Еще одна попытка купить лекарство для ребенка-инвалида закончилась уголовным делом. Женщину зовут Лена, она заказала противосудорожный препарат «фризиум» для своего сына с эпилепсией. Заказала по интернету, так как в России фризиум не зарегистрирован. А на почте ее приняли следователи.

А до нее месяц назад была мама Миши Боголюбова. А до нее — мама Арсения Кононова. И это только те мамы, о которых мы знаем, которых удалось отбить благодаря огласке. Но у них у всех на руках продолжают мучиться и умирать дети.

Екатерина Коннова чуть не села по 228 статье год назад. «Обещания, что проблему с доступом к лекарствам будут решать, не выполнены. За год ничего не изменилось. Мы опять подпольно пытаемся достать лекарства для своих детей. Чтобы лекарства официально купить нужно пройти семь кругов ада, и за ними нужно ехать в Европу».

Знаете, сколько таких мам в России? Десятки тысяч. В одном только хосписе «Дом с маяком» из 522 детей 460 нуждаются в незарегистрированном диазепаме в форме клизмы. Замдиректора хосписа Лида Мониава говорит:

«В России более двадцати трех тысяч детей с эпилепсией. Без учета пациентов с опухолями мозга и редкими синдромами, которым также необходимо останавливать судороги.

Когда случается приступ, если препарат есть, то приступ можно остановить сразу, дома. А если нет, родителям приходится вызывать скорую. Вызов детской реанимации и госпитализация обходятся государству в огромные суммы. Двое наших подопечных в Москве умерли после попадания в реанимацию, им пришлось провести там несколько месяцев, они заразились внутрибольничными инфекциями и умерли от осложнений. Этого можно было избежать, если бы у родителей был доступ к лекарству».

Дети умирают из-за того, что нет лекарства. А матерей, которые пытаются их спасти, судят как наркобарыг.

Год назад общественники обратились к Путину. И получили ответ Минздрава: мы спросили регионы, таких детей всего семеро. Сейчас история повторяется — 5 августа Минздрав опять запросил регионы, и попросил инфу… в трехдневный срок. Еще и обещают «централизованно закупить» — хотя у ведомства срывается половина закупок.

Сколько еще надо посадить матерей и угробить детей, чтобы решить проблему системно и на законодательном уровне? Почему когда в Яндексе выходит в топ очередная идиотская затея депутатов, они созывают экстренное заседание и за пару недель принимают очередной идиотский закон? Почему когда в России мучаются от боли тысячи детей, тысячи взрослых, когда у нас готовы посадить за не так учтенную ампулу или пачку антидепрессантов из интернета — почему депутаты и чиновники годами сидят, засунув головы в задницы, как будто бы все нормально?

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире