«Нас уже 100 000», встречает разноцветным баннером посетителей сайт «Партии прогресса» Алексея Навального. «Сто тысяч партийцев», восхитится случайный оппозиционер. «Сто тысяч?» испытает разумный скепсис любой другой человек. И действительно, ни к каким «партийцам» озвученная цифра отношения не имеет, обозначая лишь количество проголосовавших за все хорошее и против всего плохого на сайте РОИ. Реальное же количество сторонников, мягко говоря, чуть меньше. Достаточно лишь сказать, что на минувших выходных на выборах в центральный совет партии проголосовало лишь 443 из 691 партийца — количество, недостаточное даже говорить о том, что «мыздесьвласть», потому что даже для того, чтобы наполнить Госдуму, потребовалось бы не меньше 450 человек.

Ну а пока маячащие перед глазами сто тысяч разбиваются о несколькосотенную реальность, достаточно упомянуть, что четыре сотни сторонников партии выбрали в итоге десять членов центрального совета партии, где все те же оказались на манеже — эмигрировавший прочь из России Ашурков, который не то, что в деятельности партии публично толком не участвыет, а вообще сидит тише воды, ниже травы, пока по его персоне в России ведется расследование. Еще один эмигрант — Леонид Волков, самонадеянно координирующий из Люксембурга мероприятия оппозиции и администрирующий их страницы в социальных сетях. Любовь Волкова, о которой известно, пожалуй, только то, что она — нордическая блондинка. Владислав Наганов, на вопиющую политическую безграмотность которого в соцсетях не указал только ленивый. И так далее, и тому подобное — ничем не лучше безвременно почившего Координационного совета оппозиции, но мы же с вами помним, как закончил Координационный совет оппозиции?

В остальном ничего не меняется. Точнее, меняется конечно, но исключительно в рамках обычных противоречий самим себе. Полгода назад призывали к бойкоту выборов, сейчас — призывают к участию в них. Раньше во главе с Навальным требовали наложить на Россию санкции из-за Крыма, сейчас — обещают провести выборы в Крыму (автоматически признавая его российским) и попутно провести антикризисный (то есть, против того кризиса, который в том числе из-за санкций) марш.

То ли отнять, то ли поделить. То ли выборы, то ли бойкот. Политическую сменяемость в партии прогресса Навального обеспечивают не люди, но их требования и тезисы, стремительно меняющиеся вслед за настроениями своенравной и непостоянной российской оппозиции. Ну а пока в организации царят такие разброд и шатания, стоит ли удивляться, что количество членов партии не дотягивает не то, что до ста тысяч, но хотя бы и до пяти сотен? Вот вам и вся «сила интернета», где количество фолловеров не всегда эквивалентно реальной политической поддержке.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире