14:36 , 06 августа 2010

Сто лет Сергею Снегову. Человеку, сформировавшему поколение

5 августа исполнилось 100 лет Сергею Александровичу Снегову, большому писателю и необычному человеку.
Его масштаб и необычность были во всём, начиная с его фамилий: то ли Снегов, – но это понятно, псевдоним; то ли Сергей Иосифович Штейн, – это по отчиму, одесскому журналисту; то ли Козырюк Сергей Александрович – это по родному отцу, полу-греку, полу-немцу, подпольщику и замначальника ростовского ЧК.


Сергей Александрович Снегов в начале 90х годов.

С непонятным, неполученным средним образованием, изгнанный из гимназии, а затем находящийся под угрозой исключения из профессионального училища, не завершив среднего образования, сумел поступить в физико-химико-математический одесский институт на физический факультет.
И ещё не закончив его, стал преподавать, но не физику, а философию. Одесский колорит, юмор и хулиганские наклонности, привитые на приморских улицах, удивительным образом сочетались с огромной любознательностью, стремлением к самообразованию.


Библиотека имени С.А. Снегова на улице 9 апреля. Напротив дома, где жил писатель.

После окончания в 1932 году института, уже ощущая вокруг себя сгущающуюся угрозу ареста, Сергей Александрович успел уехать в Ленинград, где работал в лаборатории завода «Пирометр», но и здесь НКВД нужны были громкие дела, и в 1936 году молодой учёный-инженер был арестован.
Но ни в чём не признался, никого не выдал, ничего не подписал и этим, возможно, спас не только свою жизнь. Отправился на 10 лет по большому кругу ГУЛАГовского ада. Реабилитировался только в 1957 году, 20 лет в северных лагерях. Сидел со многими легендарными людьми, в том числе Львом Гумилёвым, с которым соперничал за звание первого поэта лагеря и победил, за что был вызван Гумилёвым на нешутейную дуэль.

Лишённый после реабилитации возможности жить в центральных городах, приехал в разрушенный Кёнигсберг-Калининград, где прожил с 1957 до 1994 года, посвятив всё это время писательству.


Мемориальная доска на доме, где жил С.А. Снегов.

Я думаю, что мы даже сейчас не в состоянии понять, какую огромную роль он сыграл в судьбах молодёжи 70х годов.
Практически все молодые люди, кто поступал на естественные факультеты университетов и в технические ВУЗы, читали его эпопею «Люди как боги». И на всех этот текст оказывал магическое влияние.

Когда мне было 16 лет, в 1971 году, в моей жизни случилось два главных события, которые окончательно определили мою судьбу – я выиграл областную олимпиаду по физике и участвовал во всесоюзной олимпиаде в Новосибирске, и за лето восемь раз подряд прочёл «Люди как боги».
Это и сформировало моё мировоззрение. Это и стало затем одним из главных разочарований в развитии цивилизации.


Торжественное собрание в библиотеке Снегова. На первом плане дети Сергея Александровича – Татьяна и Евгений Ленские (Ленская Галина – супруга писателя). Согласитесь, в выборе имён также проявился юмор Снегова.

Видимо, не только мы, начитавшись Сергея Снегова, но и молодёжь других стран ожидали гораздо большего от научно-технического прогресса.
Пожалуй, это большее разочарование, чем крушение социальных и политических идеалов. Казалось, развитие современной науки во второй половине XX века вот-вот принесёт небывалые изменения в обычную жизнь людей. Но… гигантское торможение, пожалуй, во всех областях науки и техники, кроме средств связи.
Но всё равно я счастлив, что в ранней юности прочитал Снегова. Я лично так и не познакомился с Сергеем Александровичем, хотя имел для этого все возможности. Однако, к сожалению, молодость не любопытна и занята, как правило, собой.


Выступает писатель Карпенко Вячеслав, председатель калининградского отделения ПЕН-центра.

Сейчас, через 16 лет после смерти Снегова, продолжают выходить его проза, воспоминания, стихи и, неожиданно для всех, пьесы.
И все эти публикации наполнены глубоким современным смыслом. А сколько ещё ненапечатанного! В том числе огромная переписка с самыми разными людьми, от писателя Шаламова до физика Зельдовича. Сегодня на собрании в библиотеке имени Снегова, посвящённом юбилею Сергея Александровича, мы слушали запись интервью, сделанную в 1990 году. Он говорил о долгом и трудном пути, который должна пройти наша страна. Никто не мог поверить, что это было сказано 20 лет назад, ведь тогда все ещё были полны эйфории и не понимали всех трудностей, которые предстоит преодолеть. Каким образом это было ему понятно в 1990 году – ещё одна загадка этой большой личности.

Комментарии

29

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

camel 06 августа 2010 | 14:50

Очень рад, что помнят замечательного писателя-фантаста Сергея Снегова. Я прочитал его "Люди как боги" в довольно раннем возрасте, будучи запойным любителем научной фантастики, и при некоторой наивности и прямолинейности книжки она мне запомнилась очень надолго - своим воистину вселенским размахом ;) и каким-то очень правильным, очень "человеческим" отношением к миру, познанию, путешествиям... Кстати, незаслуженно забыта очень интересная поздняя книга Снегова "Диктатор". Всем тоже рекомендую.
Спасибо за пост!


prussky_russ Борис Бартфельд 06 августа 2010 | 15:04

Уважаемый Camel, за последние 2 года вышли 2 книги воспоминаний Снегова "Бытие". Книги охватывают период от раннего одесского детства до ареста в Ленинграде в 1936 году. Подготовила к печати дочь Татьяна. Написано замечательным языком и очень интересно по содержанию. Боюсь, что книги в Москву вряд ли попадут.


06 августа 2010 | 16:42


я не знаю такого песателя ...знаю М.Горький, А.Толстой, М.Шолохов, В.Шукшин, В.Распутин... а снегова-штейна не знаю; и знать не желаю, ну.



06 августа 2010 | 17:54

camel
Так там же была трилогия "Люди как Боги", "Вторжение в Персей" и "Кольцо обратного времени"! Я ни чего не путаю?


prussky_russ Борис Бартфельд 06 августа 2010 | 18:08

Все верно. Только первая часть позже стала
наываться "галактическая разведка".


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 15:00

Спасибо за напоминание!
С моей точки зрения вы несколько преувеличиваете влияние на умы этого безусловно талантливого Человека.


prussky_russ Борис Бартфельд 06 августа 2010 | 15:08

Мне кажется, мы часто недооцениваем события, которые влияют на выбор нашего жизненного пути. Эта книга Снегова по воздействию на ребят 12-16 лет не уступает самым знаменитым мировым романам.


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 15:33

Возможно и так.
Я её прочёл именно в этом возрасте. Мне кажется, что её влияние на меня было неизмеримо ниже Булгакова и Стругацких. Не говоря уж о Достоевском, которого мне отец умудрился читать на ночь в 5-7 лет.

Практически никто из моих знакомых сверстников о Снегове даже не слышали ни тогда, ни сейчас.


camel 06 августа 2010 | 15:48

Уж не знаю, кто на кого и как повлиял, но Снегова я читал запоем, не отрываясь... и некоторые вещи вполне врезались в память.


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 16:04

Это только подтверждает одну мою "детскую" идею.
Что восприятие любого художественного литературного произведения априори субъективно.


camel 06 августа 2010 | 16:15

А разве с этим кто-то спорит? Другое дело, что можно достаточно уверенно утверждать, что число людей, на которых окажет сильное впечатление сонет Шекспира, будет статистически значимо больше, чем стих Василия Пупкина... ;)


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 16:32

Это вполне очевидно.


prussky_russ Борис Бартфельд 06 августа 2010 | 17:37

Очень жаль, что не читали и не слышали. Так же не могу представить что бы на подростка 14 лет
"Преступление и наказание", "Братья Карамазовы"
или любой другой роман Достоевского произвели большее впечатление, чем "Люди как Боги". После 18 лет-да. У Вас, видимо, в памяти сместились временные периоды.


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 18:00

Ну зачем вы так?
Я - не маразматик, и отец с матерью мои живы слава богу.
Я говорил не о 14 годах, а о 5-7. Была тогда такая книжка "Достоевский - детям". В ней были отрывки из "Братьев", "Неточка Незванова" и ещё ряд рассказов и отрывков.

В 14 лет я уже читал фантастику, историческую прозу, символистов. ещё раз повторяю, не оспаривая талант Снегова, на меня лично "Люди как Боги" особого впечатления не произвели.

А с Достоевским расстался до лет 20, когда к нему присоединились Толстой и Бунин.


06 августа 2010 | 17:59

urba
Просто в книжных магазинах все полки были заняты материалами очередного съезда КПСС, какой уж тут Снегов. Но знать его, знали.


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 18:01

Это вы к чему? Вы оспариваете мой личный жизненный опыт или указываете на его незначительность?


06 августа 2010 | 15:34

Привет, Сергей!
Примешь меня теперь в "репрессированном" статусе?
:-)))
Попал под суперволну банов недавно...
Полагаю, Вы в самом деле недооцениваете силу слова при выборе жизненных идеалов.
Представьте, сколько юнцов устремилось в комсомол прочтя "Данко"!


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 16:02

Привет, Вячеслав! От сумы, тюрьмы и бани...
Вряд ли я недооцениваю, возможно, что даже переоцениваю.

"Данко" я воспринял в детстве как антикоммунистический рассказ, полностью противоречащий окружающей меня социалистической действительности.


06 августа 2010 | 16:25

От сумы, тюрьмы и бани... :)
Ту часть, где про Данко, я предполагал высветить с сатирическом ключе, но видимо поскромничал с выразительными средствами...
А вот, упомянутых Вами Стругацких, я воспринимал как недалёкое будущее, которое я ещё успею застать. А мрачных западных фантастов предвестников апокалипсиса не особо почитал, считая, что они сгущают краски.
Но к моему глубочайшему разочарованию, последние оказались провидцами... :-(((


urba Сергей Большаков 06 августа 2010 | 16:33

У Стругацких не так много фантастики, как кажется.
Но и апокалипсиса хватает.


06 августа 2010 | 16:49

Но и апокалипсиса хватает.
И это тоже верно...
Один "Град обречённый" чего стоит!
Похождения Изи Кацмана в рамках совкового эксперимента...


21 августа 2010 | 01:25

Просто Вы имеете здесь дело с "калининградской" картиной мира. Картиной, созданной из ничего с целью затмить собою окружающую действительность. "Величие" так называемых "земляков-калининградцев" - одна из важных ее составляющих.


urba Сергей Большаков 21 августа 2010 | 18:09

Возможно. Очень похоже.


prussky_russ Борис Бартфельд 22 августа 2010 | 21:22

Кенигсбергский Брат!!!
Кажется Ваш приговор излишне суров.


23 августа 2010 | 12:44

Это не приговор. Но подобные восторженные оценки Снегова-писателя и его значения для "Калининграда, всей России, а может быть и мира" стандартны для нашей околокультурной среды уже почти полвека. Ближайшая параллель - стенгазета в районной детско-юношеской библиотеке. А мне, для подтверждения своих давних догадок, всегда хотелось познакомиться со взглядом на Снегова именно из России. И, судя по комментариям, такие оценки не вызывают в российских читателях достаточного отклика. Увы.


06 августа 2010 | 15:27

Пожалуй, это большее разочарование, чем крушение социальных и политических идеалов.
Абсолютно согласен с Вами!
Такую звонкую оплеуху от текущей реальности, какую получили "запойные" любители научной фантастики конца советского периода, врят ли получал когда либо кто либо другой!
Я тоже в своё время на одном дыхании читал и Стругацких и Казанцева и всё до чего можно было дотянуться.
И вот вместо того чтобы в едином порыве под руководством мудрого всеземного совета устремиться в космические дали мы с размаху влетаем в доисторические общественные формации, когда каждый друг другу волк и выживает в одиночку...
Горько и обидно...
А жизнь, по большому счёту, уже позади и помощи ждать не откуда...


06 августа 2010 | 15:31

А мне больше понравились рассказы про братьев Васильевых и повесть "Посол без верительных грамот".


s_savenkov 06 августа 2010 | 15:58

Как странно бывает. Мы с вами ровесники и пересекались даже во времени и пространстве (Новосибирск). Я, разумеется, читал в те годы массу фантастики. Но никакого Снегова не помню. Более того, не помню, чтобы «Люди как боги» упоминались кем-нибудь из моих друзей и знакомых из технических ВУЗов. Надо почитать.


prussky_russ Борис Бартфельд 06 августа 2010 | 17:28

Такова в нашей стране судьба писателя живущего " в провинции у моря" и не стремящегося изо всех сил в столицу. Хотя Снегов безусловно перешагнул
границы страны, а не только провинции. Его много переводили и издавали за рубежом.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире