина, прибегал к угрозам физической расправы».

    Михаил Ганган

    Активист «Другой России». В декабре 2004 вместе с группой нацболов принял участие в акции в здании приемной администрации президента России. Всем участникам акции было предъявлено обвинение «в совершении действий, направленных на насильственный захват власти». Позже обвинение было переквалифицировано на статью «массовые беспорядки». Отсидел год в Бутырской тюрьме, приговорен Никулинским судом к 3 годам лишения свободы условно. В мае 2007 года выступил одним из организаторов «Марша несогласных» в Самаре, был обвинен в нарушении правил отбывания условного срока. Получил политубежище на Украине в июле 2008 года. Сейчас живет в Нью-Йорке.

    Анна Плосконосова

    Активистка «Другой России», невеста убитого в конце 2007 года лидера подмосковных нацболов Юрия Червочкина. В России против нее были возбуждены 3 уголовных дела, в том числе — за избиение милиционера. Анне грозило до 5 лет лишения свободы. В марте 2008 года попросила политическое убежище на Украине. В октябре это же года получила статус беженца. Позже переехала в США.

    Ольга Кудрина

    Активистка «Другой России». В мая 2005 года вместе с соратником Евгением Логовским вывесила на здании гостиницы «Россия» 10-метровый транспарант с надписью «Путин, уйди сам!». Через год Тверской суд Москвы признал Кудрину виновной по статьям 213 части 2 «Хулиганство» и 167 части 2 «Порча имущества». Ее приговорили к трем с половиной годам лишения свободы. Кудрина на оглашение приговора не явилась, выехав на Украину. В марте 2008 года Украина предоставила ей политическое убежище. Проживает на Украине.

    Александр Косвинцев

    Российский журналист. Мотивировал просьбу о предоставлении убежища преследованиями со стороны губернатора Кемеровской области Амана Тулеева и угрозами, поступавшими от силовых структур. Поводом для нападок послужили критические публикации в региональной прессе, а также то, что Косвинцев возглавил кемеровское объединение «Объединенного гражданского фронта». Получил убежище в феврале 2008 года.

    Алексей Макаров

    Анархист, бывший активист «Другой России», один из обвиняемых по «делу о самообороне возле Таганского суда». Был приговорен к 2 годам колонии общего режима, вышел на свободу летом 2008 года. В январе 2009 года был объявлен в розыск в России, против него было возбуждено дело по статье «хулиганство». Бежал на Украину. В марте 2009 попросил предоставить ему статус беженца, получил отказ. Отсидел год в украинской тюрьме за то, что якобы облил зеленкой офис пророссийского телеканала. После освобождения был арестован, началась подготовка к экстрадиции. В защиту Макарова выступили российские и украинские правозащитники. Летом 2011 года ему было предоставлено политическое убежище в Швеции.

    Оригинал на PublicPost

    Ссылки по теме:

    Политэмигранту, проходящему по делу о 6 мая, может грозить опасность

    Развозжаева этапируют обратно в Москву



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире