07:43 , 20 августа 2018

То были великие дни, они останутся в моей памяти навсегда

19 августа 1991 года, примерно в семь утра, я вернулся с утренней пробежки. Поднявшись на крыльцо домика, который мы снимали в Жуковке, я  увидел застывшую перед телевизором Катю, а на экране – позеленевшее лицо своего знакомого, диктора ЦТ Юрия Петрова. Он говорил что-то о каком-то ГКЧП. Через пять минут все стало ясно: совершен государственный переворот.

Горбачев, находящийся на отдыхе в Форосе, якобы болен и не может исполнять своих обязанностей президента СССР, поэтому создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению, куда, в частности, вошли председатель КГБ СССР В.А. Крючков, премьер-министр СССР В.С.Павлов, министр внутренних дел СССР Б.К. Пуго, министр обороны СССР Д.Т. Язов и вице-президент СССР Г.И. Янаев.

Это означало конец перестройки и гласности, конец всем мечтам о социализме с «человеческим лицом»: КГБ, милиция, вооруженные силы (нынешние «силовики»), за  которыми стояли ЦК КПСС и правительство (минус Горбачев) выступили против нового курса. Разве они могли проиграть?
Мы немедленно сели в  наш «жигуленок» и помчались в Москву. Рядом с нами грохотала колонна танков, и только оказавшись рядом с этими машинами, я понял, до чего танк страшен. Громадный, грозный железный монстр, который задавит тебя и  не заметит.

Еще в подъезде дома я услышал, как в квартире трезвонит телефон, и сразу понял: это меня разыскивают разные американские, английские и французские СМИ, жаждущие получить комментарий. Мы вошли в квартиру, телефон все звонил и звонил, а я не  понимал, как должен поступить. Если ответить и дать событиям ту оценку, которую я считал единственно верной, то ни в какую Америку я не поеду; скорее, могу «поехать» совсем в противоположенную сторону. Если дать другой комментарий, то это будет подлостью, которую я вряд ли прощу себе. Если не давать никакого комментария, то это будет… что?

Звонки не прекращались, и я сказал Кате, что хочу выйти, посмотреть на  происходящее. Ходил я часа три или четыре. Такой я Москву еще не видел: у  Белого дома толпы народа, строящие какие-то самодельные баррикады, танки на улице Горького и Манежной площади, из их башен растерянно смотрят на обступивших их людей солдатики лет восемнадцати-двадцати. В  воздухе пахнет и грозой, и свободой, от которой кружится голова.

С  самого начала я понимал, что я должен дать интервью, у меня нет выбора, вернее, есть выбор между позором и презрением к себе, с одной стороны, и  риском быть арестованным, но иметь чистую совесть, с другой. И вышел я  из дома подальше от непрекращающихся звонков с тайной надеждой, что, быть может, увижу нечто такое, что освободит меня от этого долга.

Получилось же совсем неожиданно: выбор оказался легким, и не было в этом ничего героического – вдруг я понял, что перестал бояться.

Советский Союз держался на своего рода эпоксидном клее, состоящем из веры и  страха. И пока эти составные части «работали», система была незыблемой.

Первой начала сдавать вера. Разоблачение культа личности Сталина, вызывавший смех и презрение «Хрущ», напялявший себе на грудь пять золотых звезд Героя Брежнев – таких обстоятельств не выдержала бы ни одна вера.

А вслед за верой стал подтачиваться страх.

Помню, что все годы своего проживания в СССР я боялся. Чего? Не могу сказать конкретно. Я чувствовал себя совершенно беззащитным. Это был страх, не  имевший ни ясного образа, ни места обитания. Он просто был. Помню, каждый раз возвращаясь из ежегодного отпуска, я боялся того, что случится в первый день моей работы. Не ждут ли меня неприятности в связи с тем, что я сказал, или, напротив, не сказал, сделал или не сделал? Страх этот сидел во мне безвылазно, прописавшись, казалось, навечно. И  вдруг он исчез.

Его не стало, причем я понимал точно, что больше он не вернется никогда. Невозможно передать облегчение, которое я  испытал, будто задышал свежим, прохладным воздухом, наполнившим мои легкие тысячами пузырьков чистой радости.

Я вернулся домой и  сказал Кате, что должен ответить на телефонные звонки, должен сказать то, что считаю нужным. И она совершенно спокойно, абсолютно уверенно ответила: «Конечно, ты должен, по-другому ты не можешь поступить».

Я  опасался, что она станет отговаривать меня, скажет, что глупо рисковать, когда через месяц нам предстоит уехать в Америку. Единственное, о чем Катя попросила, – это чтобы я дозвонился ее сыну Пете, в это время как раз находящемуся в Штатах, и сказал бы ему пока в  Москву не возвращаться. (Я так и поступил, но Петя прилетел на следующий день – что было и остается предметом моей гордости.)

Эти три дня – девятнадцатое, двадцатое и двадцать первое августа – стоят особняком в русской истории: это был единственный случай, когда народ сам, без призывов, без вмешательства каких-либо партий, встал на защиту того, чего он, народ, хотел. И народ победил. Помню, как двадцать первого числа я оказался на площади Дзержинского, где состоялся спонтанный митинг. И когда меня попросили выйти на трибуну, чтобы сказать какие-то слова, вся громадная толпа начала скандировать «Познер! Познер! Познер!» – и я почувствовал, что такое выражение народного обожания может человека унести в заоблачные выси и привести к полной утере трезвой самооценки и всякого представления о реальности. Мною овладел страх – нет, не тот, о котором я говорил и от которого я  избавился, страх не за себя, а боязнь того, насколько легко можно управлять людьми, когда они впадают в эйфорию.

То  были великие дни, они останутся в моей памяти навсегда, вызывая и  радость и боль. Потому что вскоре за ними последовало другое. И от этого я уехал.

Я уехал от Михаила Сергеевича Горбачева, который и  породил перестройку, и погубил ее. Он отвернулся от людей с  либерально-демократическими взглядами, он практически сам вернул к  власти тех, кто не хотел и не мог хотеть развития перестройки. Он думал, что знает, как ими управлять, забыв, что партаппарат сильнее отдельно взятого человека. Кровь, пролитая в Риге, Вильнюсе, Тбилиси, Баку и  Сумгаите, – лишь один из результатов его поворота не вправо, а назад. Скажете, не Горбачев отдавал приказ стрелять, калечить людей саперными лопатами? Не он. Но ответственность его, Президента страны.

Я не верю, что Горбачев не знал о готовящемся путче. Не может быть, чтобы не  докладывали ему об этом, и не Сталиным он был, не параноиком, чтобы решить, будто доносят провокаторы, враги, предатели.

Почему Михаил Сергеевич взял и уехал в отпуск накануне подписания нового Союзного договора, имевшего архиважное значение для создания нового Советского Союза? Почему он не довел подписание до конца? Когда, много лет спустя, я задал ему этот вопрос в программе «ПОЗНЕР», он ответил: «Это была моя ошибка».

И все, Михаил Сергеевич? Нет уж, так не  пойдет. И тогда в голову приходит ужасающая мысль – он все знал, он  решил сыграть в две лузы: если путч удастся – он вернется и останется президентом, если же нет, то он – герой, жертва темных сил… Не хочу верить в это хотя бы потому, что благодаря Горбачеву моя жизнь, да и не  только моя, изменилась до неузнаваемости, лично я благодарен ему по гроб жизни, но сомнения мучают и мучают. И я уехал.

Я уехал и от Бориса Николаевича Ельцина, который дважды звонил мне и предлагал свою помощь. Первый раз, когда он еще сам был в опале и баллотировался на  пост Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР, но вызвался «прикрыть» меня; второй раз, когда был Президентом РФ и предложил мне стать его пресс-секретарем (я отказался, сославшись на свой возраст и  неспособность выражать чужое мнение, если оно не совпадает с моим собственным).

Конечно же я ценю это и благодарен. Но это не  меняет того факта, что Борис Николаевич имел уникальную возможность превратить Россию в демократическую европейскую страну. Но он не сделал этого. Более того, не справившись с собственными слабостями и плохо разобравшись в том, кто есть кто, он реально способствовал развалу страны – не СССР, а России. Все те беды, о которых говорят сегодня, восходят ко времени Ельцина. По сути дела, именно при Ельцине начинается отток сторонников нового курса, именно при нем возникает ностальгия по  советскому строю, именно при нем возвращается и становится все популярней фигура Сталина.

Я верил Ельцину, несмотря на то, что был ему лично признателен, я искренне полагал, что… да что уж говорить! На сей раз моя вера полнилась сомнениями, я предчувствовал, что в  который раз мои надежды напрасны.

Я уехал, потому что больше не было сил разочаровываться.

Оригинал

Комментарии

187

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

trustme 20 августа 2018 | 17:46

хорошее антраша, достойное Маестро- виноват на Путин, а Ельцин
а может не надо с Єльцина слишком много требовать, он же не бог- прозевал такого мелкого гниду- лжеца и назначил его президентом на свою голову і голову всей России
не первьій случай в истории когда серая задристаная крьіска превращалась в крьісиного короля


shadowgabriel 20 августа 2018 | 17:48

Вот как, Владимир Владимирович... Гнусновато выглядит. Спихнуть вину на людей, которые столь много сделали для страны, и ни слова - о вине того, кто вверг страну в чудовищную изоляцию, сделал страной-изгоем, фактически отобрал страну у народа... Боюсь, зачтется это Вам на страшном суде.


vitaly_1948_07_18 20 августа 2018 | 18:58

shadowgabriel: Чего же бояться?
Молиться надо и надеяться.


idshoohov 21 августа 2018 | 02:44

Познер: "Все те беды, о которых говорят сегодня, восходят ко времени Ельцина"
Почему?


galvol1937 20 августа 2018 | 17:57

Такой человек, как Вы не может не чувствовать, что приди к нам хоть сам Иисус Христос, ничего путного у нас не получится. Так уж мы устроены, часто начинаем за здравие, а кончаем Сталиным. Мы цирк, где жизнь идёт по замкнутому кругу.


silicon 20 августа 2018 | 18:43

galvol1937:
Познеру нечего делать, не знает чем заняться.
Русские всегда скучают по вчерашнему дню. У них очень короткая память и помнят только хрень. которую в их головы запихивает пропаганда. чем пропаганда грязнее и грубее. тем она эффективнее. У русских нет собственного сознания. Власть этим пользуется постоянно. Русские хотят вернуться в эпоху Ивана Грозного и опричнины, а многие во времена оккупации, когда они убивали и грабили своих соседей. Русским если даже дать полную свободу. ничего путного не создадут, Обязательно поставят во главе или палача или маразматика. Русским свободу давать опасно.


silicon 20 августа 2018 | 18:54

galvol1937: Такой человек, как Вы не может не чувствовать, что приди к нам хоть сам Иисус Христос, ничего путного у нас не получится. Так уж мы устроены, часто начинаем за здравие, а кончаем Сталиным. Мы цирк, где жизнь идёт по замкнутому кругу.
Если придёт Иисус Христос, Россия быстро кончится. И так мало и плохо работает. а с Христом буде исполнять его заветы. Ничего не делать, "Жить как вороны"=Евангелие от Луки и ли "жить как птицы " -евангелие от Марка. В общем лежать на печи и плевать в потолок. А тот самый ЯХВЕ, еоторый отец Иисуса будет всех кормить. Это сущность христианства и русские полностью его восприняли. Русские только не восприняли десять заповедей, особенно "Не кради" Ох кончат русские Гитлером, а не Сталиным.. Неважно, Гитлер будет из Германии или русский ариец.


idshoohov 21 августа 2018 | 02:48

silicon: "ничего путного у нас не получится. "
Ведь в августе 1991 года получилось


yasnovilyashi 20 августа 2018 | 18:01


Владимир Познер
То были великие дни, они останутся в моей памяти навсегда
19 августа 1991 года, примерно в семь утра, я вернулся с утренней пробежки. Поднявшись на крыльцо домика, который мы снимали в Жуковке, я увидел застывшую перед телевизором Катю, а на экране – позеленевшее лицо своего знакомого, диктора ЦТ Юрия Петрова. Он говорил что-то о каком-то ГКЧП. Через пять минут все стало ясно: совершен государственный переворот.
++++++++++++++++++++++++++++++
А я заметил начало чего-то великого ещё в конце 1989-го, когда директора нашего крупного завода вдруг избрали депутатом верховного совета СССР от КПСС (демократической платформы). Помните выделилась такая платформа ещё при Горбачёве. Через неделю его кабинет кроме секретаря и референта стали охранять три мордоворота и к нему стало можно попасть только по вызову и по его личному указанию. Также появилась дополнительная охрана в крупных цехах и у здания заводоуправления (до этого не было). Потом до меня просочились слухи, что крупным заводам разрешили напрямую торговать с Западом и наш директор стал покупать японские автомобили Хонды и Тойоты. На одной из встреч с трудящимися, а на самом деле с начальниками цехов, профсоюзными активистами, главными и ведущими конструкторами, главными технологами и передовыми рабочими-орденоносцами и награждёнными медалями, я его споросил из зала - почему вы покупаете вместо станков и оборудования японские автомобили. На что "народный депутат" ответил - ну ты вроде умный мужик а вопросы задаёшь глупые. Да потому, что эти автомобили потребляют очень мало бензина. В начале 1991г. просочились слухи о его крупном (на те времена) воровстве, а затем он был отстрелян ещё более крутыми товарищами. Тогда я окончательно понял, что любая "демократическая платформа" в КПСС да и в КГБ тоже - это сплошные понты. Заранее поздравляю вас с новым 2019-м годом.


ladyirina 20 августа 2018 | 18:11

С ГКЧП за прошедшие годы худо-бедно разобрались, теперь главное - понять, к чему за эти годы мы пришли, а для этого надо разобраться с Путиным. И кому, как не Познеру - опытному маститому журналисту, профессионалу высочайшего класса попробовать это сделать? Вместо этого автор рассказывает, как он мучился 19 августа 1991 года: снять телефонную трубку - или нет, возведя эту проблему до уровня гамлетовского "Быть или не быть?". А в это время молодые ребята, не раздумывая, кидались под гусеницы танков....Держа нас за дураков, Познер сознательно не говорит о главном: о полном крахе политики Путина. Никакой опыт и профессионализм не заменят чести и совести - Познер полностью раскрыл себя.


(комментарий скрыт)

oneoretwo 20 августа 2018 | 18:58

Я уехал, потому что больше не было сил разочаровываться.
-------------------------------------
...а вот апосля плешивого "уехать" то более и некуда - не примут, однако...
(флюгер он и в африке - флюгер)


suser 20 августа 2018 | 19:19

Очень похоже на Горного,.. впрочем, тоже, не читал. :)


forest_g 20 августа 2018 | 20:51

Для меня вывод изо всей этой истории один. Если бы люди не вышли к Белому дому на баррикады, Познер так и продолжал бы наблюдать и... бояться. Так и не понимая, - чего?


arkadiy_vzglyadov 20 августа 2018 | 20:55

Нужна новая идея, новая колыбель Революции! Петербург не тот, нет ветра перемен с Финского залива! А "Невой" назвали тормозную жидкость...
Тормозная жидкость НЕВА
Или импортная DОТ-4
Что теперь заливают
В систему автомобилей.
В жилах машин течет НЕВА
Важная система, не спорю
Но я бы переименовал
В импортную DОТ-4.
Назвали б НЕВУ "Заливом Финским"
Полноводную реку Европы
Тормозная жидкость "ФИНСКИЙ ЗАЛИВ"
Или импортная DОТ-4.
А то, это окорбительно
Реками называться, тормозными
Придумайте другое название
Наподобие импортной DОТ-4.


klink 20 августа 2018 | 21:08

// он (Ельцин) реально способствовал развалу страны – не СССР, а России. Все те беды, о которых говорят сегодня, восходят ко времени Ельцина.//

До чего Познер легкомысленен! Ведь именно Ельцин способствовал великим реформам, сделавшим в стране рыночную экономику. Конечно, такие реформы породили в дубовой советской стране большие трудности. Вместе с демократией появился сепаратизм, грозящий единству страны - на этом поле тоже возникли огромные проблемы. В довершении всего цена на нефть упала до 13 долларов за баррель.
Вот в таких чрезвычайных условиях действовал Ельцин. Да, он был не безгрешен, но, учтя всё, надо оценить его роль в истории с хорошим плюсом.


neitral_n 20 августа 2018 | 21:17

Тут очаровалси, там разочаровалси... Так не пойдет, т.Познер! Вот что-то я в Вас разочаровываюсь последнее время! Да и танков Вы не знаете, не говоря про "сатану", а что то кгм .... говорить пытаетесь ещё!


shatun_71 20 августа 2018 | 22:31

"выбор оказался легким, и не было в этом ничего героического – вдруг я понял, что перестал бояться."
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Вы снова струсили, когда отказались от интервью с Навальным!


liquidsky__ 21 августа 2018 | 01:20

Единственной реально объединяющей народ России идеей может стать только возвращение и укрепление империи.


(комментарий скрыт)

denis1993 21 августа 2018 | 03:21

Эта "демократическая европейская страна" через три года после ГКЧП расстреляет из танков свой же парламент, а через ещё год авиабомбы будет сбрасывать на жилые кварталы Грозного


lom2011 21 августа 2018 | 06:37

Владимир Владимирович. Что это такое, "останутся в моей памяти навсегда"?
Вы же атеист, не верите в Божественность. Не верите в Вечность и Бесконечность Абсолюта Абсолютов.
Следовательно, не будет "навсегда вашей памяти".
Будет вам память, только до "конца вашего времени" пребывания на этой планете, на плотном физическом плане Творения.


curiosities 21 августа 2018 | 08:08

Искать популярность Сталина нужно в культе его личности:

"Я вообще не любитель чинопочитателей...".

"Должен вам сказать, товарищи, по совести, что я не заслужил доброй половины тех похвал , которые здесь раздавались по моему адресу ... Всё это пустяки, товарищи, и абсолютно ненужное преувеличение".

"Вы хотите, чтобы я молчал из-за того, что Вы, оказывается, питаете ко мне "биографическую нежность"! Как Вы наивны и до чего Вы мало знаете большевиков".

"Я против того, чтобы Вы называли себя учеником "Ленина и Сталина". У меня нет учеников. Называйте себя учеником Ленина, Вы имеете на это право".

"Я не знаток литературы и, конечно, не критик".

"...если товарищи настаивают, я готов очистить место без шума, без дискуссии открытой или скрытой и без требований гарантий прав меньшинства".

"Иные думают, что статья "Головокружение от успехов" представляет результат личного почина Сталина. Это, конечно, пустяки. Не для того у нас существует ЦК, чтобы допускать в таком деле личный почин кого бы то ни было".

"Я никогда не считал себя и не считаю безгрешным. Я никогда не скрывал не только своих ошибок, но и мимолётных колебаний. но нельзя скрывать также и того, что никогда я не настаивал на своих ошибках...".

"...мы не берём на себя обязательств, которых не можем оплатить".

"Я не буду касаться личного момента... Не буду касаться, та как личный момент есть мелочь, а на мелочах не стоит останавливаться".

"Буду говорить прямо, так как самое лучшее, когда вещи называют своими именами".

"Нельзя смешивать право с обязанностью".

"...с фактом ничего не поделаешь: факт нужно признать".

"...что значит не считаться с фактами, с объективным ходом вещей? Это значит сойти с пути науки и стать на почву знахарства".

"...свои идеалы мы должны искать в истории развития производительных сил, а не в головах людей".





(комментарий скрыт)

spak63 21 августа 2018 | 15:58

брехло :(

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире