Вот и Юлия Латынина уехала из России http://echo.msk.ru/news/2052754-echo.html .  А во времена Петра талантливых иностранцев звали в Россию. Сто лет назад наступили иные времена: философский пароход: «Уезжают бердяевы, лосские,

Бесполезные для страны:

Ни историки, ни философы

Революции не нужны…»

Железный занавес на время приостановил процесс отъезда. Но  через 70 лет, с начала перестройки, десятки и сотни тысяч стали уезжать из России. Мало кто вернулся. Я был среди тех немногих ненормальных, кто вернулся из сытой Европы. В 2000 меня выгнал мэр Казани Камиль Исхаков, закрыв муниципальную школу, растившую и обучавшую детей в свободе http://www.levi.ru/houses/playground/school/kosmina/kosmina2_school.php .  Суды надо мной и школой. Пришлось уехать из России. Лишь через девять лет новый градоначальник Ильсур Метшин, приехавший в Финляндию перенимать передовой образовательный опыт https://finland.fi/ru/zhizn-i-obshhestvo/shkolnoe-obrazovanie-v-finlyandii-po-otsenke-pisa/ , пригласил меня обратно в Россию, в Казань. Через пару лет, когда предложение о возвращении было согласовано и с Президентом Татарстана, я приехал в Казань https://www.1tv.ru/news/2011-11-22/107591-odin_iz_luchshih_uchiteley_finlyandii_vernulsya_v_rossiyu . Понятно было, что меня ждет. Действительно, через два года Лицей Лобачевского, директором которого меня назначили, вошел в ТОП 25 лучших школ России, и в тот же год лицей ликвидировали: мне не простили прекращения приема блатных детей, что принято в лучших школах нашей восточной республики. Пришлось начинать новую школу, теперь уже с именем СОлНЦе, на пустом месте, в стареньком неотремонтированном здании. Прошло четыре года. СОлНЦе – среди лучших школ республики. Лучшие выпускники школы уезжают в Москву, в Питер, за рубеж. Никита Алкин привозит из Дании золотую медаль победителя международной олимпиады по  биологии. Снова звонки и требования о приеме «позвоночников».

Три моих дочери учатся одновременно и в России, и в Финляндии. Старшая уже в девятом классе. Ей предстоит ОГЭ в России, выбор гимназии в Финляндии. Посему мне приходится, работая в Казани, раз в 1-2 месяца бывать в Европе. То навещать. То привозить. То увозить. Многие мои товарищи, с  кем учился в школе в Казани или в университете в Москве, давно уже за границей. Но они там, как правило, навсегда. У них не появляется и мысли о возвращении в  Россию, на низкую зарплату, в университеты с плохо работающим научным оборудованием.

Мне нравятся дорожки, которые выбирают мои ученики. Чулпан Хаматова, актриса, помогающая тысячам детей с онкозаболеваниями. Олеся Балтусова, помощник Президента Татарстана, защищающая старую Казань от  множества хищников, желающих снести памятник архитектуры, чтобы на его месте построить многоэтажное безвкусное здание.  Вот уже лет 25, как я не занимаюсь политикой. Но даже за создание свободной школы, открытой для многих сотен детей Казани, меня уже три раза увольняли. Потом восстанавливали. На меня дважды заводили уголовное дело. Потом прекращали. Взламывали квартиру. Налагали судебный запрет на занятия педагогической деятельностью.

Мне больно, когда московский департамент образования разрушает школу самоопределения номер 734, созданную гениальным Александром Тубельским  http://echo.msk.ru/blog/pshmakov/2047358-echo/ . Когда убивают или пытаются убить журналистов, не боящихся говорить правду.  Когда судят режиссера, ставящего спектакли, герои которых говорят не так или больше, чем принято сейчас в моей больной России.  Но я не хочу уезжать из моей страны туда, где легче и комфортнее. И моя старшая дочка Настенька, недавно перешедшая грань разрешительного порядка общения со мной на уведомительный, пока еще не валит за бугор на постоянку. А младшим, 7-летней и 10-летней, пока еще, мучаясь, объясняю, почему в России грязные туалеты, а в Финляндии – чистые. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире