28 июня 2018 года Следственный комитет России объявил о возбуждении в отношении Юрия Алексеевича Дмитриева нового уголовного дела. Несмотря на то, что созданная международная неправительственная правозащитная организация «МОСТ К СВОБОДЕ» еще не зарегистрирована в юрисдикции цивилизованного правового государства, промолчать и пройти мимо фактической расправы над российским публицистом, краеведом, руководителем карельского отделения общества «Мемориал» я не смогла.

В данное время, не имея правосубъектности, наша организация фактически не может реально оказать помощь в защите прав и свобод граждан и противостоять репрессивным мерам органов государственной власти, но в части просвещения, надеюсь, помогу всем заинтересованным сторонам в защите Юрия Дмитриева понять причинно-следственную связь продолжения этого судопроизводства.

Начну с того, что оправдательный приговор никак не был связан ни с действиями защиты, ни с действиями всего информационного балагана, который был преднамеренно организован всякого рода российскими политиками, общественными деятелями, адвокатами, юристами и правозащитниками. Или эти граждане некомпетентны в области юриспруденции и правозащиты, или они осознано деструктировали саму позицию защиты.

Не буду строить конспирологических версий в определении заказчика этого обвинения, им мог быть кто угодно, от Барышева, Бортникова, до Патрушева, Путина, но это в принципе особой роли не играет.

Итак, нахождение в распоряжении правоохранительных органов сотни снимков несовершеннолетней девочки в голом или оголенном виде, в принципе, давало право следователю вполне законно по этому факту возбудить уголовное дело по ст. 242.2 УК РФ. В отношении приемных детей такая бдительность со стороны государства не может считаться излишней. Я допускаю, что, получив отмашку сверху, лучшие следователи начали кропотливо подгонять обвинение под нормы УК и УПК, но к концу срока ареста им, видимо, так и не удалось найти правовую норму, которая бы им позволяла без родителей оформить допустимые доказательства в виде показаний от несовершеннолетней приемной дочери и оформить ее, как потерпевшую в уголовном деле. Причем до приговора суда лишить обоих супругов одновременно родительских прав они также не имели права. Очередная процедура продления срока ареста обязывала суд установить личности всех участников этого судопроизводства и, чтобы оттянуть эту процедуру в отношении несовершеннолетней, следствие  официально предъявило новое обвинение в развратных действиях в отношении малолетней приемной дочери (ч. 3 ст. 135 УК РФ), часть третья — это не случайность, в подозреваемые также попадала и жена Дмитриева. Это позволило продлить следствие без установления личности дочери, так как оба супруга попали под подозрение, и суд не имел возможности без родителей допрашивать несовершеннолетнюю Наталию. Уже в марте 2017 года следствии пришло к выводу, что им придется смириться с оправдательным приговором, но чтобы судопроизводство имело продолжение, им нужно было в законно-установленном порядке сменить ребенку опекуна. Поэтому появилось дополнительное обвинение в незаконном хранении оружия (ч.1 ст. 222 УК РФ), которое в дальнейшем и легло в обвинительную часть приговора, что позволило государству изъять ребенка из приемной семьи и передать девочку бабушке, сделав ее единственным опекуном.

Начавшийся суд изначально был срежиссированный спектаклем, и так как в деле не было потерпевшей, суд был вынужден отказать обвинению в привлечении Дмитриева по ч. 3 ст. 135 УК РФ, а чтобы в деле не появились показания приемной дочери, которые она могла дать совместно со своей приемной мамой, Дмитриева выпустили под подписку, чтобы юридически эту процедуру сделать было невозможно, и удерживать до приговора приемную дочь в изоляции от приемной семьи.

5 апреля 2018 года Дмитриев был оправдан по обвинению в изготовлении детской порнографии. При этом его приговорили к двум с половиной годам ограничения свободы по обвинению в незаконном хранении оружия, и, несмотря на то, что фактический срок наказания составил 3 месяца с учетом времени, проведенного в СИЗО этого времени стало достаточно, чтобы аннулировать опекунство и передать эти обязанности бабушке.

13 апреля 2018 года прокуратура Петрозаводска обжаловала приговор в его оправдательной части, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, указав на нарушения уголовно-процессуального законодательства в ходе процесса. Это было сделать несложно, так как в деле не было показаний потерпевшей, которые обязательны в случае такого обвинения. К моменту апелляционного рассмотрения Верховным судом Карелии прокуратура, видимо, предоставила показания потерпевшей которые официально формировал ее новый опекун, и по решению Верховного суда Карелии оправдательный приговор был отменен.

Теперь Юрию Дмитриеву, а возможно и его жене, действительно угрожает реальная опасность. Когда несовершеннолетний ребенок находится на попечении у послушного опекуна, шансов выкарабкаться из этой ситуации у супругов Дмитриевых нет даже теоретически. Эта юридическая коллизия получилась только благодаря принимавшим участие в этом деле, так называемым, российским адвокатам и правозащитникам, которые трусливо и пассивно позволили следствию и суду это дело крутить как угодно, подстраивая ситуацию под возможную расправу.


Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

tremens_delirium 29 июня 2018 | 14:17

✄  сотни снимков несовершеннолетней девочки в голом или оголенном виде,  ✄

Думаю, что выражу общее мнение, что было бы уместно разместить на Эхе снимки Натальи "в голом или оголенном виде", чтобы отследить во всех подробностях процесс становления политика и правозащитницы.

Интересно, до какого возраста планировал Юрий Алексеевич Дмитриев документировать внешний вид подростка.

====
И пожалййста, никаких пошлых намёков на Константина Натановича. Мы тут серьёзные вопросы обсуждаем.


bazhov 29 июня 2018 | 14:34

Наталья пишет, как всегда: грамотно и подробно.

Непонятно одно: зачем отец (пусть приемный) фотографирует десятилетнюю девочку полностью голой? Надеть ребенку трусики ума не хватило?

Скорее всего, никакой порнографии там нет и быть не может. (Думаю, также не было никаких насильственных действий).

Мое мнение:
1. Дмитриева освободить за отсутствием состава преступления.
2. Ребенка ему не возвращать, так как данный приемный отец не понимает определенных вещей этического характера.

Пусть занимается своими мертвецами, а детьми пусть занимаются другие.


wowagera 29 июня 2018 | 14:39

Жалко Дмитриева и его семью..Видно очень хорошие люди..Раз им так плотно занимаются ..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире