В Кирове после перерыва возобновился судебный процесс над Алексеем Навальным. Ему инкриминируется часть 4 статьи 160 «Присвоение (растрата)» УК РФ.

Блогеры активно обсуждают показания свидетелей обвинения, выискивая существенные противоречия и явные несуразицы в показаниях.

Друзья, вы зря теряете время!

Показания свидетелей обвинения и защиты никому не интересны.

Проект обвинительного приговора с «правильными» показаниями свидетелей обвинения, опровергнутыми показаниями свидетелей защиты, которые ещё не выступили, вероятно, уже готов.

Остаётся лишь дописать санкцию: «… лишение свободы … лет …».

Ваши надежды на правосудие свидетельствуют лишь об отсутствии собственного жизненного опыта, незнания уровня нынешнего российского правосудия.

В отношении меня было возбуждено уголовное дело, «выявленное» органами ФСБ, по подозрению в совершении мною двух преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 160 УК и частью 4 статьи 160 УК.

Органы ФСБ «выявили», что 1 июля 2005 года мне якобы были вверены денежные средства университета, которые я «присвоил (растратил)».

В тот день я находился в очередном трудовом отпуске, который проводил в Турции. Это не смутило, ни ФСБ, ни Следственный комитет, ни суд.

В судебном заседании свидетель обвинения, юрисконсульт университета, показала, что я в том вузе не работал, материально ответственным лицом в нём не был.

Другой свидетель обвинения, первый проректор вуза показал, что денежными средствами университета я не распоряжался.

Последний свидетель обвинения, ректор вуза также опровергнул предположение о том, что он якобы мне вверял какие-либо денежные средства возглавляемого им университета.

Это были свидетели обвинения, выявленные органами ФСБ и СК.

На основании этих показаний свидетелей обвинения я был оправдан? Нет.

Эти показания попали в протокол судебного заседания, но не попали в приговор суда, который был, вероятно, просто скопирован с обвинительного заключения.

Я был осуждён за совершение двух тяжких преступлений, то есть два эпизода присвоения (растраты) денежных средств, которые неизвестно кем, неизвестно когда, неизвестно при каких обстоятельствах, неизвестно на каких правовых основаниях, были якобы мне вверены в России в период отдыха за пределами России.

Уже через один год и два месяца после вступления в силу приговора суда судимость была снята.

Но осталось глубокое понимание того, что правосудие в нашей стране ещё только предстоит построить.

У меня сохранилось доброжелательное, милосердное отношение к судье и прокурору.

Полагаю, что они люди подневольные, зависимые, не имеющие право на самостоятельные «независимые» решения. У них есть дети, семья, карьера. Им не хочется в отставку или на пенсию.

Мы «креативный класс», они — нет. Будьте милосердны к судье и прокурору!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире