proekt_media

Проект

06 февраля 2019

F
06 февраля 2019

Серая масса

Российские государственные вузы живут в двух разных мирах: в одном – миллиардные субсидии и лучшие абитуриенты, готовые к тому же платить за свое образование по 500 тыс. рублей в год. В другом – многолетние очереди на дотации, текущие крыши и отчаянные попытки заработать на троечниках-заочниках. «Проект» выяснил, как государство распределяет деньги на развитие высшего образования и что происходит с теми, кому денег не достается.

• Высшее образование в России уже давно не бесплатное. Большинство студентов учатся за собственные деньги. Для десятков вузов платные студенты — единственный способ получить средства на ремонты и покупку оборудования, потому что от государства им достается только самый минимум на зарплату и самое необходимое содержание.

• Такие вузы готовы брать любых абитуриентов, даже если они едва смогли закончить школу. Каждое повышение минимального проходного балла отнимает у них хлеб. Привлекать более сильных студентов бедным вузам нечем.

• Есть вузы, которые государство снабжает миллиардными дотациями. Кроме участников программы 5-100, которые должны представлять Россию в мире, огромные субсидии получают РАНХиГС, Крымский университет, Финансовый университет при Правительстве РФ.

• «Кузницы кадров» для государства – РАНХиГС и МГИМО – учат студентов в основном за деньги, хотя сами далеко не бедствуют.

• Богатые и бедные вузы кое-что объединяет. И те, и другие зарабатывают в основном на специальностях, которые чиновники считают ненужными для экономики и сокращают для них бюджетные места – это экономика, юриспруденция, менеджмент и госуправление. Несмотря на все усилия чиновников по пропаганде технического и медицинского образования, четверть первокурсников в России поступают именно на них. А из числа внебюджетников — 40%.

Читать на сайте «Проекта»

Листвянка — один из центров притяжения для китайских туристов и бизнеса. Согласно последней переписи населения, в Иркутской области проживали 3,9% от всей официально зарегистрированной китайской диаспоры в России, это восьмой регион по числу китайцев среди населения. В 2017 году Россия приняла почти 1,5 млн туристов из Китая, из них 23,5 тыс. посетили Иркутскую область. Можно быть уверенными, что большая часть этих людей побывала в Листвянке, жители которой годами зарабатывали на туристах. По подсчетам местных жителей, сейчас китайским бизнесменам в Листвянке принадлежит около 40 земельных участков — от нескольких соток до 10 гектаров.

Как было заведено во всех советских городах и селах, листвянские улицы с именами великих русских писателей пересекаются с теми, что носят имена большевиков и героев народного хозяйства. Съехав с главной листвянской магистрали — улицы Горького — вглубь, попадаем к дому Сони. У нее вкусный травяной чай, фотографии советских бардов на стенах и подходящая для нынешнего момента фамилия. Она — Бунтовская.

Муж Сони — Евгений Кравкль, артист, автор и исполнитель собственных песен, удостоенный статьи в «Википедии», похожей на те, что герои обычно пишут о самих себе. Переехав на Байкал почти 30 лет назад, супруги основали здесь Театр авторской песни и немало сделали для популяризации Листвянки.

Популяризация имела неожиданный результат — приехали в том числе и те, кому популяризаторы не рады. Теперь фамилии супругов мелькают в местной прессе главным образом не в связи с концертами авторской песни. Бунтовская и ее муж — лидеры листвянского сопротивления «китайской экспансии», как они это называют. Еще Соня употребляет термин «война», и от этого становится тревожно.

В сопротивлении примерно 400 человек, говорит Бунтовская, усаживая нас в оранжевую машину: едем на осмотр территории. 400 человек — это много, пятая часть всех зарегистрированных в поселке жителей, считая стариков и детей.

Соня без запинок произносит одно китайское имя за другим:

— Вот это строит Цай Яйсан. У него два участка: один тут, другой — на Куликова, — показывает она на стройку в глубине улицы Островского. — А тут строит Чжао Лиган, — посреди улицы Чапаева мы останавливаемся напротив высокого свежеокрашенного здания.

— Они не должны приходить сюда со своим бизнесом, — горячится Соня. — Если бы они вели себя по нашим законам: жили в наших гостиницах, ездили на наших автобусах, они были бы как гости, а не как хозяева.

«Война» началась осенью 2017 года: «Назрело сразу, у всех открылись глаза». Назрело во вполне конкретном месте — на участке 29Ж по улице Горького.

Читать репортаж об антикитайских настроениях на www.proekt.media

16 января 2019

Иной русский мир

Третий президентский срок Владимира Путина отметился новым пиком эмиграции из России. «Проект» разобрался в разрозненной статистике эмиграции из России, чтобы показать масштабы человеческих потерь эпохи «стабильности». Вот как выглядит портрет русского эмигранта на примере данных Росстата.

Типичный эмигрант из России – молодой женатый мужчина. 57% людей, покинувших страну в 2017 году – мужчины. Ему от 25 до 29 лет – именно в этом возрасте находятся 14% эмигрантов из России, покинувших страну в 2017 году. 41% эмигрантов, указавших семейное положение, состоят в браке. У типичного русского эмигранта среднее образование – его в 2017 году указали 33% выбывших из тех, кто не стал скрывать свой уровень образования.

Скорее всего, такой эмигрант родом из Калужской области – именно там самый высокий показатель количества выбывших – 127 человек на 10 тыс. населения в 2017 году. Для новой жизни он выбрал Китай или Германию. В Китай больше всего людей из России уехало в 2017 году по данным Росстата – 7,6 тыс. человек, а в Германию по данным принимающей страны – 24 тыс. человек.

Типичный русский эмигрант покинул страну в 2017 году – именно в этот год уехало больше всего людей за шестилетний период, который поддается сравнению, – 377 тыс. человек с учетом трудовых мигрантов. Эмигрировать он решил по семейным и личным причинам – именно это самый востребованный мотив у эмигрантов из России, не считая тех, кто вернулся в другую страну после временного отсутствия.

Такой портрет рисуют данные Росстата, относиться которым стоит с опаской. В нашем исследовании рассказываем, почему официальные данные занижены в разы, что говорят зарубежные цифры и сколько всего русских живет в мире.

09 января 2019

Свальный грех

В июле прошлого года в таежный архангельский поселок Урдома приехали два москвича, чтобы найти лесорубов. Валить лес предстояло возле железнодорожной станции Шиес, в 30 километрах от Урдомы. С 2020 года там откроется мусорный полигон для приёма отходов из Москвы, объяснили столичные гости. Подмосковные свалки перегружены уже сейчас, а к 2020 году добавится строительный мусор от сноса пятиэтажек по программе реновации.

Почему Архангельская область? По словам местного депутата, губернатор Игорь Орлов боролся за право принимать московский мусор. Инвестиции в будущий полигон оцениваются в 10,5 млрд рублей, он даст 500 рабочих мест со средней зарплатой 44 тыс. рублей. Но жителей области цифры не впечатляют, митинги под лозунгом «Север — не помойка!» собирают тысячи людей.

Хотя стройка возле Шиеса началась в августе, по документам её не существует до сих пор. Фирма «Технопарк», инвестор будущего полигона, успела только провести презентацию для архангельских чиновников — никаких разрешений на стройку нет. Однако корреспондент «Проекта», побывав в тайге в середине ноября, видела десятки рабочих и строительную технику на месте будущей свалки. Такое наплевательское отношение к закону раздражает не только жителей, но даже главу Урдомы — она подала иск в суд, требуя остановить все работы.

Сейчас вырублено около 60 гектаров тайги, а всего полигон займет 360 гектаров. По размерам это примерно как 360 футбольных полей. Но и это, увы, ещё не всё.
Кто зарабатывает на будущем полигоне? Фирма «Технопарк», инвестор будущего полигона, подконтрольна другой конторе — АО «Москапремонт». «Проект» нашел про неё много интересного.

«Москапремонт» получает деньги на ремонт жилых домов в Москве, отдает работы на субподряд, а себе оставляет примерно треть каждого контракта. Семеро сотрудников этой конторы только за 11 месяцев прошлого года таким образом заработали 326 млн рублей — почти 50 млн рублей на человека. Это деньги обычных москвичей из ежемесячных коммунальных «платежек».

Будущий мусорный полигон, как и ремонт московских домов, курирует вице-мэр Москвы Петр Бирюков. Он остался со времен Лужкова и считается непотопляемым. Недавно СМИ обнаружили, что семья Бирюкова владеет недвижимостью на 1,5 млрд рублей в центре Москвы — при официальном годовом доходе чиновника и супруги примерно в 20 млн рублей. Но даже это не повлияло на положение «тяжеловеса».

Читать рассказ о том, кто зарабатывает на московской реновации и её отходах

26 декабря 2018

Без свидетелей

Летом в 2017 года свидетели Иеговы* оказались в России вне закона — Верховный суд признал экстремистскими их головную организацию и все региональные. Теперь свидетелям Иеговы нельзя проповедовать, распространять и хранить свои журналы (они тоже считаются экстремистскими) и даже проводить собственные встречи среди верующих.

Российские власти не придумали ничего нового. Свидетелей Иеговы преследовали все послевоенное время в СССР. В 1951 году верующих Западной Украины, Прибалтики, Белоруссии и Молдавии посадили в товарные вагоны и вывезли в Сибирь, а затем им запрещали проводить собрания, не признавали их убеждения и отправляли в лагеря за распространение литературы и «антисоветскую пропаганду».

«Проект» рассказывает историю Василия Калина, свидетеля Иеговы, который прошел весь этот путь. Маленьким ребенком он был сослан в Сибирь, в школе учителя его обвиняли в религиозной пропаганде, а одноклассники били и дразнили, его допрашивали в КГБ и не брали в институт, сажали в тюрьму за отказ служить в армии. А в 2017 году он же защищал свидетелей Иеговы от обвинений в экстремизме в Верховном суде.

На примере одной человеческой жизни «Проект» рассказывает о группе людей, которых в России преследуют за их религиозные убеждения, несмотря на записанную в Конституции свободу совести.

Организация запрещена в России

Читать на сайте proekt.media

В России есть регионы, в которых власти ничего не могут сделать с нарушителями правил дорожного движения. Причем речь идет о «тяжелых» ДТП, то есть с погибшими или пострадавшими.

 — В Омской области из года в год с каждого четвертого ДТП (24,8%) хотя бы один участник скрывается с места происшествия. В Пермском крае — каждый пятый. В лидерах еще Кировская область и Забайкальский край (более 18% ДТП). В среднем по России скрывается каждый десятый. Скрываться безопасно, особенно в тех случаях, когда водитель пьян. Доказать постфактум алкогольное опьянение по существующим законам почти невозможно.

 — В 16 регионах виновников «тяжелых» ДТП просто не находят — удачно скрываются более половины водителей. Самая катастрофическая ситуация в Севастополе, где, похоже, силовые службы просто бездействуют — не находят 68,5% виновников аварий. Примерно та же ситуация в Северной Осетии и Воронежской области. Но самое странное, что в лидерах и Санкт-Петербург — 61,7% скрывшихся и не найденных.

 — В Ингушетии в случае аварии вам будет трудно что-то получить с виновника. Здесь более половины водителей не оформляют ОСАГО или оформляют его с нарушением. В других регионах ситуация менее катастрофическая. В Северной Осетии нарушает ОСАГО почти каждый третий, а в Туве — каждый четвертый. Число нарушителей ОСАГО выросло в целом по стране за последние годы в два раза: с 5% до 12%. Водителям выгоднее заплатить штраф, чем покупать полис: штраф за езду без полиса составляет всего 400 рублей, если оплатить его оперативно. В некоторых экономически неблагополучных регионах цена полиса сравнима с месячной зарплатой и даже ценой нового авто — малоимущим семьям он просто не по карману.

 -В республиках Северного Кавказа существует практика искажения статистики ДТП. Сами сотрудники ГИБДД, чтобы облегчить себе работу, не фиксируют, что в аварии были пострадавшие. Или автовладельцы сами договариваются оплатить ремонт и лечение напрямую, без ГИБДД. Тем более что полисов ОСАГО, как мы выяснили, на руках часто нет.

Это результат нашего исследования статистики ДТП. Подробнее

«Проект» нашел таинственного миллионера Романа Громоздова, зарабатывающего на московской недвижимости, постройку которой финансирует ВТБ.

Громоздов — долларовый миллионер: он застраивает под брендом «Дон-строя» три крупных девелоперских проекта в Москве — жилые комплексы «Символ», «Суббота» и «Оливковый дом». Кроме того, он владеет заводом и охотничьем угодьем в Тверской области, которое «Новая газета» связывала с Дмитрием Медведевым. «Проект» оценил активы предпринимателя в 10 млрд рублей или почти в $172 млн. На вопрос «Проекта» о том, будет ли ошибкой называть его долларовым миллионером, Громоздов после длительной паузы, усмехнувшись, ответил: «Нет, всё будет нормально».

Как именно Громоздов заработал свое состояние? В биографии бизнесмена есть интересный факт: зампред госбанка Андрей Пучков, курирующий непрофильные активы, еще пару лет назад был его бизнес-партнером. Так, в 2016 году Громоздов продал одну из своих фирм Пучкову. Громоздова и Пучкова познакомили их общие друзья, и вскоре после этого предприниматель оказался в комплексе «Символ» – «благодаря своим определенным менеджерским качествам», говорит собеседник, близкий к руководству ВТБ.

Владельца большого состояния в Громоздове ничто не выдает: долгие годы он жил в панельной многоэтажке рядом с метро «Щукинская» и предпочитал ездить на не самых дорогих автомобилях преимущественно корейского производства. Свое участие в проектах «Дон-строя» Громоздов не считает чем-то странным и уверен, что «в этом ничего такого нет». Такого же мнения придерживается и источник, близкий к руководству ВТБ, отмечая, что застройщиками часто выступают случайные люди: «Эпоха таких, как Елена Батурина (жена Лужкова и бывшая владелица строительной компании «Интеко» – «Проект»), прошла».

Полная версия статьи >>>

Репортаж о лекарственной наркомании среди российской молодежи

Мода на рэп-музыку и плохо работающая система контроля сделали транквилизаторы популярными среди российской молодежи. Наркоманы и дилеры проводят корреспондента «Проекта» через столичный чёрный рынок таблеток.

— Я читаю «сloud rap» круче всех, и это не грех…, — Вадим, 22-летний москвич и поклонник клауд-рэпа, читает фристайл прямо в лифте, пока мы спускаемся на ночную улицу. Там, в круглосуточном гастрономе в спальном районе Москвы Вадиму нужно купить пива — чтобы «шлифануть таблы». Алкоголь усиливает действие фе******, несколько таблеток которого Вадим сегодня проглотил.

Всё, что надо знать об аптечных наркотиках, Вадим узнал из рэпа. Главным наркотиком хиппи был ЛСД, рокеры 90-х сидели на героине, транквилизаторы — нынешняя мода из-за популярности так называемого Soundсloud рэпа. Такой стиль музыки стал известен в США и Великобритании в 2017 году, теперь мода догнала и российскую молодёжь.

3014133

В феврале 2018 года портал Vulture включил транквилизаторы и опиаты в список наркотиков, повлиявших на рэп-культуру. Туда же вошел и кс******, про который поют хип-хоп-исполнители Lil Uzi Vert, Lil Pump, Lil Xan и уже покойный Lil Peep. Последний особенно популярен среди российских подростков: рэпер даже снимал клип в России, и признавался, что большинство просмотров его клипов в Youtube — именно в России. В нашей стране есть и собственный пропагандист аптечных наркотиков — рэпер Паша Техник, выпустивший в 2017 году трек «Нужен кс*****».
Вадим подписан на Instagram Паши Техника: в одном из недавних постов тот пытается купить ал****** в аптеке. Вадим сидит на ал****** уже полгода. Сейчас он пытается избавиться от зависимости, и именно поэтому говорит с нами.

— Как-то мне приятель дал в баре на Китай-городе попробовать кс******. До этого я выпил много водки. Через полчаса я уже очнулся на лестнице бара. Второй раз очнулся уже в такси, потому что водитель на меня орал. Оказалось, у меня рассечение на лбу и всё такси в крови. А я вообще не чувствовал боль и даже не знал, что ранен, — после этой истории Вадим втянулся, а его друга из бара родители отправили в наркологическую клинику.

Полная версия статьи >>>

28 ноября 2018

Телега из Кремля

Многие пользователи Telegram часто интересуются, верны ли новости из анонимных каналов. Два года назад они вошли в моду, в первую очередь «Незыгарь». Вначале власти их очень боялись, но потом неожиданно полюбили. Мы разбирались в том, как это произошло.

На рубеже 2016-2017 гг. администрация президента приняла решение начать работу в Telegram. Это было нужно Кремлю, чтобы к президентским выборам (прошли в марте этого года) иметь возможность распространять на этой площадке нужную информацию. Именно тогда на эту деятельность были выделены первые деньги. Ответственные чиновники просили около 200 млн рублей, но получили меньше.

Деньги предназначены подрядчикам — именно они должны либо создавать свои сети каналов и публиковать «правильные» новости и трактовки у себя, либо «размещать их в других популярных каналах. Первыми такими подрядчиками стали бывшие активисты движения «Наши» во главе с Кристиной Потупчик. Позже появились и другие, например, прокремлевский Фонд развития гражданского общества. Первым заданием подрядчиков стала организация кампании против Алексея Навального, который хотел участвовать в президентских выборах. В Кремле считают, что в том числе усилиями «телеграмеров» оппозиционер был «выведен из игры» и выборы выглядели легитимно и без его участия.

Работают в Telegram и более крупные игроки. Например, это может быть «Роснефть», которая предположительно купила в 2017 году крупный канал-агрегатор Караульный. Есть у нефтяников и другие каналы, они сейчас могут быть задействованы в информационной атаке против вице-премьера Дмитрия Козака, который ведет переговоры с отраслью о заморозке цен на бензин. Кроме этого на рынке Telegram есть и семья друзей Владимира Путина — братьев Юрия и Михаила Ковальчков. Внук Михаила, Степан, несколько месяцев назад получил под контроль крупнейший канал Mash с аудиторией в 450 тысяч подписчиков.

Работать власти в Telegram оказалось очень просто. Почти все каналы готовы за деньги опубликовать у себя любую информацию без пометок о ее заказном характере. В зависимости от масштаба каналы берут от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч рублей. Можно за деньги и заблокировать распространение любой информации. По словам источников «Проекта», один из клубов проплатил блок на критику футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева.

Но главное достижение властей — это стоп-листы, похожие на телевизионные. Во многих каналах нельзя критиковать членов Совета безопасности и упоминать администрацию президента. Один из таких стоп-листов нам прислали.

Кроме этого на рынке каналов есть много загадочных людей. Например, Николай Чернов, который, пытаясь убедить органы власти принять его посредничество на рынке Telegram, выдает себя то за сотрудника ФСБ, то чиновники аппарата Совбеза. Во многих органах власти взволновались, организовали проверку и выяснили, что никакие высокие должности он не занимает. Тем не менее благодаря связям он активно работает на рынке. А еще есть Владислав Клюшин — он действительно связан с ФСБ и кремлевским куратором информационной политики Алексеем Громовым. Многие чиновники Кремля, отвечающие за внутреннюю политику, считают его причастным к Незыгарю.

Впрочем, в последнее время власти чуть меньше интересуются Telegram — этот рынок себя дискредитировал. У Кремля теперь, как говорят наши источники, новая забота — мессенджер WhatsApp. Теперь попытаются взять под контроль его.

О том, как Кремль брал Telegram под контроль, читайте в статье «Проекта».

Марина Сечина, разведясь с главой «Роснефти» Игорем Сечиным, стала крупным предпринимателем. Натиск и связи, господряды и банкротства — таков стандартный бизнес-план, при выполнении которого иногда случается и стрельба.

15 сентября 2017 года в середине рабочего дня поселок Большое Руново Каширского района Подмосковья стал свидетелем событий в духе боевиков. На территорию пансионата «Каширские роднички» вбежали несколько десятков крепких мужчин, вооруженных битами, мачете и травматическими пистолетами. Мужчины были одеты «в черную бесформенную одежду с капюшонами, надвинутыми на лица». Они вломились в здание администрации, выбили дверь в кабинет директора и выволокли всех сотрудников на улицу. Вызванная на место полиция, как говорит очевидец, не вмешивалась.

Через 6 часов, когда стемнело, несколько сотрудников санатория, вернувшихся из местного УВД, подошли к запертым воротам и потребовали впустить их или вернуть личные вещи. В ответ мужчины в черном открыли стрельбу, шесть человек получили ранения.

Так, с помощью мачете и «травматов» происходило отстранение от должности директора «Каширских родничков» Татьяны Романовой, которая проработала всего два месяца. По рассказам прежнего директора Бориса Гузеева, когда Романова сменила его, передача власти происходила таким же силовым образом — разве что ни в кого не стреляли. Череда захватов пансионата стала итогом корпоративного конфликта между Сечиной и ее бывшими партнерами в энергетическом бизнесе – холдинге МРСЭН.

Похожие конфликты – не редкость для антикризисного менеджмента Сечиной. Ее стиль – это связи и демонстрация силы. В ряде случаев она встречала противодействие со стороны бизнес-партнеров, а некоторые ее предприятия в результате банкротились.

О том, как ведет дела Марина Сечина, читайте в статье «Проекта»



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире