Ну что, похоронили журналистику в России, справляем поминки? А ведь у нас ее нет, в том числе, стараниями коллективного «комитета по этике». Под видом борьбы за «журналистскую этику» и «качество журналистской работы» весь этот обком сейчас занимается отрицанием права на журналистскую независимость, подменяя ее активизмом.

Претензия к тому, что текст «Медузы» бросает тень на ряд фигурантов дела Сети* — это активистская претензия. Активисты ведь должны быть белоснежны, как первый снег. Удобнее защищать мать Терезу, чем живых небезупречных людей. Претензия к тому, что материал Медузы вышел «не вовремя» — это тоже активистская претензия. Ведь так активистам будет проще работать. Легко существовать в дихотомии «система плохая, люди хорошие». Гораздо сложнее понимать, что люди могут быть совершенно разные, а система должна быть безупречной как раз, чтобы соблюдать права для всех, и хороших, и не очень.

Журналистика вообще не должна преследовать цель «вписаться за движ/идея всё — факты ничто». Она должна рассказывать о вещах, имеющих общественную значимость. Дело Сети* имеет абсолютную, безусловную общественную значимость. «Медуза» написала об этом деле сотни(!) текстов. Они писали и пишут репортажи с суда, тексты о пытках, которым подверглись обвиняемые, о бездоказательности следствия по делу о якобы создании террористического сообщества. Они освещали его во всех мыслимых подробностях — именно так, как и должно работать нормальное СМИ. Они не делали выводов за читателя. Они предоставляли информацию. Поэтому они сейчас имеют как моральное право, так и моральную обязанность впрячься за своего автора, которого пархомбюро разве что в людоедстве не обвиняет.

Что касается непосредственно предмета обсуждения, в международной системе оценки знаний школьников PISA есть такой критерий — грамотность чтения. Это способность человека к пониманию письменных текстов и рефлексии на них, к использованию их содержания для достижения собственных целей, развития знаний и возможностей, для активного участия в жизни общества. Меня поражает то, насколько вся эта либеральная элита, хором обвиняющая «Медузу» в продажности и непрофессионализме, оказалась неспособна постичь такое базовое умение. Автор текста, Максим Солопов, ни словом, ни единой буквой не обмолвился в тексте, что пыток не было, или что парни, мол, сидят за дело, поделом. У него нет поводов ставить абсурдность дела под сомнение — он и не ставит. Он говорит о совершенно иных вещах, которые могут и должны быть расследованы после того, как существующее сейчас дело Сети* будет закрыто ввиду чудовищных недоделок процесса.

Ольга Романова этого не понимает, и называет текст «Медузы» отвратительным. Пархоменко называет его «профессиональным провалом». Роман Доброхотов обвиняет «Медузу» в «большой ошибке». Навальный, впрочем, текст вовсе не осилил, и обвиняет Солопова в том, что тот «требует упрятать кого-то на ПЖ» — ну конечно, если столько лет манипулировать чужими сливами, когнитивные навыки притупляются, начинает мерещиться всякое.

А вот Татьяна Левченко, мама Кати Левченко, исчезнувшей где-то в среднерусских лесах, до сих пор каждый день ищет свою дочь. И постит у себя вконтакте текст «Медузы».

Знаете, что еще она постит? Абсолютно все материалы с требованиями отменить приговор участникам дела Сети*, и петиции в их поддержку.

*Запрещенная в России организация

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире