Многие пользователи Telegram часто интересуются, верны ли новости из анонимных каналов. Два года назад они вошли в моду, в первую очередь «Незыгарь». Вначале власти их очень боялись, но потом неожиданно полюбили. Мы разбирались в том, как это произошло.

На рубеже 2016-2017 гг. администрация президента приняла решение начать работу в Telegram. Это было нужно Кремлю, чтобы к президентским выборам (прошли в марте этого года) иметь возможность распространять на этой площадке нужную информацию. Именно тогда на эту деятельность были выделены первые деньги. Ответственные чиновники просили около 200 млн рублей, но получили меньше.

Деньги предназначены подрядчикам — именно они должны либо создавать свои сети каналов и публиковать «правильные» новости и трактовки у себя, либо «размещать их в других популярных каналах. Первыми такими подрядчиками стали бывшие активисты движения «Наши» во главе с Кристиной Потупчик. Позже появились и другие, например, прокремлевский Фонд развития гражданского общества. Первым заданием подрядчиков стала организация кампании против Алексея Навального, который хотел участвовать в президентских выборах. В Кремле считают, что в том числе усилиями «телеграмеров» оппозиционер был «выведен из игры» и выборы выглядели легитимно и без его участия.

Работают в Telegram и более крупные игроки. Например, это может быть «Роснефть», которая предположительно купила в 2017 году крупный канал-агрегатор Караульный. Есть у нефтяников и другие каналы, они сейчас могут быть задействованы в информационной атаке против вице-премьера Дмитрия Козака, который ведет переговоры с отраслью о заморозке цен на бензин. Кроме этого на рынке Telegram есть и семья друзей Владимира Путина — братьев Юрия и Михаила Ковальчков. Внук Михаила, Степан, несколько месяцев назад получил под контроль крупнейший канал Mash с аудиторией в 450 тысяч подписчиков.

Работать власти в Telegram оказалось очень просто. Почти все каналы готовы за деньги опубликовать у себя любую информацию без пометок о ее заказном характере. В зависимости от масштаба каналы берут от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч рублей. Можно за деньги и заблокировать распространение любой информации. По словам источников «Проекта», один из клубов проплатил блок на критику футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева.

Но главное достижение властей — это стоп-листы, похожие на телевизионные. Во многих каналах нельзя критиковать членов Совета безопасности и упоминать администрацию президента. Один из таких стоп-листов нам прислали.

Кроме этого на рынке каналов есть много загадочных людей. Например, Николай Чернов, который, пытаясь убедить органы власти принять его посредничество на рынке Telegram, выдает себя то за сотрудника ФСБ, то чиновники аппарата Совбеза. Во многих органах власти взволновались, организовали проверку и выяснили, что никакие высокие должности он не занимает. Тем не менее благодаря связям он активно работает на рынке. А еще есть Владислав Клюшин — он действительно связан с ФСБ и кремлевским куратором информационной политики Алексеем Громовым. Многие чиновники Кремля, отвечающие за внутреннюю политику, считают его причастным к Незыгарю.

Впрочем, в последнее время власти чуть меньше интересуются Telegram — этот рынок себя дискредитировал. У Кремля теперь, как говорят наши источники, новая забота — мессенджер WhatsApp. Теперь попытаются взять под контроль его.

О том, как Кремль брал Telegram под контроль, читайте в статье «Проекта».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире