Эти истории российской юриспруденции легко могли стать бестселлерами, если бы на них наткнулся какой-нибудь отечественный Джон Гришем, Труман Капоте или сценарист Netflix. Но на них наткнулась я, не преминув своекорыстно использовать, раз уж про выборы сегодня писать нельзя. Почитайте, это дико интересно.

Григорий Бондаревский, почетный доктор Мируцкого университета (Индия) и профессор Центра пограничных проблем Даремского университета (Великобритания), был одним из самых известных российских востоковедов-социологов, занимался доктриной информационной безопасности России, исследовал обстановку в Чечне. Он был награжден почетными знаками «За заслуги в развитии науки и экономики», почетным званием «Рыцарь науки и искусства», высшей наградой Индии — орденом Священного Лотоса и званием лауреата международной премии имени Джавахарлала Неру.

83-летний Бондаревский скончался в 2003 году после жестокого избиения в собственной квартире. Подозреваемого вычислили быстро — им оказался ранее судимый сын домохозяйки профессора Евгений Волков. По версии следователей, Волков зашел к Бондаревскому занять денег. Деньги профессор давать отказался, и это стало роковым решением. Волков избил его молотком, а пока пожилой профессор истекал кровью, обыскал жилище. Позже выяснилось, что поживиться убийце удалось всего 2 000 рублей. Кроме денег Волков забрал звезду с изображением Вернадского, два памятных значка, два мобильных телефона, орден Священного Лотоса (высшую награду республики Индия), крест с изображением Георгия Победоносца и медаль с изображением Джавахарлала Неру. До задержания он успел продать индийские ордена за 300 рублей и звезду с Вернадским — еще за 350.

Все скупщики украденного были найдены и на опознании уверенно показали на Евгения Волкова. При обыске в квартире Волкова была найдены одежда с пятнами крови, по группе совпадавшей с группой крови Бондаревского. Сразу после задержания убийца во всем сознался. Отсутствие алиби на момент убийства подтверждала поначалу и его мать.

Но адвокат Волкова Алексей Паршин добился рассмотрения дела в суде присяжных. На первом же судебном заседании адвокат внезапно представил суду алиби клиента, подтвержденное свидетелями защиты. По словам адвоката, в момент нападения на Бондаревского (примерно в полдень 10 августа) Волков находился дома. Об этом заявили его мать и соседи. А в 16 часов, когда, по версии следствия, он сбывал краденное, обвиняемый, по утверждаю свидетелей, был в гостях у своей знакомой. И произошло то, чего не ожидал никто. Голоса присяжных разделились поровну — 6 сочло Волкова виновным, и еще 6 — невиновным. В таких случаях решение выносится в пользу подсудимого. Убийцу профессора оправдали. Смерть 83-летнего ученого с мировым именем до сих пор считается нераскрытой. Адвокат Паршин — вообще личность в топовой адвокатуре известная. Он защищал отставного полковника ГРУ Квачкова и националиста Никиту Тихонова, осужденного за убийство Маркелова и Бабуровой, представлял интересы Рамзана Кадырова, когда тот засудил «Коммерсант». Однако в основном он занимается успешной адвокатурой в громких делах о «превысивших самооборону» людях, отбивавшихся от насильников и грабителей, и много выступает в СМИ на тему насилия над женщинами. О деле Бондаревского Паршин предпочитает не вспоминать.

Об убийстве профессора вообще вспоминали после суда над Волковым лишь однажды. Спустя год в МК появилась статья «Правосудие вприсядку», где в подробностях описывается другое удивительное судебное разбирательство. Игорь Поддубный и Евгений Бабков обвинялись в целом букете преступлений: организации преступного сообщества, контрабанде, отмывании, мошенничестве. Улик набралось на несколько десятков томов, однако обвиняемые опять-таки были оправданы присяжными. Причем в процессе судебного разбирательства были и угрозы и реальные избиения стороны обвинения. Однако по-настоящему проблему несправедливого оправдания Поддубного и Бабкова подняли, когда обвинитель после вынесения приговора зашла поужинать в соседний с судом кабак, и с удивлением обнаружила там адвоката подсудимых, Виктора Паршуткина, выпивающего вместе с тремя присяжными. А спустя неделю ей удалось заснять на видео «корпоративную вечеринку» Паршуткина уже с девятью присяжными и одним из преступников. После этого она добилась начала судебного разбирательства уже в отношении самого Паршуткина, о чем и сообщал автор статьи в МК, приводя попутно похожие сомнительные кейсы оправдания — включая дело о смерти профессора Бондаревского.

Интересна, кстати, здесь даже личность автора статьи — это не кто иной как Александр Хинштейн. Но личность адвоката Паршуткина интересна еще больше. Разбирательство, о котором пишет Хинштейн — не первое, где Паршуткин выступал не адвокатом, а обвиняемым. Ранее он был судим по делу о незаконной продаже детей в США (в тот период Паршуткин возглавлял Фонд содействия усыновлению детей-сирот), но наказания избежал. Избежал он его, по-видимому, и в деле о подкупе присяжных, потому что и поныне продолжает свою адвокатскую практику, которой тоже наберется не на один высокорейтинговый процедурал. Достаточно упомянуть последнее громкое дело Паршуткина — в прошлом году он защищал украинца Сергея Литвинова, которому предъявляли обвинение в убийстве не менее 30 мужчин, 8 женщин и 12-летней девочки в ходе его службы в составе батальона «Днепр» на территории Станично-Луганского района Луганской области Украины. Тогда Паршуткиным были получены и представлены доказательства отсутствия события преступлений, а судебная психолого-психофизиологическая экспертиза установила применение к Литвинову пыток. Уголовное дело было прекращено по реабилитирующим основаниям — «в связи с непричастностью Литвинова к инкриминируемым деяниям». Вдумайтесь, вот правда. 2015 год, Савченко, конфликт с Украиной — Паршуткин, на мой взгляд, совершил невозможное. Это уже не из сферы адвокатуры даже, а из сферы практической магии. Еще он защищал мэра г. Энгельса Саратовской области Михаила Лысенко по обвинениям в убийстве «вора в законе», хранении целого арсенала оружия, создании банды, похищении предпринимателя, покушении на жизнь и здоровье адвоката. Лысенко был оправдан. Паршуткин добился отмены Верховным Судом нашумевшего приговора о взяточничестве сельского учителя Ильи Фарбера. А жалобу Паршуткина по делу президента московской независимой школы журналистики Манану Асламазян, которую обвиняли в контрабанде валюты, удовлетворил Конституционный суд, и это не только помогло Асламазян, но и изменило правоприменительную практику по тысячам других дел.

Ну а чтобы вам не казалось, что этого недостаточно для бестселлера, интересы Паршуткина не ограничиваются одной юриспруденцией. Он — автор мистико-философского эссе «Великий обман или Симон Маг» (Москва, 2007 г.), книги-альбома«Архаичная символика ведийских славян». В селе Сканово Наровчатского района Пензенской области Паршуткин на свои средства создал музей истории и культуры буртас (так в летописях называли тех волго-окских славян до принятия ими христианства, которые проживали в междуречье трех впадающих в Волгу и Оку рек — Цны, Мокши и Суры).

Еще один живописнейший персонаж, чья фамилия заинтересовала меня из-за постоянного соавторства и сотрудничества с Паршуткиным — адвокат Елена Львова. Вообще-то госпожа Львова с детства хотела стать актрисой, и даже закончила Щепкинское, но потом решила все-таки заняться юриспруденцией, как и ее старшая сестра, Лариса, жена Генри Резника. Впрочем, актерский талант, как Елена признавалась в интервью, ей пригождался в адвокатуре множество раз. Дело об убийстве предпринимателя в Подольске не было выигрышным, но оно — готовый кинематографический сценарий. Львовой нужно было доказать, что ее подзащитный не умышленно, а машинально открыл крышку багажника, под прикрытием которой его приятель открыл стрельбу. Когда прокурор спросил обвиняемого, почему он открыл багажник, тот ответил: «Потому, что меня об этом попросили». Во время выступления в прениях Львова неожиданно подошла к секретарю суда и спросила: «Разрешите взять ваши сигареты?» «Пожалуйста», – ответила та, протягивая пачку. «Зачем вы это сделали?» – спросила Львова, взяв пачку. «Но вы же об этом попросили», – ответила секретарь. Присяжные приняли довод безоговорочно.

Львова участвовала в судебном процессе по делу ГКЧП, а также защищала участника октябрьских событий 1993-го года в столице, лидера коммунистов Анпилова — и в итоге на последнем судебном заседании Верховный Суд вынес решение о политической амнистии, и, как сказала юрист, это был один из самых счастливых дней в ее жизни. Львова была также одним из разработчиков тактики поведения президентской стороны в ходе подготовки импичмента Бориса Ельцина. В подзащитных у нее, как и других хороших адвокатов, настоящая солянка — защита Филиппа Киркорова по делу о «розовой кофточке», Василий Алексанян по делу ЮКОСа, интересы Платона Лебедева и Михаила Ходорковского.

Жаль, что медиазона с трудом поспевает описывать текущее положение дел в российской правоохранительно-судебной системе, куда там до архивных случаев. Такие лонгриды могли бы получиться.

Оригинал

Комментарии

41

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

tymopheevich 18 сентября 2016 | 20:52

Думаю, она опять хотела когонть пнуть. Резника, например, или того, кто отмазал украинца. Ведь нельзя же подумать, что Кристина озабочена всерьез нашим правосудием.


evgpekar 18 сентября 2016 | 22:12

а где Потупчик была когда лепили дело Савченко?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире