prilepin

Захар Прилепин

15 декабря 2015

F

Сказали: может тебе забить на Фейсбук — сколько можно это терпеть.

Нет, это они меня терпят, друзья мои.

В патриотическом сегменте ФБ у меня самый известный в России журнал (второе место по количеству подписчиков у Рогозина, третье — у Лимонова).

Я буду там стоять, пока администрация ФБ не вырубит свет.

Ну и демократия, ё-моё.

Любую подлость и пошлость можно написать про Россию, можно просто разговаривать словами «вата», «х…», «мрази», «рашка» и только в разной последовательности их расставлять. И ничего тебе не будет.

А Чехова процитируешь — и привет.

Антон Палыч, ты экстремист.

Оригинал

14 декабря 2015

Молодая смена

В этом, по-моему, мало кто разбирался толком, а разобраться потом, когда всё закончится, стоит.
Летом-осенью прошлого года среди ополченцев постоянно мелькали: казаки, осетины, чеченцы, абхазы, — ну, естественно, наряду с местными мужиками шахтёрского рода; хотя и околокриминальные ребята случались. Нацболы, естественно; вообще много «ополченцев» из России.

Если говорить о местных — очень редко попадались пацаны лет по 20-25, а в основном взрослые мужики в районе сорока. Ещё в самом начале было много «ополченцев» пенсионного возраста, но им тяжело было воевать, быстро сходили с дистанции.
Нынче создаётся ощущение, что состав сменился процентов на 70.

Смотрю в лица ополченцев (целое подразделение на «передке») — судя по говору и по лицам, местные ребята, лет 18-25; почти все.
Среди них изредка попадаются совсем взрослые мужики, лет по 45-55; из тех представителей «донецкого рода», что за минувшие полтора года поняли: война — тоже работа, их личная работа, не хуже любой другой.

«Этнически окрашенных лиц» — одно-два, хотя есть конечно.
В каком-то смысле сложилась ситуация, обратная имевшей место на Великой Отечественной. Тогда начал воевать призыв 18-летних, а потом подтянулись сорокалетние. А тут наоборот.

В итоге, перед нами армия, которая здесь живёт, которая здесь выросла, которой здесь жить. 20 или там 25 тысяч человек, которые знают, что, если власть вдруг сменится, жизни им тут не будет.

Оригинал
Периодически откуда-то выпадают самые патентованные в мире патриоты, которые, вдруг обнаружив какой-нибудь давний ролик в ю-тубе (или строчку в Википендии), вдруг начинают нечеловеческим голосом: а Прилепин встречался с Навальным, о-о-о, какой ужас! (а Прилепин был против Путина!), (а Шаргунов ходит на «Эхо Москвы»! и тоже встречался с Навальным! А Лимонов выступал вместе с Касьяновым! а Проханов ездил в гости к Березовскому! а ещё Ревякин спел «Рахунок»! а ещё Болдырев был в «Яблоке»! а Глазьев работал у Гайдара и Авена! а! а! а!).

Люди лежат где-то на глубине, зарывшись в ил, год, два, три, пятнадцать лет, потом вдруг просыпаются с высоким чувством своего ошеломительно сияющего патриотизма, и думают, что мир начался сегодня — с них, с их правоты.

А тут уже прожита огромная жизнь. Тут люди с 91-го года (а то и раньше) ходят на митинги, имеют уголовные дела (а то и уголовные сроки), воюют, живут бешеной жизнью, Проханова двадцать лет подряд иначе как «фашистом» не называли, Шаргунова вышибали из федеральной тройки «Справедливой России», Лимонова пару раз чуть не убили и таскали по тюрьмам и СИЗО — и тут, говорю, появляются с дуба упавшие чудаки и чудачки и говорят: ах, мы так разочарованы, как же это можно было так поступать?! Ах, воды принесите нам.

Тут до вас было столько всего интересного, милые мои. Идите изучайте матчасть, прежде чем высказываться. Подшивку газеты «Завтра» в руки, подшивку газеты «Лимонка», «Исчезновение варваров», «В плену у мертвецов» и «Дисциплинарный санаторий» Лимонова, «Последний солдат Империи» и «В островах охотник» Проханова, «Война за воздух свободы» и «Птичий грипп» Шаргунова. Ну и «Саньку» заодно.

Если по факту — то с 1991 года многие вышеперечисленные и многие неназванные иные честные граждане России были противниками действующей властной системы. И вопросов к этой властной системе остаётся огромное количество — оттого, что она была задумана как буржуазно-либеральная, и такой, по сути своей, остаётся, к несчастью. А ваш свежепримеренный патриотизм — вы им тут не понтуйтесь особенно. Слишком свежая на вас одёжка. Как, знаете, в плохих сериалах солдаты на фронте ходят все в новеньком по окопам. Вот именно на таких солдат иные неофиты похожи.

Поскромней себя ведите. Тут взрослые люди собрались.
У этих людей их взгляды сформировались много лет назад, а не в момент присоединения Крыма. И взгляды эти не менялись никогда.

Оригинал

Спор между «правыми» и «левыми» в нынешней России (тем более, что я не «левый», а национал-большевик), это не спор между «тысячелетней Россией» и «ленинцами».
Это, скорей, напоминает спор между Солженицыным и Шаламовым. Мы этот спор ещё не осмыслили во всей глубине.

Солженицын был безусловно «правый» — выступал как радетель «России, которую мы потеряли»; а Шаламов, об этом далеко не все знают — после всего пережитого им! — воспринимал «советскую идею», как часть русской и безусловно ряду идеалов октября 17-го остался абсолютно верен: даже Колыма не заслонила в нём понимание того, что равенство и освобождение человечества — идеи великие. Он об этом неоднократно писал и говорил уже после лагеря.

Что до Солженицына — то Шаламов прямо называл его «орудием холодной войны».

И Шаламов в этом смысле, увы, оказался провидцем.

Солженицына и Шаламова нет, но конфликт их находится ровно в той же точке и стадии.

Успокаивает лишь то, что и первый и второй, в конечном итоге, глубоко презирали то, что выдаёт себя за «прогрессивные ценности».

Как бы их теперь помирить, Варлама Тихоновича и Александра Исаевича.

Со своей стороны, лично я, многократно был готов обняться со своими оппонентами и идти в одной упряжке. Но пока мои сотоварищи употребляют слово «советский» в смысле «ублюдский» — сложно нам приноровиться друг к другу, право слово.

Оригинал

В Екатеринбурге общался с местными чиновниками, среднего уровня и чуть выше среднего.
Такие обычные и крепкие русские мужики, по типу: вот мы сейчас в баньку, а оттуда в сугроб, а оттуда в баньку, и ещё по 250, а всего 2500 на каждого, а утром как ни в чём не бывало постучим наодеколоненной ладонью по щекам, и на работу.

При этом в голове у большинства из них великое множество разнообразных знаний — от сугубо технических или там охотничьих, или рыболовных, и сельскохозяйственных естественно, до исторических — причём легко ориентируются в таких деталях, которые я, постоянно об этом пишущий и говорящий, не всегда помню, а иногда не помню совсем.

Это, вижу я, реальный класс советских управленцев — он странным образом стал восстанавливаться опять.

Речь естественно зашла сразу же про открытие «Ельцин-центра» в их городе.

Мужики сдерживались как могли, но речь сводилась к тому, что «...всю эту… трам-пам-пам… туда съехавшуюся… трам-пам-пам… надо было закрыть там… трам-пам-пам… и… трам-пам-пам-пам-пам».

И тому подобное.

Никоим образом не идеализируя этих русских мужиков, крепко усевшихся в начальственные кресла, хочу сказать, что если нас с ними и объединяет что-то — так это отношение к 1991 году, к 1993 году, к ельцинским элитам, и далее по списку.

Обсуждали естественно Донбасс и Сирию.

Другая характерная черта этих управленцев: они всегда за наших. Очень искренне и очень убеждённо. Слушают все новости, и если новости хорошие — радуются, как дети.

Такие дела.

...а теперь начинайте мне рассказывать, что они воруют и как они воруют.

Дело, друзья мои не в этом.

Дело в том, что все эти «чикагские мальчики» 90-х, которых я тоже вблизи наблюдал — тоже воровать умели отлично.

Отличие их было в том, что в любых конфликтах подобного толка в 90е (Приднестровье, Чечня, Сербия, Абхазия и так далее, и тому подобное) они всегда были против «наших». Они были, как они это называют, «за здравый смысл».

Я только об этом говорю сейчас.

Ну и пою об этом же иногда. Именно об этом.

Всё равно не могу к этому привыкнуть.

Из российских СМИ новости про Донбасс понемногу ушли, и, дорогие сограждане, ваша активность несколько остыла. (Только — ваша, на Украине — не очень).

Между тем, только сегодня на самом высоком уровне проговаривалось, что боевые действия идут такой интенсивности, что ежедневные потери часто превышают потери в момент войны. (Речь про ДНР).

А потери, повторяю, ежедневные.

При чём — и с украинской стороны тоже.

Просмотрел украинские СМИ — у них там вечно один раненый и «сто террористов убежало с поля боя, как обычно». Шо ж они никак не убегут от вас окончательно.

ВСУ ежедневно теряет не менее тридцати человек. Сейчас идёт сложнейшая, изощрённая, непрестанная снайперская война, целых подразделений снайперов. Хотя не только их, конечно.
«Странная война» продолжается.

При том, что сейчас наблюдал большое количество донецкого студенчества: ребята веселы, бодры, хорошо одеты. Больше всего хотят отмены комендантского часа и открытия ночных клубов. Учиться тоже хотят, хотят вертикальной мобильности, болеют за свою молодую страну и никакого упадка настроений не наблюдается вообще.

Но лёгкий диссонанс всё равно между людьми в городе и людьми с передовой чувствуется.

С другой стороны, в ВУЗах Донецка учатся порядка тысячи т.н. «ополченцев» (ситуация, как после (и во время) Гражданской или Великой Отечественной: из аудитории на передовую и обратно).

Всё это, наверное, нормально. Здесь — война, а тут — куются кадры, и там — ночные клубы (Захарченко обещал открыть три) и вообще — взрослеют донбасские дети и подростки, кто им вправе помешать.

Удивительное место. Вот уж, воистину, другой такой страны не знаю.

20 ноября 2015

«Дай-то Бог»

Говорю «ополченцу»:
 — Война будет продолжаться.

Он говорит:
 — Ой, не знаю.

Я говорю:
 — Говорят, точно будет.

Он в ответ, мгновенно и просто:
 — Дай-то Бог.

Основное настроение тех, кто при оружии: война должна продолжиться.

Сегодня один очень большой человек в ДНР вдруг процитировал Ильина:
 — Всё, что должно решиться кровью и железом — решится только кровью и железом.

Оригинал

Наверное, нигде в мире не относятся так тепло к России, как во Франции.
Ещё 10 лет назад, приезжая в Париж, я вынужден был всё время объясняться (Чечня, Политковская, Путин и так далее по кругу) — но с тех пор всё менялось стремительно.
В последний раз творилось что-то невозможное: десятки интеллигентнейших французов подходили ко мне, таща любого оказавшегося поблизости переводчика за рукав, или справляясь сами, на ломаной смеси французского, английского и русского говорили, что Россия святая, светлая, удивительная, что русские — надежда Европы, что только у русских хватает смелости произносить правду по любому поводу: о Родине, о Боге, о взаимоотношениях народов и полов — а в Европе всё это зачастую маркируется как «нацизм».
При этом французы, как выяснилось, отлично всё понимают про майдан и прочие события, знают историю и «историю» Украины, отличают героев от «героев», и едко, с французским шармом, издеваются над этим.
Во Франции, конечно, живут разные люди — но всё, говорю, менялось очень быстро; усталость Франции от заокеанского влияния была всё очевидней, тяга к России — тоже.
Нигде не собираются такие огромные залы на русских литераторов, историков, музыкантов как во Франции.
В Париже я последний раз видел Олеся Бузину. А куда ещё нас позовут, кроме как в Париж. В другие столицы Европы зазывают более приличных ребят, насквозь предсказуемых.
Я очень люблю этот очаровательный, умный, остроумный, милый народ.
В одном только Париже я был раз 15, как минимум, и каждый раз это было такое счастье.
Разве что сербы относятся к России так же хорошо.
Франция — одно из чудес света, невозможная страна, волшебная.

То, что случилось — это моя личная беда.

Мы станем ближе и роднее. Мы поймём друг друга, как мало кто в мире.

Да, и вот ещё что.

Французские граждане (именно французы, а не эмигранты) передавали мне самое большое количество средств для переводов на Донбасс. Никто больше так не помогал, именно французы. Их было, поверьте, много больше — чем людей, работающих в редакции «Шарли».

Так что, остыньте уже со своим «Шарли». Вы же не судите о всей России по радиостанции «Эхо Москвы». Как дети малые, ей-Богу.

Будьте русскими, будьте милосердней и сильней.

Не уподобляйтесь придуркам, которые танцуют от любой нашей страшной новости.

(А уж когда во Франции придёт, к примеру, Мари Ле Пен во власть, у России будет мощнейший союзник в Европе. И тогда поговорим.)

Оригинал 1

Оригинал 2

31 октября 2015

Комплекс карлика

Короче, американцы что-то там чудят возле Китая.

 — Несмотря на неоднократные переговоры и решительное возражение правительства КНР, США направили ракетный эсминец в район китайских островов Наньша. Подобные действия поставили под угрозу суверенитет и безопасность Китая, нанесли ущерб миру и стабильности в регионе. Они крайне опасны и провокационны, — отметил У Шэнли. Если американская сторона продолжит совершать такие опасные и провокационные действия, ВМС и ВВС двух государств могут оказаться в экстренной ситуации, вплоть до «непроизвольных выстрелов при чистке ружья», — заявил китайский адмирал.

То есть, пригрозил войной.

Хотя, китайцы блефуют, конечно. Но.

Внимание, вопрос.

Если б Россия троллила сегодня ракетным эсминцем Китай, США, Японию или ЮАР, что именно сегодня написали бы нам наши лучшие друзья по Фейсбуку?

О, они написали бы про короткий половой орган, комплекс карлика, агрессию, как символ рашки, дурь, угар и портсигар.

Впрочем, они уже писали это, когда там что-то к Австралии приплывало.

А нынче, что там? Миша ничего там не написал? Или Антоша? Или Тотоша? Или Кокоша?

А, я забыл. Они же живут в России и реагируют только на российские глупости. На американские пусть реагируют американцы.

Бронебойный отмаз №738888888333574095005. Принято.

Оригинал

Мы встречались несколько раз; я не был к нему близок настолько как Сергей Шаргунов и Михаил Елизаров — которые навещали его в больнице. Мы с ними несколько раз говорили в последние дни о Мамлееве — очень, признаюсь, грустно говорили.
Мамлеев едва ли не первым, одним из первых, показал, наряду с Лимоновым и Курёхиным, что путь от модерна, постмодерна, путь от иррационального, метафизического, потустороннего, внереалистического — к ощущению Родины и почвы, к традиции — прямой.
Один шаг — и ты здесь. Шаг в другую сторону — и ты в бездне. И орёшь из этой бездны, что ты тоже русский, тоже право имеешь. Или просто орёшь.
Если оглянуться назад дальше, путь Мамлеева — в каком-то смысле традиционный для русской литературы — это путь Есенина, от модерна и богоборчества 1919-23 гг — к чистейшим смыслам поздних поэм и последней лирики, это путь Пастернака, путь Заболоцкого, путь многих — великих и неоспоримых.
Мамлеев — неоспорим.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире