В этом году я впервые не был ни на одной из двух церемоний ТЭФИ, потому что просто не мог быть.
Я должен был быть в Нью-Йорке, когда была первая церемония, и в Берлине на свадьбе дочери, когда была вторая церемония.

Тот факт, что со сцены не назвали имя победителя в самой престижной номинации «За личный вклад в развитие российского телевидения» Мананы Асламазян, меня шокирует.

С одной стороны, конечно же, Манана Асламазян абсолютно достойна этой награды.
Она сделала для российского телевидения, ну, советского, российского телевидения, не то что много, это абсолютно неоценимый вклад. И она каждый год фигурировала в этом списке, насколько я помню. И был момент, когда она могла победить, но были такие разговоры, что если она победит, то могут закрыть академию.

И я могу сегодня сказать, что я за нее проголосовал, проголосовал без всякой надежды, что она победит.
И поэтому ее победа – это для меня шок позитивный. То, что ее не объявили, это шок не то чтобы отрицательный, а вообще я не очень понимаю, как с этим справиться, это позорное совершенно явление.

И конечно, оно связано с политикой.
Пускай Михаил Ефимович Швыдкой комментирует это как угодно. Я вижу в этом, прежде всего, политическую подоплеку. И моя первая реакция – это выйти из состава Академии.

С одной стороны, Академия проголосовала за Манану, и за это ей: «Браво!».
Но решение не объявлять об этом не то что в телевизионной версии, а даже со сцены…
Когда мы всегда говорили, что все-таки «ТЭФИ за личный вклад» – это все же особая штука.

Я просто растерян.
И я буду думать, как мне поступить в этом случае. Но я Манану поздравляю от всей души.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире