13:56 , 22 октября 2019

А ведь партия «Единая Россия» говорит об открытости на всех уровнях власти

Я по решению конкурсной комиссии №2 являюсь претендентом на должность Главы Куртамышского района, но политСовет ЕР отказался обсуждать принятие меня в свои ряды. Всё по порядку, хотя он у каждого свой, как показали события этих дней. Главой до 25.11.19 продолжает работать Куликовских Сергей Григорьевич, мой ровесник, являясь одновременно руководителем политСовета Куртамышского района партии «Единая Россия».

В составе сторонников ЕР я с 16.04.19, потому 16.10.19 подписал заявление о желании вступить в их ряды, когда в личной беседе специалист общественной приёмной ЕР Куртамышского района Михайловой Валентиной Александровной мне было обещано, что 21.10.19 на политСовете мой вопрос о приёме будет рассмотрен, но уточнив, что 18.10.19 на совещании в Кургане будет обсуждение, и она мне позвонит до обеда 21.10.19 о результатах. Однако я был вынужден её искать через приёмную Главы в 12.30 обозначенной даты, но лишь около 13.00 она мне позвонила, сказав, что мой вопрос в повестку не был включён.

Я поехал для разбирательства лично — мне удалось узнать время начала заседания в малом зале райадминистрации. За полчаса уже был там, а уборщица, протирая пыль со столов, сама сказала, что она состоит в рядах ЕР. Я уточнил, что здесь же её и принимали в партию, но она возразила — нет: ей выдали пластиковую карту членства несколько лет назад и редко просят заплатить, по её возможностям, взносы.

Количественный состав органа — 15 человек. Около 16.00 подошли Глава и ещё шестеро, но для кворума ждали 10-15 минут и стали искать по телефону опаздывающую. Когда же увидели её в окно, то Глава обратился ко мне, что даётся 1 минута. Я попросил включить мой вопрос в повестку, так как хотел бы 15.11.19 участвовать в конкурсе, уже находясь в составе ЕР или не быть принятым, чтобы уже по факту мне не было того или иного ответа 16.11.19 по Уставу ЕР.

Член политСовета и Председатель районной Думы ( член конкурсной комиссии по выборам Главы), резко вставил, что они не должны мне ничего. Я уточнил ещё раз, что это моя просьба в связи с выпадением таких цифр. Глава начал резко говорить, что я лечу по ветру, что был в КПРФ, потом пожелаю в ЛДПР и закончил тираду, что если я не выйду из зала, то он вызовет полицию ( аналогичная ситуация со мной была на областной конференции КПРФ весной 2017 года, когда я вышел на трибуну без разрешения ведущей и предложил свою кандидатуру в президенты РФ для начала агитации, и меня 2-е из президиума тоже повели под руки, пугая вызовом наряда, если я опять стану пытаться без разрешения сказать с трибуны, но народ большинством дал мне слово в 2 минуты, однако мой порыв не был воспринят в конце концов)... Тут поднялась специалист Михайлова В.А. и начала убеждать, что повестка очень большая и она меня предупредила об отсутствии моего вопроса в ней.

Я же сказал, что не следует красть у меня минуту на выступление, а ситуация рисуется аналогичной с проведением конкурсной комиссии по выборам Главы, когда оговоренное время на заседании №1 в 13.00 было отменено, а место и время от меня скрывали. Мне пришлось искать способы выяснения, но когда я вернулся в кабинет секретаря по приёму документов от заявителей, то увидел депутата райДумы — заместителя Председателя комиссии Саблина Владимира Корнеевича, члена политСовета Курганской области ЕР.

Он знакомился с документами, а рядом сидела начальник юротдела райадминистрации. Я начал его убеждать, чтобы он голосовал за открытость комиссии для моей возможности выступить о трудовой деятельности по причине утери трудовой книжки в период моей работы в бизнесе более 4-х лет в Екатеринбурге. Его ответ поразил меня, что не следует считать себя умней других. Тогда я ему привёл пример: он — учредитель ООО и там директор, а в подчинении у него всего 2-3 тракториста, когда я после института стал сменным мастером на военном 10-тысячном военном заводе, эвакуированном в 41-м из Москвы, ещё и в сборочном цехе — у меня было в подчинении от 30 до 100 человек, в осном женщин, так почему ему баллы будут плюсоваться, а мне — нет. Присутствующий юрист подтвердила моё опасение, что по законам СССР, не отменены и сегодня, я должен был занимать должность гл.инженера и проч…

И вдруг около 17.00 приезжает Саблин с помощницей и членом комиссии из Кургана — мою просьбу принимает. Через полчаса они приглашают меня для пояснений, где главным вопросом был: сколько у меня было в подчинении человек на заводе? Когда Саблин В.К. услышал цифру 30, то сказал:"Это то, что надо."
 Потом озвучил пробел службы в БХСС Свердловска, где я дал пояснения, что у оперуполномоченного на связи от 10 и более «доверенных лиц» и — до 5 «агентов», за руководство которыми он отвечает личной свободой. О моём руководстве с 14.03.94 по 18.08.98 директором в частных фирмах ФПГ в Екатеринбурге я тоже дал пояснения, что численный состав в сумме в разные периоды колебался от 30 до 50 человек. Но как это подтвердить, Саблин пока не знает. Я указал, что после 11 лет федерального розыска и ареста в 2009 году, где с меня были сняты обвинения, в уголовных делах будет много информации…

Уже уходя вчера с политСовета ЕР — в дверях, мне Главой было сказано, что мой вопрос будет рассматриваться в его полном составе. Опаздывающую женщину для кворума я так и не увидел, хотя успел ответить, что при таком отношении им не собраться, потому демократией в этом зале и не пахнет…

А вот в отношении приёма той уборщицы — это двойные стандарты к человеку у ЕР по-вашему?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире