18:14 , 16 сентября 2015

Адвокат — инородное тело для российского правосудия

Когда 9 сентября 2015 года судья Северо-Кавказского окружного военного суда Олег Волков вышел из  совещательной комнаты и огласил решение о моем «освобождении от участия в процессе», я подумала о том, что дело предпринимателя Сергея Зиринова , которым я занималась последние два года и которое представлялось мне одним из самых интересных и сложных в моей адвокатской практике , оказалось еще более сложным, чем я себе представляла.

Как только судья Волков закончил читать постановление, я подошла к своему подзащитному Зиринову и сказала: «Ничего не поделаешь, такое у нас правосудие, но  ничего не остается, как бороться дальше». В стеклянной клетке -аквариуме, кроме Зиринова  — еще пять человек. Все они были возмущены тем, что подобное произошло: единственного защитника Зиринова удалили из процесса за то, «что адвокат зарождала сомнение у присяжных заседателей относительно достоверности доказательств стороны обвинения».
Судья Волков объяснил Зиринову, что у него есть пять дней для заключения соглашения с новым адвокатом, а если он такого не найдет, то суд сам представит ему адвоката по назначению(государственного).
После оглашения, судья вызвал в зал заседания присяжных и разъяснил им , что отстраняет адвоката Ставицкую за «неподчинение распоряжениям председательствующего».

Вот так, по желанию судьи, а не по закону, адвокат был отстранен от дела через полтора месяца после начала процесса. Отстранен за то, что посмел поставить под сомнение доказательства стороны обвинения. Не секрет, что суд в России не является независимым институтом, он тесно связан и фактически— филиал следствия и прокуратуры. Единственным институтом, который до последнего времени противостоял этому альянсу  — был институт адвокатуры. Но с независимыми адвокатами идет борьба изнутри и снаружи: адвокатами все больше и больше становятся экс-прокуроры, судьи и  следователи, которые формально называясь адвокатами, по сути продолжают свою прежнюю деятельность.
Еще более тонкую и изощренную борьбу с адвокатами ведут судьи и следователи, пытаясь всеми правдами и неправдами отводить из процессов неугодных , слишком активных защитников.
По закону «освободить адвоката из процесса» можно только по основаниям четко описанным в УПК, но никак не связанным с тем, что адвокат «ставит под сомнение доказательства обвинения», потому что именно в этом и заключается смысл его работы .
Я на сто процентов уверена, что ничуть не нарушила закон, я всего лишь защищала своего подзащитного, доказывая присяжным его невиновность, в которой сама уверена на те же сто процентов.

Кто такой Сергей Зиринов? 40-летний доктор экономический наук и успешный бизнесмен, создавший в Краснодарском крае свою бизнес-империю, которая безусловно, приглянулась людям в погонах.

И , как это часто бывает в России , ему предложили «поделиться бизнесом» в обмен на отсутствие неприятностей. Зиринов отверг эти предложения, не представляя, чем это для него может обернуться.

Те, кто «заказали» Зиринова, просчитали на несколько шагов вперед: они не стали возбуждать против него дело по пресловутой экономической 159 статье ( «мошенничество»)— ведь это могло бы вызвать большой резонанс в прессе и обществе, и Зиринова стали бы защищать, как жертву «рейдерского наезда», но  они обвинили Зиринова в создании банды, четырех убийствах и покушении. При таком раскладе — трудно было ожидать, что даже за владельца аквапарков, ресторанов и гостиниц, кто-либо вступится.
Когда мне предложили это дело, я долго думала, прежде чем за него взяться— я не защищаю обвиняемых в убийстве.
Но почитав дело, я поняла, что его искусственно создавали под Зиринова .Я поняла, что он невиновен и что я хочу защитить этого человека. И теперь судья Волков одним росчерком пера лишил меня возможности доказать присяжным невиновность Зиринова.
Я никогда не работала в советском суде, я пришла в адвокатуру в 1997 году, когда суды руководствовались российскими , а не советскими законами.

В советское же время суд не был арбитром между сторонами. Суд не только разрешал дела, он также выполнял функции обвинения. Это было в соответствии с УПК РСФСР.

К сожалению, современные суды семимильными шагами приближаются к советскому правосудию. Судьи, не стесняясь пишут в официальных судебных решениях, что адвокаты подрывают воспитательное воздействие судебного разбирательства, и не могут ставить под сомнение доказательства стороны обвинения. Именно это и написал судья Северо-Кавказского окружного военного суда в постановлении о моем удалении из процесса. Судья, видимо считает, что адвокат должен «слиться в экстазе» с прокурором и весь процесс нахваливать представляемые им доказательства. А в конце процесса, желательно, чтобы адвокат согласился с речью обвинителя и попросил суд как можно строже наказать своего подзащитного.

Я далека от мысли, что судьи не понимают разницу между адвокатом и прокурором. Но то, что происходит с современным правосудием позволяет констатировать, что суды живут по  советским законам, где суд и прокурор — это единое целое, они заменяют и дополняют друг друга, а адвокат — инородное дело в этой системе отношений и цель суда от него избавиться и по возможности заткнуть адвокату рот.

Отстранение адвоката из процесса по желанию судьи, лишь потому, что он  активно осуществлял защиту— яркая иллюстрация стремления судей вернуться во времена до принятия концепции судебной реформы начала 1990-х годов, которая как раз и  декларировала состязательность сторон в процессе, независимость судебной власти и восстановила институт суда присяжных.
История, которая произошла 9 сентября 2015 года в Северо-Кавказском окружном военном суде перестала быть только историей адвоката Ставицкой и Сергея Зиринова, эта история касается российского адвокатского сообщества.

Судья Олег Волков создал опасный прецедент , который должен разбудить адвокатское сообщество. Что я имею в виду?
Нужно добиваться изменения законодательства, чтобы защитить адвокатов от самодурства судей.
Иначе каждого адвоката , который выберет активную тактику защиты можно будет легко «выбить из седла».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире