16:24 , 03 июля 2019

О судьбе демократии в московской школе

Государственная политика в сфере образования основывается на принципах демократического характера управления образованием, обеспечения прав педагогических работников, обучающихся, родителей несовершеннолетних на участие в управлении образовательными организациями.

Пункт 10 ст. 3 Федерального закона
 от 29 декабря 2012 года  № 273-ФЗ
 «Об образовании в Российской Федерации»

«Если взять все эти школы и соединить в одну…», представляете, сколько бюджетных средств будет сэкономлено?

Но обо всем по порядку. Несколько лет назад нас пригласили на родительское собрание. Место встречи – не класс, даже не актовый зал – его вместимость ограничена – а огромный спортивный зал, сплошь уставленный стульями. На повестке дня один вопрос: реорганизация школы в форме присоединения. Слово берет директор: «Реорганизация поликлиник, библиотек, школ, других государственных учреждений – важное направление совершенствования деятельности государственных учреждений в современной России, повышения качества предоставляемых гражданам публичных услуг. Управляющий совет школы принял решение о реорганизации. Участвовали представители всех классов. Несколько государственных бюджетных учреждений будут объединены в образовательный комплекс». Называются номера образовательных учреждений, среди которых два детских сада. «Все учреждения уже провели родительские собрания, на которых, разумеется, одобрили предстоящую реорганизацию. Ведь цели ее в конечном счете – улучшение качества образования, возможностей пребывания детей, исключение ситуации, когда дети ходят в школу через дорогу. Потом будут таким же образом реорганизовывать управы районов».

Родительская общественность мрачно слушает. На первый взгляд, происходящее не касается учебного процесса, но останется ли он таким, к какому привыкли дети и взрослые? Один за другим родители начинают задавать вопросы:

-Где именно будут учиться дети? Планируется ли объединять классы из разных школ?

-Нет, не планируется, за исключением тех случаев, когда наполняемость класса невелика. На перемещение детей из школы в школу, вернее из одного здания школы в другое и вовсе устанавливается мораторий. Продолжительностью один год.

Выясняется, что всех старшеклассников по истечении года отправят в другое, старой постройки здание образовательного комплекса, а наше, новое, отдадут малышам со всей округи. Вот тут уже зал взрывается: выясняется, что «реорганизации в форме присоединения» не желает никто. «Покажите нам представителей из Управляющего совета! — гневно требуют родители, — Кто дал им право решать за нас?» Чувство такое, что проголосовавших за реорганизацию сейчас побьют. Если и есть в зале представители родительской общественности из Управляющего совета, то они сидят тихо и ничем себя не выдают.

Директора жаль, конечно. Между родительской общественностью и органом управления образованием она как меж двух огней: «Ваше нежелание присоединяться к другим учреждениям я буду считать высокой оценкой того, что удалось нам вместе сделать для детей в нашей школе». Вопрос о реорганизации ставится на голосование: около пяти сотен родителей против, трое – за.

Несмотря на то, что решение о реорганизации принято, через неделю нас приглашают еще раз высказаться по вопросу о реорганизации – не в зале уже, а по классам. Классный руководитель слушает нас, ни к чему не склоняя. Из рук в руки переходят списки с фамилиями – без заглавия, без титульного листа. То ли в поддержку реорганизации, то ли против. Нужно только расписаться против своей фамилии.

Нашу школу реорганизовали в том же году. Впрочем, нас это решение не коснулось. Дочь перешла в другую школу с профильным классом, который ее интересовал. Эту школу реорганизовали через год. Мнения родителей по поводу реорганизации уже никто не спрашивал: нам объяснили, как хорошо нам будет в конгломерате из пятнадцати школ. Выступила родительница с речью о возможностях, открывающихся в использовании труда выдающихся педагогов – не в одной, а сразу в пятнадцати школах.

Решение о реорганизации подкреплялось передвижением школы в городском рейтинге школ – из второй сотни сразу во второй десяток. Никто из родителей не сопротивлялся, не задавал ненужных вопросов, никому не пришлось голосовать. Все приняли к сведению. Учительница из другого здания образовательного комплекса стала приходить к нам вести дополнительные занятия по английскому языку. Но ей было страшно неудобно. И она предложила детям из нашего здания самим приходить на занятия к ней. Но это было страшно неудобно детям. Так с дополнительным английским и покончили.

Основной английский в школе оказался слаб. Несмотря на достойное место в рейтинге и классы различного профиля. В школе есть предметы, которым учат хорошо. Есть несколько хороших учителей. Есть плюсы и есть минусы, как и в любой школе. Но нет и близкого соответствия высокому месту в рейтинге, на котором школа оказалась в результате реорганизации. Уровень школы остался тем же, что и был. Ориентироваться ныне на место школы в общегородском рейтинге бесполезно: нужно искать учителя и класс. Эпоха общегородских рейтингов, по всей видимости, ушла в прошлое. Как и эпоха многообразия школ.

И самоуправление в школе теперь отсутствует даже как видимость: общее собрание в образовательном комплексе собрать невозможно. Проще и удобнее заменить голосование разъяснительной работой среди родителей. От демократии осталась лишь норма.

Текст опубликован также здесь 

Больше материалов — здесь



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире