potupchik

Кристина Потупчик

06 декабря 2018

F

Хотите знать, как и почему на самом деле запрещают концерты по «черным спискам» ФСБ? На самом деле, никаких черных списков нет. Есть, как это обычно и бывает в России, две беды: дураки и законы.

Начнем с законов. А именно, с 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Как и многие прочие, этот закон – «резиновый». Натянуть его можно на все, что угодно, ибо он запрещает распространять для детей информацию, которая:
1) побуждает к опасным для жизни и здоровья действиям;
2) способная вызвать у детей желание курить, употреблять алкоголь и наркотики;
3) оправдывает насилие или жестокость к людям и животным;
4) отрицает семейные ценности, пропагандирует нетрадиционные сексуальные отношения и формирует неуважение к семье;
5) оправдывает противоправное поведение;
6) содержит мат;
7) порнографического характера;

Понятно, что закон написан так, что при желании под эти запреты можно подвести любого классика из школьной программы – хоть Пушкина с Гоголем, хоть Есенина с Маяковским. О типичной ротации радио и ТВ можно даже не вспоминать – и так понятно, что под винты попадет 90% эфира. И тут в дело вступают дураки.

Кампанию по борьбе с музыкантами развернул активист Дмитрий Раевский и его сайт «Научи хорошему», соратники проекта «КОБ-Медиа», основанного сторонниками «Концепции общественной безопасности «Мертвая вода»». Вдохновившая КОБ книга генерал-майора Константина Петрова в 2013 году была признана экстремистской, но это поборников нравственности не смущает.

— Необходимо разворачивать волну противодействия аморальным артистам шоу-бизнеса на региональном уровне, – пишут КОБовцы. – Сейчас процессы уже запущены в Питере, Томске, Тольятти и Якутии, и эту тенденцию необходимо развивать.

И даже прикладывают инструкции:
«Инструменты противодействия аморальным исполнителям на местном уровне:
1. Публикация петиции с требованием отменить концерт аморального исполнителя, чьи песни нарушают «Закон о защите детей от вредной информации».
2. Отправка заявлений в местные органы власти: Уполномоченному по правам ребёнка, в Департамент культуры, в Прокуратуру и Следственный комитет.
3. Рассылка информации о петиции и заявлениях по сообществам в соцсетях и местным СМИ, комментирование этого процесса журналистам с акцентом на необходимости защищать психику детей и культуру от информационной агрессии.»

И шлют. И добиваются успеха. Потому что закон резиновый. Вот, например, шлет свои письма «Тюменский областной родительский комитет»:

«В песнях «T-FEST», рэп-банды «ЛСП», панк-группы «ПОРНОФИЛЬМЫ» присутствует нецензурная лексика, содержатся откровенные призывы к асоциальному и деструктивному поведению. Внешний вид, мимика, пантомимика и поведение на сцене носят агрессивный, вульгарный и провокационный характер…. Обращаем также особое внимание, что 1 ноября в КТЗ «Байканур» планируется проведение сатанинского праздника «Хэллоуин» с участием группы «Райдо».

Участвуют в кампании в основном региональные порождения Ассоциации Родительских Комитетов и Сообществ (АРКС) – сторонники Кургиняна, отрицатели ВИЧ и адепты избивания детей. Их с КОБовцами амбиции выходят далеко за рамки нескольких музыкантов — они борются с прививками, с уроками «Стоп СПИД», компьютерными играми, ГМО и прочими хорошими вещами.

Чиновники реагируют на письма благосклонно. В Тюмени их поддержал местный омбудсмен Степанов, в Воронеже — детский омбудсмен Ирина Попова, которая «после обращений родителей» проанализировала тексты «Френдзоны» и Элджея, и направила запросы в правоохранительные органы. Со ссылкой на все тот же резиновый 436-ФЗ.

Аналогично поступил депутат заксобрания Ленинградской области Владимир Петров. В письме генпрокурору Чайке, он просил принять меры «по недопущению проведения официальных концертов рэперов до нормализации ситуации в молодежной среде».

А теперь вот отмену концертов под давлением властей обсудят в Госдуме – c рэперами, чьи концерты никто не отменял — Птахой, ST и Ромой Жиганом. Может, депутатам лучше заняться прямыми обязанностями и перечитать законы, которые позволяют устраивать этот беспредел?

Оригинал

Проснулась, а с утра прекрасные новости – банки требуют обоснования переводов на тысячу рублей и угрожают заблокировать карты, если не скинуть им подтверждающие документы – причем документы эти, если верить «Известиям» могут включать в себя письменное обоснование экономического смысла перевода средств, документы, подтверждающие происхождение денежных средств (расширенная выписка со вклада), письменное пояснение целей расходования денежных средств с карты и так далее.

Так вот, краткая памятка, для тех кому лень читать пресловутые статьи.

Центробанк говорит, что подобная практика незаконна, а Центробанку банки обязаны подчиняться.

Все, что имеет право потребовать у вас банк – это получить от вас подтверждение отправления денег или отказ от операции, причем подтверждение устное.

Если ваш банк внезапно сошел с ума и требует скинуть ему пачку документов или угрожает заблокировать вашу карту – знайте, что это незаконно. Можете смело говорить об этом банку и подавать жалобу в интернет-приемную ЦБ.

https://www.cbr.ru/Reception/Message/Register?messageType=Complaint

Кроме того, учтите, что раз это незаконно, то можно идти прямиком в суд.

P.S. Все еще доверяете деньги банкам и не носите их в сумке? АХАХАХАХАХА

Оригинал

Если судить по подробностям вчерашней встречи Кириенко с айтишниками, опубликованным на сайте РАЭК, тревожное ерзание digital-аналитиков себя не оправдало. Интернета по талонам не планируется, спасать от него детей вроде как тоже пока не станут.

Государство, в лице первого замглавы АП, вообще продемонстрировало удивительную по нынешним временам сдержанность и открытость диалогу — благо, в самом начале прозвучало, что стремление к понятным и прозрачным правилам — это одно, а вот навязывание путей развития — совершенно другое, а потому самые работающие правила — это те, которые выработали сами участники отрасли.

Убереглись даже геймеры — несмотря на участившиеся в последнее время призывы разнообразных мизулиных взять все, да и запретить. Более того, участники от игровой индустрии даже пожаловались на предвзятое отношение общественности и СМИ к компьютерным играм как потенциально опасным развлечениям. В этом вопросе Кириенко вновь сказал о саморегуляции, и предложил начать с объединения и выработки правил взаимодействия, возрастной маркировки игрового контента, повышения прозрачности отрасли. Да что там «запрещать», наоборот, собравшимся было предложено подумать, какие меры поддержки нужны игровой индустрии, чтобы игры из России вышли в мировые лидеры.

Кстати, открытка всем, кто считает, что именно в России самая беспросветная бюрократия. В ответ на предложение Кириенко открыть офис в России, представитель Facebook отметил, что «они работают над этим, но у них большая компания и сигналы долго проходят». ТАСС даже успел запросить комментарий у Facebook, но увы — «в настоящий момент ответ еще не получен». Долго проходят сигналы, чего уж там.

В целом все более, чем позитивно. «Государство хорошо понимает важность и значимость IT-отрасли. Более того, оно исходит из того, что эта отрасль является локомотивом экономического развития страны в целом». Звучали даже предложения о дополнительных налоговых льготах и прочих преференциях для IT-отрасли. А там, глядишь, и телеграм разблокируют. Чем черт не шутит?

Оригинал

Еще совсем недавно в России модно было искать национал-предателей, вредителей, пятую колонну и такое же по счету колесо телеги, везущей нас в светлое будущее. Поиски эти понемногу сошли на нет — и, кажется, я знаю, почему.

На днях стало известно, что Мосгорсуд досудебным решением судьи заблокировал крупнейшие научные интернет-библиотеки Sci-Hub и LibGen. Поводом стало коллективное обращение в суд научных издательств. Новость эта, в отличие от налога на колбасу, особого ажиотажа не вызвала. Многие даже высказались в духе, мол, «ачотакова, все по закону, правильно пиратов прищучили».

Чтобы оценить справедливость подобной риторики, нужно примерно понимать, как работают научные издательства. Стандартная модель такова — ученый зачастую сам платит изданию за публикацию своей статьи. А после того, как статья публикуется в рецензируемом журнале, изданию снова платят — теперь уже читатели. Чтобы прочитать одно исследование, нужно заплатить до нескольких десятков долларов. Но нормальному ученому обычно нужно ознакомиться с сотнями публикаций по своей теме. Дальнейшие расчеты произвести несложно. В России подписку на крупнейшие базы публикаций оплачивает государство — но с перебоями, не на все, и не всем.

В 2011 году студентка Александра Элбакян создала Sci-Hub — сайт свободного доступа к научным статьям. Сейчас в его базе более 60 миллионов статей, сайт ежемесячно отвечает на миллионы запросов ученых со всего мира. В 2016 году журнал Nature включил Элбакян в число десяти наиболее влиятельных персон в научном мире.

Переоценить роль этого и аналогичных проектов для научного мира трудно. Именно поэтому столь же трудно найти разумное объяснение коллективным стараниям Мосгорсуда и Роскомнадзора заблокировать сайт в России. Тем более, что благодаря все тому же Роскомнадзору редкий россиянин не знает о существовании VPN — и уж наверняка о нем знают ученые. В случае необходимости Россия прекрасно умеет игнорировать абсурдные иностранные требования и санкции — так почему же требование лишить российских ученых важнейшего инструмента их работы, исполняется Роскомнадзором с таким рвением?

И кто же здесь иностранный агент, вредитель и нацпредатель? Хотя много чести — считать Жарова умышленным вредителем. Все-таки, человек, который пишет в ТАСС колонку о необходимости привязать каждый мессенджер-аккаунт к телефонному номеру, и объясняет это своей боязнью покупать продукты в гипермаркете, а также досужими рассуждениями о том, что «экономика — это доверие» — это не вредитель, это попросту безграмотный человек. А вот почитал бы умных статей на сайхабе, может, поумнел бы.

Оригинал

Плохие новости в России отличаются разнообразием, но общий знаменатель у них почти всегда один — избирательность правосудия. Если «вверх» социальные лифты более-менее наладили, то «вниз» они все еще едут вразнобой — то падают, то вовсе не сдвигаются с места.

Самый простой пример — деятельность ФСИН. Новости об избиении Евгения Макарова и других заключенных ярославской ИК-1 появились в медиа в июле 2018 года. Сейчас по этому делу под стражей находится 15 сотрудников колонии. 2 ноября поступили сообщения, что избиения и пытки, вероятно, применялись и к заключенным ИК №3 в Угличе.

На днях в ярославской колонии снова избили заключенного. Надзиратели сломали человеку ребра и руку, а после того, как тот пожаловался прокуратуре, увезли его из больницы ИК №2 в неизвестном направлении. Впрочем, замглавы ФСИН Валерий Максименко пытки и избиения проблемой своего ведомства не считает: «После того как Макарова избили, он не допустил за полтора года ни одного нарушения. Вот тут и верь, пошло ему это на пользу или нет», – сказал Максименко.

А ведь заключенный, каким бы он ни был преступником — тоже человек. У него есть права. Да что там, кто из нас может поручиться, что не окажется за решеткой за лайк или репост какого-нибудь мема?

Впрочем, кому-то за решеткой достаются побои и пытки, а кому-то — красная икра. Как, например, Цеповязу, участнику банды Цапка. Убийца 12 человек, осужденный на 20 лет строгого режима, за решеткой ест крабов и шашлыки, и фотографируется на этих пиршествах, вальяжно развалившись на диване. Неплохой рацион за 77 рублей в день, формально выделяемых ФСИН на прокорм осужденного.

Неудивительно, что в лучшем случае впечатлительные молодые люди, начитавшись подобных новостей, пойдут на митинг, а в худшем (не дай бог) — взрывать ФСБ. А доблестные законодатели и правоприменители, вместо того, чтобы ликвидировать этот хамский правовой дуализм, станут, как Мизулина, требовать запрета компьютерных игр, или, как депутат Вострецов, предложат лишать родительских прав за походы детей на митинги.

Пытками во ФСИН правовой дуализм вовсе не ограничивается. Взять хоть новости о деанонимизации мессенджеров, каждый пользователь которых отныне должен будет, согласно постановлению правительства, подтверждать свой аккаунт через номер телефона. Несмотря на то, что мессенджером, по закону, считается любой сервис обмена сообщениями, формально являются таковыми лишь сервисы, включенные в реестр «Организаторов распространения информации». Вконтакте в реестре есть, Telegram — есть, а вот Facebook и Whatsapp отсутствуют. «Жопа есть, а слова нет». И закон этот будет работать примерно так же, как и другие аналогичные правила — то есть, никак.

Правовое поле должно быть единым, а правила — универсальными для всех. И пока этот принцип не соблюдается, всегда найдутся новые Цапки и Цеповязы, уверенные, что им причитается больше прав, и новые подрывники, которые будут отчаянными актами насилиями пытаться бороться за справедливость, обеспечивать которую должно государство.

Оригинал

Депутат Татьяна Плетнева сегодня прямо заявила: все зло — из комплюкторов. «Я была бы полностью согласна, чтобы вообще интернет ограничить, ведь все, что негоже, оттуда черпают наши и дети, и молодежь, и старики уже там сидят. Сплетни там всякие, вранье».
А меня вот дернул черт вчера посмотреть свежий выпуск шоу Гордона «Мужское и женское» по Первому каналу. Фабула такова: дети из многодетной семьи Алимахуновых из подмосковного города Долгопрудный уже несколько лет не ходят в школу. «Соседи в шоке от беспечности матери и считают, что она недостойна воспитывать своих детей. Но сама 47-летняя Чинара Алимахунова уверена, что ее вины здесь нет: ведь она обращалась в органы опеки, но никто не помог ей устроить детей в школу», стыдливо сообщается в аннотации.
На деле же ровно половина передачи посвящена тому, что Гордон, его соведущая и половина зала хором поносят женщину за бедность (она получает тысячу рублей за 14-часовую смену продавцом, и еще 10-12 в месяц получает ее муж-строитель). В качестве доказательства того, какая она отвратительная мать, приводят долг 8 тысяч за оплату аренды жилья.
«Вы пользуетесь детьми!», орет ведущая, узнав, что женщина поставила старшего сына на кассу, отойдя заплатить по взятому мини-кредиту. «Вы бухгалтер! Зачем вы берете мини-кредиты!». Женщина просто рыдает. Она не бухгалтер, алло, она овощами в палатке торгует.
«Почему вы не любите своих детей?! У нас в России бесплатная школа, бесплатное питание, все бесплатное!». На этом месте любой нормальный родитель расхохотался бы ведущим в лицо. Подключается некий «адвокат», который авторитетно заявляет: «Да не могли им отказать из-за отсутствия регистрации». Да ты какой умный, смотрите-ка. Но им отказали! Более того, когда женщина все-таки сходила в опеку, ей заявили, что могут устроить детей только в школу-интернат, и надо быть готовой к тому, что их после этого изымут.
Но ведущие хором продолжают винить не чиновников, а мать, попрекая ее непростым финансовым положением. Конечно, не могут же дети не ходить в школу из-за равнодушия соцслужб. Во всем виновата задерганная женщина, которая проводит по 14 часов на ногах за тысячу рублей в день.
Итоги этого обыкновенного безумия подвела очередная гостья из зала, которая авторитетно пожурила героиню за то, что она плохая мать, и резюмировала: «Надеюсь, вы сейчас после эфира перекроите себя на 360 градусов». Дуре даже невдомек, что 360 градусов — это полный круг, сделав который оказываешься в исходной точке. Зато в школу, наверняка, ходила.
Так что депутатам я бы подарила телевизор и включала бы на каждом заседании. Потому что такого кромешного позорища в интернете я что-то ни разу не видела. В сорок минут вечернего шоу Гордон с Первым каналом умудрились упаковать такое количество аморальности и стыдобы, что никакой интернет никогда с этим не сравнится. Если уж депутаты борются за нравственность, то закрывать надо Первый канал, а не интернет.

Оригинал

Даже не знаю, с чего начать. Дорогой интернет, мне только что звонил и угрожал Филипп «Дока-2» Гросс-Днепров.

Впрочем, сперва он заявил, что «при власти». А далее, цитирую: «я просто не люблю звонить куда надо и решать эти вопросы ТАК».

Как только я положила трубку, мне начали один за другим звонить незнакомые номера и спрашивать «а это морг?», «оставляли заявку в клинику спасения?», «а это наркологическая клиника?»

Так вот, дорогой Филипп. Со мной эти автодозвоны и приемчики из девяностых не прокатят. Во вчерашнем тексте я очень корректно выразила свою оценку: ««эксперт» Филипп Гросс-Днепров, засветившийся в эфире у Владимира Соловьева с рассказом про несуществующую компьютерную игру, где можно «вынимать кишки в декорациях школы».»

А сейчас выражусь конкретнее. Вы назвались у Соловьева «интернет-экспертом», хотя на самом деле вы выступили с позиции врага интернета. Вы использовали трагедию в Керчи для того, чтобы повысить свою медиацитируемость за счет дешевых страшилок. Ваша позиция не просто уводила внимание общества от реальных причин трагедии — вы аргументировали ее банальными фейками. Вы продемонстрировали крайнюю некомпетентность в вопросе. А когда интернет начал потешаться над вашими словами, вы стали угрожать комментаторам кибер-полицией и спецтюрьмой, и называть геймеров олигофренами. Это ваши слова, не мои. А теперь вы дошли до того, что лично пытались запугать меня за то, что я упомянула в своем тексте о вашем факапе.

Когда Путин вносил поправки в ст.282 УК РФ, он упомянул, что это «исправление маразма». Это очень, очень важный и своевременный тренд — признавать и исправлять маразм там, где он есть. Умный человек проводит работу над ошибками и самосовершенствуется. А вы предпочли отстаивать собственную чепуху бандитскими методами. Ну так пусть интернет, от имени которого вы считаете себя в праве говорить, знает об этом — на случай, если вы вдруг попытаетесь претворить свои угрозы в жизнь.

Оригинал

Удивительно, как керченская трагедия всего за пару дней превратилась в удобный способ заработка. Медиаперсоны торопятся заработать на ней социальный капитал и цитируемость, СМИ торопятся заработать популярность и посещаемость, при том что и тем, и другим плевать на то, какой ценой достается им этот заработок.

Должна же существовать хоть какая-то этика понимания последствий собственных действий? Если ты ни черта в произошедшем не понимаешь, если ты не психолог-девиантолог, да что там – если у тебя банально здравый смысл ампутирован, ну куда ж ты лезешь свиным рылом?

«Чувак псих, убил 21 человек, любил маньяков из игр, любимая песня Король и Шут «Мертвый Анархист». Что еще надо знать?» – спрашивает у себя в твиттере «эксперт» Филипп Гросс-Днепров, засветившийся в эфире у Владимира Соловьева с рассказом про несуществующую компьютерную игру, где можно «вынимать кишки в декорациях школы».

«Надо закрывать сайты в интернете, связанные с компьютерными играми, чтобы молодежь не ломала себе психику. Роскомнадзор уже запретил «группы смерти» и группы руферов. Точно так же нужно поступать и с играми», — вторит ему депутат Евгений Марченко.

«Это новое зло пришло вместе с интернетом, блокбастерами, где в течение одного сеанса людей убивают десятками. Все это формирует у зрителей чувство вседозволенности, которое и может приводить к таким страшным последствиям», — не унимается Председатель Госсовета Крыма Владимир Константинов.

СМИ охотно публикуют всю эту ересь далеких от психологии и педагогики людей, потому что понимают, какой кликбейт их ждет после таких публикаций. Это же так потенциально – охота на ведьм.

Можно бесконтрольно направлять общественный гнев, публикуя в открытом доступе фото и соцсети подростков, совершенно непричастных к трагедии.

Можно использовать старый добрый ход «да они ж сектанты», подслушанный у какой-то престарелой соседки семьи стрелка. В итоге выясняется, что парню запрещали любые развлечения – и вроде как версия становится рабочей. Ровно до тех пор, пока на следующий день патриарх Кирилл не разносит в пух и прах подростковое «стремление к удовольствию».

«Да это все компьютер виноват», заявляет отец, который много лет назад ушел из семьи, а до того пугал соседей прогулками по двору с саблей. «Обещал перестрелять преподов», — доверительно рассказывают однокурсники. Впрочем, именно дети-то поумнее взрослых будут. Потому и добавляют: «А кто не обещал?».

То-то и оно, что все мы в сердцах обещали уничтожить все на свете, все играли в игры, все смотрели блокбастеры. Это не причина проблем. Вы же не станете считать причиной то, что ровно за год до стрельбы в Керченском политехническом колледже сотрудники Росгвардии рассказывали его студентам о правилах обращения с оружием? Инспектор Росгвардии Николай Влащук показывал ученикам разные виды оружия, рассказывал, как с ним обращаться и хранить, и как получить лицензию на его ношение.

Трагедия произошла не из-за игр, не из-за инспектора Росгвардии, не из-за сект и не из-за «недосмотра». Эволюция человеческого общества, развитие архитектуры наших отношений друг с другом и с внешним миром вынуждены меняться гораздо быстрее, чем предусматривает пластичность человеческого мозга. Человеческие детеныши взрослеют медленнее всех других видов, и сталкиваются сейчас, пожалуй, с беспрецедентным стрессом взросления и входа во взрослую жизнь. И вместо того, чтобы помочь им, поддержать, объяснить то, как устроены основные психологические внутренние конфликты, семья, государство и общество занимаются коллективным насилием над маленьким человеком. У вас же даже секс-просвет табуирован, и подростку неоткуда узнать про то, как влияет на его тело и на его мысли гормональная перестройка организма. Психология и психологическая помощь де-факто стигматизированы, школьный психолог исполняет функции в лучшем случае мебели, а в худшем — надсмотрщика и доносчика.

Глава Крыма Аксенов сходу заявил — «этого нелюдя» не включаем в число погибших. Парня ведь и в число живых при жизни не включали. Чего теперь глотку драть.

Оригинал

Тихий немецкий алкоголик Карл Маркс породил однажды мысль, что экономика первична, что экономика – это базис. И сто лет после этого весь политический дискурс пытались выстраивать, исходя из данного весьма спорного тезиса. Достаточно посмотреть на то, как Европа, вопреки здравому смыслу и собственным экономическим интересам, поддерживает антироссийские санкции, как сразу становится понятно, что в мире постмодернизма прагматичные резоны давно не в чести.

Однако, инерция мышления чудовищна, и поэтому многие вопросы современной политики представляют собой противоестественные гибриды рациональных и эмоциональных аргументов. Например, хайп, который поднялся вокруг установки в центре Москвы памятнику узбекскому вождю и рулевому — Исламу Каримову. Авторы протестной петиции одновременно упирают на узурпацию им власти и всяческое внутриузбекское беззаконие его режима, а с другой – ноют, что, дескать, ставится он за счет московских налогоплательщиков.

Последнюю реплику мы с негодованием отметаем как неорганизованную — памятник передан в дар Москве узбекской стороной, а вот со всем прочим давайте разбираться.

Понятное дело, что монумент недавно почившему лидеру соседнего государства ставится не потому, что он был приятный во всех отношениях верный друг России. Будь Узбекистан бесправным угодливым доминионом, никакой нужды в подобном действии не было бы в принципе. Нет, это равноправный партнер, со своими собственными интересами, иногда пересекающимися с нашими, и именно в плоскости гуманитарного символизма лежат перспективы дальнейшей российско-узбекской дружбы.

И речь идет не только и не столько об этом многострадальном памятнике. Можно сколько угодно говорить об экономическом сотрудничестве, о том, что Россия строит Узбекистану атомные станции, что товарооборот растет по 30 процентов за год, что за тысячу перевалило число узбекских компаний с российским капиталом и прочее, и прочее, но главный индикатор нашей дружбы с узбеками – это то, что чайхана ныне в Москве на каждом углу. А также продажа сувенирных тюбетеек, дни Гоголя в Ташкенте и смешанные узбеко-русские браки.

Мелочи, подумаете вы, и будете неправы! Ибо прошло время, когда с соседями можно вести себя с позиции чванливой метрополии. С Украиной доигрались, так не надо повторять это со Средней Азией. Тем более, что Узбекистан – это защита России как от наркотрафика Афганистана и его безумных талибов, так и от радикального исламизма, с которым успешно боролся именно Ислам Каримов. Да, у либералов до сих пор рвет душу от подавления беспорядков в Андижане, но, простите меня, это был вооруженный мятеж, причем известно кем инспирированный. И неужто Каримов должен был сложить лапки и, в конечном итоге, позволить превратить свой цветущий край в зону постоянного насилия и террора, где дети идут в шахиды, а женщина не может выйти на улицу без платка?

Да, нам, всё-таки европейской державе (уж простите, Ильин и Гумилев) трудно осознать все перипетии узбекской политики с её практически наследственной властью и сложной системой влияния авторитета. Но в активе Узбекистана, как минимум, два больших плюса – уже упомянутый щит от ещё более чуждой, более того, враждебной нам культуры, и, в принципе, позитивное отношение к России, выпестованное ещё в Советском Союзе.

И если мы не хотим, чтобы отдельные эксцессы русофобии, которые активно раздувают опять же известные силы, стали нормой, поставить один памятник – не такая уж и большая цена…

В Саратове от нехватки лекарств умерла 28-летняя девушка-диабетик. Льготные препараты она должна была получать за госсчет, но саратовский минздрав их просто не закупил. Денег, чтобы приобретать их самостоятельно, у девушки просто не было.

Скандал уже дошел до Кремля, а в регионе продолжают делать круглые глаза — как же так, мол, мало жаловалась, неактивно, ничего не знали. Прокуратура засуетилась, врачей в поликлинике опрашивают — как будто эти врачи виноваты, что саратовскому минздраву на людей положить.

Эта девушка была бы сейчас жива, если бы в регионе нашлись люди, которым не все равно на ее судьбу — как и на судьбу других саратовских инвалидов-льготников. Но местные чиновники не просто плевать хотели на граждан — они сделали так, чтобы за простых людей вообще было некому заступиться.

В начале года саратовский минздрав, прокуратура и суд объявили войну региональному обществу больных диабетом. Общество отстаивало интересы пациентов, добивалось для них лекарств, ругалось с бюрократами за права подопечных — а чиновникам это очень не нравилось. В итоге защиту инвалидов признали «политической деятельностью», и под этим предлогом записали НКО в «иностранные агенты», затаскали по судам и оштрафовали на 300 тысяч рублей (плюс еще на 50 тысяч оштрафовали главу общества).

А все это время медленно умирала от нехватки лекарств молодая девушка. Сначала саратовские чиновники убили гражданское общество. Теперь они убили человека.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире